КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 ноября 2012 г. N 2348-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ЭКСИМА"
НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПУНКТОМ 5
ЧАСТИ 3 СТАТЬИ 311 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "ЭКСИМА",

установил:

1. Решением Арбитражного суда Московской области от 30 декабря 2009 года было удовлетворено требование ОАО "Сбербанк России" к ООО "ЭКСИМА" об обращении взыскания на заложенное имущество. Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 июля 2010 года, это решение отменено и в удовлетворении требования ОАО "Сбербанк России" отказано. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 года ОАО "Сбербанк России" отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора данных постановлений с указанием на возможность их пересмотра по новым обстоятельствам, в частности на основании правовой позиции, содержащейся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2011 года N 13819/10, по такому же вопросу.

В связи с этим ОАО "Сбербанк России" обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре его постановления от 25 марта 2010 года в процедуре, введенной постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14 и позволяющей пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам в соответствии с пунктом 1 статьи 311 АПК Российской Федерации судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в том числе принятом по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Десятый арбитражный апелляционный суд, следуя изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января 2010 года N 1-П правовой позиции, согласно которой пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу, на основании положений статей 311 и 312 АПК Российской Федерации в их истолковании постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14 предполагает необходимость прямого указания Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации на возможность придания обратной силы приведенному в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкованию норм права, определением от 17 августа 2011 года в удовлетворении заявления ОАО "Сбербанк России" отказал, однако постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 октября 2011 года данное определение отменено, а дело направлено в Десятый арбитражный апелляционный суд для повторного рассмотрения указанного заявления ОАО "Сбербанк России". При этом суд руководствовался пунктом 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 года N 52, согласно которому содержащееся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятых до даты опубликования данного постановления, положение о том, что "толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел", может рассматриваться в качестве указания на возможность пересмотра судебных актов в силу обстоятельства, предусмотренного в пункте 5 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2011 года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 апреля 2012 года, заявление ОАО "Сбербанк России" о пересмотре по новым обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года было удовлетворено, а оспариваемое постановление - отменено по новым обстоятельствам. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не нашел оснований для удовлетворения заявления ООО "ЭКСИМА" о пересмотре этих постановлений в порядке надзора (определение от 5 июля 2012 года).

В результате определением Десятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2012 года производство по апелляционной жалобе ООО "ЭКСИМА" на решение Арбитражного суда Московской области от 30 декабря 2009 года, которым были удовлетворены требования ОАО "Сбербанк России" к ООО "ЭКСИМА" об обращении взыскания на заложенное имущество, было возобновлено, однако определением того же арбитражного суда от 3 октября 2012 года производство по апелляционной жалобе было приостановлено по ходатайству ООО "ЭКСИМА" в связи с его обращением в Конституционный Суд Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "ЭКСИМА" оспаривает конституционность пункта 5 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации, которым к числу новых обстоятельств, являющихся основанием пересмотра судебных актов по правилам главы 37 АПК Российской Федерации, отнесено определение либо изменение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства.

По мнению заявителя, это законоположение - в смысле, приданном ему толкованием высшего суда в системе российских арбитражных судов, содержащимся в пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 года N 52 "О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам", - допускает пересмотр по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов, если в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятом до даты опубликования названного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, закрепляется иная практика применения правовых норм и содержится указание на то, что толкование этих правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Заявитель утверждает, что именно в таком истолковании оспариваемое законоположение привело в его деле к пересмотру вступившего в законную силу судебного акта по новым обстоятельствам - без учета правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, чем были несоразмерно ограничены его права, гарантированные статьями 4 (часть 2), 10, 15, 18, 46 (часть 1), 54, 120 (часть 1), 127 и 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Обращаясь в Постановлении от 21 января 2010 года N 1-П по делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 170, пункта 1 статьи 311 и части 1 статьи 312 АПК Российской Федерации к вопросам об основаниях пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам и о сроке подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам - в истолковании соответствующих законоположений Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в его постановлении от 12 марта 2007 года N 17 (в редакции постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14) - и опираясь на правовые позиции, выраженные в постановлениях от 25 апреля 1995 года N 3-П, от 15 июля 1999 года N 11-П и от 11 ноября 2003 года N 16-П, а также с учетом практики Европейского Суда по правам человека, Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал следующие правовые позиции.

Вытекающее из статьи 127 Конституции Российской Федерации правомочие Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации давать разъяснения по вопросам судебной практики направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы, который основан на предписаниях статей 15 (часть 1), 17, 18, 19 и 120 Конституции Российской Федерации и реализация которого в процессуальном регулировании обеспечивается установленной законом возможностью отмены судебных актов, в том числе в случае их расхождения с актами высшего суда в системе арбитражных судов Российской Федерации, дающими разъяснения по вопросам судебной практики.

Осуществление Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации этого правомочия объективно не может не основываться на вырабатываемых им правовых позициях, содержащих толкование разъясняемых положений законодательства. Отрицание права Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации давать на основе обобщения судебной практики абстрактное толкование применяемых арбитражными судами норм права и формировать соответствующие правовые позиции означало бы умаление его конституционных функций и предназначения как высшего суда в системе арбитражных судов, притом что он не вправе выходить за пределы своих полномочий, определяемых Конституцией Российской Федерации и федеральными конституционными законами, и вторгаться в компетенцию других органов государственной, в том числе судебной, власти.

В названном Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14 разъяснен процессуальный механизм, дающий возможность пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам вступивший в законную силу судебный акт, который оспаривается заявителем в порядке надзора, если он основан на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия была определена (или изменена) в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора с учетом сформировавшейся практики, в том числе исходя из правовых позиций, сформулированных Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; этот процессуальный механизм, с одной стороны, позволяет повысить эффективность института пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, освобождая Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от рассмотрения дел, разрешение которых должно быть основано на уже выработанной Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации правовой позиции, а с другой стороны, расширяет для лиц, участвующих в деле, возможность, обращаясь к данному Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации толкованию норм права, добиться защиты своего права или законного интереса в других арбитражных судах.

Исходя из общеправового критерия формальной определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы (формальной определенности закона), обусловленного природой нормативного регулирования в правовых системах, основанных на верховенстве права, непосредственно вытекающего из закрепленных Конституцией Российской Федерации принципа юридического равенства (статья 19, части 1 и 2) и принципа верховенства Конституции Российской Федерации и основанных на ней федеральных законов (статья 4, часть 2; статья 15, части 1 и 2), Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что придание толкованию норм права на основе обобщения судебной практики характера правовой позиции, имеющей обратную силу, - в рамках процедуры, введенной постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14, - допустимо только при наличии специального указания на это, которое должно быть выражено Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации формально определенным образом, ясно и недвусмысленно, соответственно, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов, вступивших в законную силу, на основании положений статей 311 и 312 АПК Российской Федерации в их истолковании постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14 предполагает необходимость прямого указания в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на возможность придания приведенному в нем толкованию норм права обратной силы.

Конституционный Суд Российской Федерации также обратил особое внимание на обязанность арбитражных судов исходить из того, что правовые позиции, сформулированные как Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, так и Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, действуют с обратной силой при наличии, однако, не допускающего произвольное придание истолкованному законоположению обратной силы специального указания Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и при условии, что такое указание не предопределяет решение компетентного арбитражного суда в процедуре возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам; кроме того, предполагается, что на применение правовой позиции, сформулированной при толковании норм права в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и определяющей смысл нормативного регулирования, не могут не распространяться общие принципы действия норм права во времени, в пространстве и по кругу лиц, в частности вытекающая из статьи 54 (часть 1) Конституции Российской Федерации недопустимость придания обратной силы нормам, ухудшающим положение лиц, на которых распространяется их действие, в том числе при рассмотрении дел в процедуре главы 37 АПК Российской Федерации.

3. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 8 ноября 2012 года N 25-П, с момента вступления в силу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января 2010 года N 1-П (т.е. с момента его провозглашения), повлекшего в том числе принятие Федерального закона от 23 декабря 2010 года N 379-ФЗ, которым в арбитражное процессуальное законодательство был внесен ряд изменений, положения статей 311 и 312 АПК Российской Федерации подлежат истолкованию и применению арбитражными судами только в выявленном Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правовом смысле, независимо от времени принятия Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановлений, содержащих правовые позиции, выступающие основаниями пересмотра судебных актов; суды общей юрисдикции и арбитражные суды, независимо от того, в какой процессуальной стадии находится на рассмотрении конкретное дело, с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, содержащего конституционно-правовое истолкование нормы (примененной или подлежащей применению в данном деле), опровергающее прежнее ее истолкование, в том числе приданное ей разъяснениями высших судебных инстанций, не вправе не исполнять постановление Конституционного Суда Российской Федерации, - иное означало бы неисполнение требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющие свою силу и сформулированные применительно к нормативным положениям, регламентирующим основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в истолковании, данном в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 марта 2007 года N 17 (в редакции постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2008 года N 14), в силу универсальности положенных в их основу принципов справедливости и верховенства права могут быть распространены и на законодательное регулирование оснований пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам, установленных в пункте 5 части 3 статьи 311 АПК Российской Федерации.

Соответственно, с момента вступления в силу Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 января 2010 года N 1-П арбитражные суды не вправе применять оспариваемые положения статьи 311 АПК Российской Федерации в каком-либо ином, отличном от выявленного Конституционным Судом Российской Федерации смысле.

Таким образом, вопрос, поставленный заявителем, уже был, по существу, разрешен Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющих свою силу постановлениях, что является основанием для отказа в принятии к рассмотрению жалобы ООО "ЭКСИМА".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "ЭКСИМА", поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области