ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 октября 2019 г. N АПЛ19-364

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Рыженкова А.М., Горбачевой Е.А.,

при секретаре

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью Производственно-коммерческая фирма "Термодом" о признании частично недействующим абзаца третьего подпункта "в" пункта 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861,

по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью Производственно-коммерческая фирма "Термодом" на решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 июля 2019 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью Производственно-коммерческая фирма "Термодом" С., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя Правительства Российской Федерации М., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

в целях содействия развитию конкуренции на рынке производства и сбыта электрической энергии, защиты прав потребителей электрической энергии и в соответствии со статьями 20, 21, 25 и 26 Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике) Правительство Российской Федерации постановлением от 27 декабря 2004 г. N 861 утвердило Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям (далее также - Правила).

Нормативный правовой акт официально опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 27 декабря 2004 г., N 52 (часть 2), "Российской газете" 19 января 2005 г.

Правила, как следует из их пункта 1, определяют порядок и особенности технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам (далее - энергопринимающие устройства), к электрическим сетям, регламентируют процедуру присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям сетевой организации (далее - технологическое присоединение), определяют существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям (далее также - договор), устанавливают требования к выдаче технических условий, в том числе индивидуальных, для присоединения к электрическим сетям, порядок проведения проверки выполнения заявителем и сетевой организацией технических условий, критерии наличия (отсутствия) технической возможности технологического присоединения и особенности технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей посредством перераспределения максимальной мощности между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а также особенности отказа потребителей электрической энергии от максимальной мощности в пользу сетевой организации.

Согласно абзацу третьему подпункта "в" пункта 16 Правил договор должен содержать ряд существенных условий, в частности положение об ответственности сторон за несоблюдение установленных договором и Правилами сроков исполнения своих обязательств, в том числе обязанность сторон договора при нарушении срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению, предусмотренного договором, в случае если плата за технологическое присоединение по договору составляет 550 рублей, уплатить другой стороне договора неустойку, равную 5 процентам от указанного общего размера платы за технологическое присоединение по договору за каждый день просрочки (а в случае если плата за технологическое присоединение по договору превышает 550 рублей, уплатить другой стороне договора неустойку, равную 0,25 процента от указанного общего размера платы за каждый день просрочки), при этом совокупный размер такой неустойки при нарушении срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению заявителем не может превышать размер неустойки, определенный в предусмотренном данным абзацем порядке за год просрочки.

Общество с ограниченной ответственностью Производственно-коммерческая фирма "Термодом" (далее - ООО ПКФ "Термодом", Общество), основной целью экономической деятельности которого служит извлечение прибыли, осуществляет технологическое присоединение многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости к сетям инженерно-технологического обеспечения в соответствии со статьей 18 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании частично недействующим абзаца третьего подпункта "в" пункта 16 Правил, ссылаясь на несоответствие оспоренного положения в части взыскания неустойки, рассчитанной от общего размера платы за технологическое присоединение по договору за каждый день просрочки, пунктам 1, 2 статьи 1, пункту 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также - ГК РФ), и нарушающим принципы равенства гражданских прав, свободы договора, право на соразмерность штрафных санкций размеру возникших убытков кредитора вследствие неисполнения обязательств, а также позволяющим злоупотреблять правом.

В обоснование заявленного требования ООО ПКФ "Термодом" указало, что применение мер гражданско-правовой ответственности в форме неустойки, рассчитанной от всей суммы договора, уже оплаченной заказчиком, нарушает принцип равенства сторон гражданских правоотношений, поскольку к моменту технологического присоединения договор заявителем уже оплачен, то есть сетевая организация не несет таких затрат, которые были бы вызваны неоплатой договора. Административный истец несет ответственность в виде неустойки, рассчитанной от суммы всего договора, за нарушение срока оплаты по договору, а сетевая организация - в рамках оплаченной ей суммы лишь за нарушение сроков выполнения мероприятий по технологическому присоединению. Ставка, по которой взыскивается неустойка по договору технологического присоединения многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости к сетям инженерно-технического обеспечения, заключенному между ООО ПКФ "Термодом" и сетевой компанией согласно оспариваемым положениям Правил, составляет 91,25 процента годовых, что почти в 9 раз превышает ключевую ставку Центрального банка Российской Федерации, в соответствии с которой применяются штрафные санкции на основании статьи 395 ГК РФ. Кроме того, указанная ставка применяется ко всей сумме договора технологического присоединения, вне зависимости от понесенных убытков и потерь; при расчете неустойки от всей суммы договора, а не от фактической суммы задолженности штрафные санкции применяются также и к исполненным обязательствам по договору. В связи с этим ООО ПКФ "Термодом" вынуждено нести ответственность, рассчитанную не от стоимости нарушенных обязательств (в частности, затраты на выполнение заказчиком мероприятий по технологическому присоединению, как правило, меньше цены договора), а от стоимости обязательств по оплате, которые им уже были исполнены.

Нарушение своих прав в сфере предпринимательской деятельности Общество усматривает в том, что приведенные выше обстоятельства налагают на него необоснованно завышенный объем финансовых обязательств, а следовательно, значительная часть его прибыли как коммерческой организации будет расходоваться на погашение штрафных санкций, которые несопоставимы с реальными убытками.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 15 июля 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления ООО ПКФ "Термодом" отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда, как незаконное и необоснованное, вынесенное без учета конкретных обстоятельств по делу, принять по административному делу новое решение, которым удовлетворить заявленное требование о признании абзаца третьего подпункта "в" пункта 16 Правил не действующим в части взыскания неустойки, рассчитанной от общего размера платы за технологическое присоединение по договору за каждый день просрочки. Не оспаривая по существу законность введенных в оспоренном правовом положении штрафных санкций, просит снизить их размер в целях соблюдения баланса интересов обеих сторон договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям при исполнении ими взятых на себя обязательств.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на нее представителя Правительства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены решения суда не находит.

Полномочия Правительства Российской Федерации как высшего исполнительного органа государственной власти определены Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", статьей 23 которого установлено, что Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Акты, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации.

Закон об электроэнергетике относит к компетенции Правительства Российской Федерации установление порядка технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам (пункт 1 статьи 26 данного закона).

Реализуя предоставленные законом полномочия, Правительство Российской Федерации издало постановление от 27 декабря 2004 г. N 861, которым утверждены оспоренные в части Правила.

Положения Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" при издании Правил нарушены не были.

С учетом изложенного выше суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Правила утверждены Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных полномочий с соблюдением формы и порядка введения в действие.

На нарушение процедуры издания и вступления в силу оспоренных в части Правил административный истец, по существу, не ссылался.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Рассматривая и разрешая данное административное дело, суд первой инстанции выполнил приведенные требования Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что оспариваемый подпункт "в" пункта 16 Правил соответствует гражданскому законодательству и законодательству об электроэнергетике.

В силу статей 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона; односторонний отказ от их исполнения не допускается.

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности при просрочке исполнения, законом или договором может быть предусмотрена обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму (неустойку), размер которой может быть установлен в твердой сумме - штраф или в виде периодически начисляемого платежа - пеня. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении (пункт 1 статьи 333 ГК РФ).

Нельзя согласиться с доводом административного истца о том, что оспариваемое положение Правил делает возможным злоупотребление правом при определении размера неустойки в отсутствие данных о том, что сторона несет убытки в размере, равном или превышающим стоимость платы по договору технологического присоединения, поскольку с учетом правовой природы неустойки такого подтверждения не требуется.

В отличие от взыскания неустойки, взыскание убытков согласно пункту 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации направлено на восстановление нарушенного права, возмещение реального ущерба и упущенной выгоды.

Согласно пункту 2 названной статьи под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Суд первой инстанции правильно учел, что договор технологического присоединения в силу статьи 426 ГК РФ является публичным договором. Наличие публичного элемента в гражданско-правовых отношениях свидетельствует о том, что стороны отношений не в полной мере свободны в установлении своих прав и обязанностей, в определении условий договора. Такое ограничение может влиять и на возможность выбора альтернативных способов разрешения спора из таких отношений. Однако участники гражданских правоотношений в силу их диспозитивной природы должны иметь явное и однозначное представление о наличии такого ограничения (Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2018 г.).

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд правильно исходил из того, что Правительство Российской Федерации, являясь уполномоченным органом, в целях обеспечения исполнения обязательств по договору и стимулирования своевременного исполнения обязательств установило правовое регулирование, содержащееся в абзаце третьем подпункта "в" пункта 16 Правил, которое носит стимулирующий характер для сторон, побуждая потребителей к исполнению в установленный срок своих обязательств; оспоренное правовое положение соответствует действующему законодательству, регулирующему правоотношения в рассматриваемой сфере.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 6 октября 2017 г. N 23-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 ГК РФ в связи с жалобой гражданина К." подчеркнул, что неустойка как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, по смыслу статей 12, 330, 332 и 394 ГК РФ, стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Доводы административного истца о возможном злоупотреблении правом со стороны сетевой организации и неравенстве сторон договора, повторенные также и в апелляционной жалобе, судом первой инстанции проверялись и правомерно были признаны несостоятельными, поскольку предусмотренной абзацем третьим пункта 16 Правил размер подлежащей взысканию неустойки зависит от количества дней просрочки исполнения стороной договора взятых на себя обязательств, не устанавливается сетевой организацией и одинаков для каждой из сторон договора технологического присоединения.

Отсутствуют основания полагать, что оспариваемое положение Правил противоречит статье 10 ГК РФ. Злоупотребление правом выражается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления прав в обход закона с противоправной целью, с нарушением при этом прав и охраняемых законом интересов других. Абзац третий подпункта "в" пункта 16 Правил таких положений не содержит.

Какого-либо нормативного правового акта большей юридической силы, который бы иначе разрешал вопрос о гражданско-правовой ответственности сторон договора при нарушении срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению, предусмотренного договором, и которому бы не соответствовали оспоренные в части Правила, не имеется.

Учитывая изложенное, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что нормы материального права, регулирующие рассматриваемые в данном деле правоотношения, применены и истолкованы судом первой инстанции правильно в соответствии с их содержанием, вывод суда о законности оспоренного в части нормативного правового акта сделан судом исходя из компетенции правотворческого органа, его издавшего, на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности абзаца третьего подпункта "в" пункта 16 Правил, оснований считать такие выводы ошибочными не имеется.

Указания в апелляционной жалобе на необоснованность обжалованного решения суда ошибочны, так как при рассмотрении и разрешении административного дела судом первой инстанции правильно были определены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, в решении приведены и проанализированы в их совокупности нормы права, подлежащие применению в данном деле, а выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

Довод административного истца о том, что в своем административном исковом заявлении об оспаривании в части нормативного правового акта он не указывал на необходимость отмены оспариваемой правовой нормы в полном объеме, а лишь поставил вопрос о снижении введенной меры ответственности стороны договора, не свидетельствует о незаконности обжалованного решения суда, которым в порядке абстрактного нормоконтроля проверялось соответствие оспоренного нормативного правового предписания нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Ссылка в апелляционной жалобе на необходимость пересмотра установленного порядка определения неустойки и, как следствие, уменьшение размера неустойки, подлежащей взысканию за несоблюдение установленных договором и Правилами сроков исполнения обязательств в рассматриваемых правоотношениях, по сути, сводится к решению вопроса об осуществлении нормативно-правового регулирования, что не отнесено к компетенции Верховного Суда Российской Федерации.

В случае, если административный истец полагает, что размер неустойки, который ему необходимо уплатить, явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства (на что он ссылается в апелляционной жалобе), он вправе обратиться с соответствующим заявлением об уменьшении ее размера в арбитражный суд в рамках рассмотрения конкретного дела с учетом фактических обстоятельств.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 июля 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Производственно-коммерческая фирма "Термодом" - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
А.М.РЫЖЕНКОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области