1. Утратил силу. - Федеральный закон от 02.12.2013 N 342-ФЗ.

2. Нарушение режима использования земельных участков и лесов в водоохранных зонах -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.




Комментируемая ст. 8.12 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за нарушение режима использования:

земельных участков и

лесов в водоохранных зонах.

Объектом рассматриваемого административного правонарушения выступают общественные отношения, связанные с использованием и охраной водных объектов. В частности, в решении Верховного Суда Республики Тыва N 21-5/2017 от 1 февраля 2017 г. по делу N 21-5/2017 отмечается, что в качестве объекта административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ, выступают общественные отношения в сфере использования и охраны водных объектов. Традиционно объект рассматриваемого административного правонарушения определяется таким образом, потому что особый режим использования земельных участков и лесов в водоохранных зонах устанавливается именно в интересах сохранения природоресурсного и природоохранного потенциалов водных объектов. На наш взгляд, предметом рассматриваемого административного правонарушения являются земельные участки и леса в водоохранных зонах. В основании нашей позиции лежит то обстоятельство, что именно земельные участки и леса, а не водоохранные зоны могут быть объектом имущественных прав и предметом приложения хозяйственной и иной деятельности конкретных участников общественных отношений. Вместе с тем традиционной является точка зрения, согласно которой предметом рассматриваемого административного правонарушения являются водоохранные зоны. Например, в решении Верховного Суда Республики Тыва N 21-5/2017 от 1 февраля 2017 г. по делу N 21-5/2017 отмечается, что предметом противоправных посягательств, предусмотренных указанной статьей, являются водоохранные зоны, то есть территория, примыкающая к акватории водного объекта, на которой устанавливается специальный режим использования и охраны природных ресурсов и осуществления иной хозяйственной деятельности, и прибрежные полосы, то есть особые защитные участки в пределах водоохранных зон с запретом на осуществление отдельных видов работ.

Значение терминов, образующих объект административного правонарушения, то есть "водный объект", "использование водных объектов (водопользование)" и "охрана водных объектов", раскрывается в Водном кодексе РФ, в частности, водный объект - природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима (п. 4 ст. 1); использование водных объектов (водопользование) - использование различными способами водных объектов для удовлетворения потребностей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических лиц, юридических лиц (п. 14 ст. 1); охрана водных объектов - система мероприятий, направленных на сохранение и восстановление водных объектов (п. 17 ст. 1).

Определение земельного участка содержится в ч. 3 ст. 6 Земельного кодекса РФ, согласно которой земельный участок как объект права собственности и иных предусмотренных настоящим Кодексом прав на землю является недвижимой вещью, которая представляет собой часть земной поверхности и имеет характеристики, позволяющие определить ее в качестве индивидуально-определенной вещи. В случаях и в порядке, которые установлены федеральным законом, могут создаваться искусственные земельные участки.

В соответствии с Федеральным законом от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" (далее - Закон N 218-ФЗ), характеристики объекта недвижимости, позволяющие определить такой объект недвижимости в качестве индивидуально-определенной вещи, а также характеристики, которые определяются и изменяются в результате образования земельных участков, уточнения местоположения границ земельных участков, строительства и реконструкции зданий, сооружений, помещений и машино-мест, перепланировки помещений относятся к основным сведениям об объекте недвижимости (ч. 2 ст. 8).

Перечень основных сведений об объекте недвижимости содержится в п. п. 1 - 27 ч. 4 ст. 8.

В частности, к основным сведениям о земельных участках относятся:

вид объекта недвижимости (п. 1 ч. 4 ст. 8);

кадастровый номер объекта недвижимости и дата его присвоения (п. 2 ч. 4 ст. 8);

описание местоположения объекта недвижимости (п. 3 ч. 4 ст. 8);

ранее присвоенный государственный учетный номер (п. 4 ч. 4 ст. 8);

кадастровый номер исходного объекта недвижимости (п. 5 ч. 4 ст. 8);

площадь (п. 9 ч. 4 ст. 8);

номера регистрации в государственном реестре лиц, осуществляющих кадастровую деятельность, кадастровых инженеров, которые выполняли кадастровые работы в отношении объекта недвижимости, номера и даты заключения договоров на выполнение кадастровых работ (п. 20 ч. 4 ст. 8);

кадастровый номер образованного объекта недвижимости (п. 25 ч. 4 ст. 8);

кадастровые номера расположенных в пределах земельного участка объектов недвижимости (п. 26 ч. 4 ст. 8);

номер кадастрового квартала, в котором находится объект недвижимости (п. 27 ч. 4 ст. 8).

В соответствии с Законом N 218-ФЗ, сведения, которые изменяются на основании решений (актов) органов государственной власти или органов местного самоуправления, сведения, которые содержатся в других государственных и муниципальных информационных ресурсах (за исключением сведений, указанных в ч. 2 ст. 8), и сведения, которые в соответствии с ч. ч. 1 - 3 ст. 38 вносятся в уведомительном порядке, относятся к дополнительным сведениям об объекте недвижимости (ч. 3 ст. 8).

Перечень дополнительных сведений об объекте недвижимости содержится в п. п. 1 - 23 ч. 5 ст. 8.

В том числе к дополнительным сведениям о земельных участках относятся:

сведения о лесах, водных объектах и об иных природных объектах, расположенных в пределах земельного участка (п. 2 ч. 5 ст. 8);

категория земель, к которой отнесен земельный участок (п. 3 ч. 5 ст. 8); вид или виды разрешенного использования земельного участка (п. 4 ч. 5 ст. 8);

сведения о том, что земельный участок полностью или частично расположен в границах зоны с особыми условиями использования территории или территории объекта культурного наследия, границах публичного сервитута, включая ограничения по использованию земельного участка, установленные для такой зоны, территории или в связи с установлением публичного сервитута (п. 5 ч. 5 ст. 8);

сведения о том, что земельный участок расположен в границах особо охраняемой природной территории, охотничьих угодий, лесничеств, лесопарков (п. 6 ч. 5 ст. 8).

Понятие леса дается в ст. 5 Лесного кодекса РФ, в соответствии с которой "использование, охрана, защита, воспроизводство лесов осуществляются исходя из понятия о лесе как об экологической системе или как о природном ресурсе".

Значение терминов "естественная экологическая система" и "природные ресурсы" раскрывается в Федеральном законе от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", в частности, естественная экологическая система - объективно существующая часть природной среды, которая имеет пространственно-территориальные границы и в которой живые (растения, животные и другие организмы) и неживые ее элементы взаимодействуют как единое функциональное целое и связаны между собой обменом веществом и энергией (абз. 8 ст. 1); природные ресурсы - компоненты природной среды, природные объекты и природно-антропогенные объекты, которые используются или могут быть использованы при осуществлении хозяйственной и иной деятельности в качестве источников энергии, продуктов производства и предметов потребления и имеют потребительскую ценность (абз. 15 ст. 1).

Как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 12-П "По делу о проверке конституционности части 2 статьи 99, части 2 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации и положений Постановления Правительства Российской Федерации "Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "Заполярнефть", лес в качестве одной из разновидностей природных объектов, понятие которых раскрыто в содержащем общие для экологического законодательства нормы Федеральном законе от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" (ст. 1), определяется как естественная экологическая система, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства. Лесное законодательство, в свою очередь, регулирует отношения в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов исходя из понятия о лесе как об экологической системе или как о природном ресурсе (ст. 5 ЛК РФ) (абз. 2 п. 3.1). В силу двойственности понятия "лес" при регулировании отношений по возмещению вреда в тех случаях, когда лес рассматривается как экосистема, превалирует экологический фактор и проявляются особенности особой экологической ответственности, предполагающей расходы на восстановление всех компонентов экосистемы на поврежденном участке; если же речь идет о лесе как природном ресурсе, то лес рассматривается в качестве экономической категории, а потому в причиненный ущерб включается стоимость утраченных компонентов, что характерно для компенсаторной функции, выполняемой гражданским законодательством (абз. 3 п. 3.1). Соответственно, при регулировании отношений по возмещению вреда, причиненного лесам, в том числе при определении его объемов (структуры), необходим учет свойств леса и как природного ресурса, и как экологической системы, а при оценке причиненного вреда - учет всех негативных последствий, возникших в результате правонарушения. Поэтому для исчисления размера возмещения причиненного лесам вреда должны приниматься во внимание имущественная ценность леса, которая устанавливается на основе таких показателей, как рыночная или кадастровая стоимость, и его экологическая ценность, определяемая исходя из присущих лесам свойств - уникальности, способности к возобновлению, заменимости, местоположения и др. (абз. 4 п. 3.1). Кроме того, лес как природный ресурс является комплексной экологической системой, состоящей из почв, подземных и наземных источников, объектов растительного и животного мира, находящихся в тесной взаимосвязи, а потому негативное воздействие на отдельные компоненты экологической системы лесов влечет нарушение внутрисистемных связей, нанося тем самым вред экосистеме в целом. Соответственно, исчисление размера вреда, причиненного лесам, должно производиться с учетом характера действий (бездействия) правонарушителя, их ближайших и отдаленных последствий, ущерба, нанесенного как экосистеме в целом, так и отдельным ее компонентам (элементам природной среды), например, лесной растительности, животному миру, подземным водам (абз. 5 п. 3.1).

Как следует из ст. 1 Градостроительного кодекса РФ, водоохранные зоны являются видом зон с особыми условиями использования территорий. В частности, зоны с особыми условиями использования территорий - охранные, санитарно-защитные зоны, зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (далее - объекты культурного наследия), защитные зоны объектов культурного наследия, водоохранные зоны, зоны затопления, подтопления, зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, зоны охраняемых объектов, приаэродромная территория, иные зоны, устанавливаемые в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 1).

Согласно ч. 1 ст. 65 Водного кодекса РФ, водоохранными зонами являются территории, которые примыкают к береговой линии (границам водного объекта) морей, рек, ручьев, каналов, озер, водохранилищ и на которых устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в целях предотвращения загрязнения, засорения, заиления указанных водных объектов и истощения их вод, а также сохранения среды обитания водных биологических ресурсов и других объектов животного и растительного мира. Ширина водоохранных зон устанавливается в соответствии с ч. 3 - ч. 10 ст. 65 Водного кодекса РФ.

Согласно ч. 2 ст. 65 Водного кодекса РФ, в границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы, на территориях которых вводятся дополнительные ограничения хозяйственной и иной деятельности. Ширина прибрежных защитных полос устанавливается в соответствии с ч. 11 - ч. 14 ст. 65 Водного кодекса РФ.

Установление границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов, в том числе обозначение на местности посредством специальных информационных знаков, осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (ч. 18 ст. 65).

Правила установления на местности границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов утверждены Постановлением Правительства РФ от 10 января 2009 г. N 17. Правила определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаев и периодичности ее определения утверждены Постановление Правительства РФ от 29 апреля 2016 г. N 377. Требования к описанию местоположения береговой линии (границы водного объекта) утверждены Приказом Минэкономразвития России от 23 марта 2016 г. N 164.

Необходимо отметить, что совершение деяний (действий или бездействия), образующих объективную сторону рассматриваемого административного правонарушения, на земельных участках и в лесах, границы которых пересекаются границами водоохранных зон, не образуют состав рассматриваемого административного правонарушения в том случае, если совершаются на частях земельных участков и лесов, которые находятся за пределами водоохранных зон. Этот тезис подтверждается материалами судебной практики.

В качестве примера можно привести решение Ставропольского краевого суда N 7-97/2017, 7А-97/2017 от 7 декабря 2016 г. по делу N 7-97/2017.

ПРИМЕР.

Из материалов дела следует, что согласно рейдового осмотра территории Подкумского сельсовета Предгорного р-на Ставропольского края, проведенного в период с 6 июня 2016 г. по 27 июня 2016 г. сотрудниками Департамента Росприроднадзора по Северо-Кавказскому федеральному округу, 17 июня 2016 г. в 15 ч. 30 мин. по адресу: *** в границах муниципального образования Подкумский сельсовет Предгорного р-на Ставропольского края в границах водоохраной зоны р. Подкумок обнаружены следы вырубки деревьев. О данном факте свидетельствуют оставшиеся нижние части стволов спиленных деревьев, обломки ветвей деревьев. Нижние части спиленных деревьев засыпаны грунтом, чтобы скрыть следы вырубки. Количество образовавшихся навалов равно сорока. Вырубка деревьев произведена на земельном участке с кадастровым номером 26:29:160208:616. По результатам рассмотрения данного дела, должностным лицом Департамента Росприроднадзора по Северо-Кавказскому федеральному округу вынесено постановление о признании ООО "Весна" виновным в совершении правонарушения, предусмотренным ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ и назначении наказания в виде штрафа, а также вынесено представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения. Как следует из материалов дела, ООО "Весна" на праве собственности принадлежит земельный участок сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером 26:29:160208:616, площадью *** м2, расположенный по адресу: ***. Разрешенное использование земельного участка - овощеводство (с использованием теплиц). Согласно кадастровой выписки о земельном участке N *** от 18 июля 2016 г., земельный участок с кадастровым номером 26:29:160208:616 частично входит в водоохранную зону р. Подкумок, согласно границам обозначенной в кадастровой выписке от 18 июля 2016 г. Как следует из акта обследования территории N *** от 27 июня 2016 г., вырубка насаждений производилась на земельном участке с кадастровым номером 26:29:160208:616 на расстоянии 167 метров от уреза воды р. Подкумок. Вместе с тем в нем указаны только координаты участка вырубки насаждений, однако координаты границ уреза воды р. Подкумок, расстояние до которых составляет 167 метров, отсутствуют. Согласно заключению кадастрового инженера N *** от 15 ноября 2016 г. в результате проведенного натурного обследования указанной территории земельного участка с кадастровым номером 26:29:160208:616, расположенного по адресу: ***, разрешенное использование земельного участка - овощеводство (с использованием теплиц) выявлен факт отсутствия на указанной территории части земельного участка с кадастровым номером 26:29:160208:616, на которой предположительно был произведен спил деревьев, в зоне прибрежной защитной полосы р. Подкумок 26.29.2.41. Таким образом, Ставропольским краевым судом выявлен факт отсутствия указанной территории части земельного участка с кадастровым номером 26:29:160208:616, на которой предположительно был произведен спил деревьев, в части водоохраной зоны р. Подкумок 26.29.2.42.

Объективную сторону рассматриваемого административного правонарушения образуют деяния (действия или бездействие), заключающиеся в нарушении правового режима использования земельных участков и лесов в водоохранных зонах.

Правовой режим использования земельных участков и лесов в водоохранных зонах характеризуется ограничениями и запретами, установленными ч. 15 и ч. 17 ст. 65 Водного кодекса РФ.

В частности, в границах водоохранных зон запрещаются:

1) использование сточных вод в целях регулирования плодородия почв;

2) размещение кладбищ, скотомогильников, объектов размещения отходов производства и потребления, химических, взрывчатых, токсичных, отравляющих и ядовитых веществ, пунктов захоронения радиоактивных отходов;

3) осуществление авиационных мер по борьбе с вредными организмами;

4) движение и стоянка транспортных средств (кроме специальных транспортных средств), за исключением их движения по дорогам и стоянки на дорогах и в специально оборудованных местах, имеющих твердое покрытие;

5) размещение автозаправочных станций, складов горюче-смазочных материалов (за исключением случаев, если автозаправочные станции, склады горюче-смазочных материалов размещены на территориях портов, судостроительных и судоремонтных организаций, инфраструктуры внутренних водных путей при условии соблюдения требований законодательства в области охраны окружающей среды и настоящего Кодекса), станций технического обслуживания, используемых для технического осмотра и ремонта транспортных средств, осуществление мойки транспортных средств;

6) размещение специализированных хранилищ пестицидов и агрохимикатов, применение пестицидов и агрохимикатов;

7) сброс сточных, в том числе дренажных, вод;

8) разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых (за исключением случаев, если разведка и добыча общераспространенных полезных ископаемых осуществляются пользователями недр, осуществляющими разведку и добычу иных видов полезных ископаемых, в границах предоставленных им в соответствии с законодательством Российской Федерации о недрах горных отводов и (или) геологических отводов на основании утвержденного технического проекта в соответствии со статьей 19.1 Закона Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-1 "О недрах") (п. п. 1 - 8 ч. 15 ст. 65).

В границах прибрежных защитных полос наряду с установленными ч. 15 данной статьи ограничениями запрещаются:

распашка земель;

размещение отвалов размываемых грунтов;

выпас сельскохозяйственных животных и организация для них летних лагерей, ванн (п. п. 1 - 3 ч. 17 ст. 65).

Вместе с тем, согласно ст. 63 Водного кодекса РФ, использование, охрана, защита, воспроизводство лесов, расположенных в водоохранных зонах, осуществляются в соответствии с лесным законодательством.

В защитных лесах и на особо защитных участках лесов, как сказано в ч. 5 ст. 102 Лесного кодекса РФ, запрещается осуществление деятельности, несовместимой с их целевым назначением и полезными функциями.

Леса, расположенные в водоохранных зонах, согласно п. 2 ч. 2 ст. 102 Лесного кодекса РФ, ценные леса, включая запретные полосы лесов, расположенные вдоль водных объектов и нерестоохранные полосы лесов, согласно пп. "з", "и" п. 4 ч. 2 ст. 102 Лесного кодекса РФ, с учетом особенностей правового режима, определяются в качестве категорий защитных лесов.

К защитным лесам, как сказано в ч. 1 ст. 102 Лесного кодекса РФ, относятся леса, которые подлежат освоению в целях, предусмотренных ч. 4 ст. 12 Лесного кодекса РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 12 Лесного кодекса РФ, защитные леса подлежат освоению в целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов с одновременным использованием лесов при условии, если это использование совместимо с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями.

В лесах, расположенных в водоохранных зонах, согласно п. п. 1 - 5 ч. 1 ст. 104 Лесного кодекса РФ, запрещаются: проведение сплошных рубок лесных насаждений, за исключением случаев, предусмотренных ч. 5.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ; использование токсичных химических препаратов для охраны и защиты лесов, в том числе в научных целях; ведение сельского хозяйства, за исключением сенокошения и пчеловодства; создание и эксплуатация лесных плантаций; размещение объектов капитального строительства, за исключением линейных объектов, гидротехнических сооружений и объектов, связанных с выполнением работ по геологическому изучению и разработкой месторождений углеводородного сырья.

В ценных лесах запрещается проведение сплошных рубок лесных насаждений, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 17, ч. 5.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ (ч. 1 ст. 106 Лесного кодекса РФ).

В ценных лесах запрещается размещение объектов капитального строительства, за исключением линейных объектов и гидротехнических сооружений (ч. 2 ст. 106 Лесного кодекса РФ).

В запретных полосах лесов, расположенных вдоль водных объектов, запрещается размещение объектов капитального строительства, за исключением линейных объектов, гидротехнических сооружений и объектов, связанных с выполнением работ по геологическому изучению и разработкой месторождений углеводородного сырья (ч. 3 ст. 106 Лесного кодекса РФ).

Берегозащитные, почвозащитные участки лесов, расположенных вдоль водных объектов, склонов оврагов, согласно п. 1 ч. 3 ст. 102 Лесного кодекса РФ, относятся к особо защитным участкам лесов.

На заповедных лесных участках запрещается: проведение рубок лесных насаждений; использование токсичных химических препаратов для охраны и защиты лесов, в том числе в научных целях; ведение сельского хозяйства; разработка месторождений полезных ископаемых; размещение объектов капитального строительства (п. п. 1 - 5 ч. 2 ст. 107 Лесного кодекса РФ).

На особо защитных участках лесов, за исключением указанных в ч. 2 настоящей статьи, запрещаются: проведение сплошных рубок лесных насаждений, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 17, ч. 5.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ; ведение сельского хозяйства, за исключением сенокошения и пчеловодства; размещение объектов капитального строительства, за исключением линейных объектов и гидротехнических сооружений (п. п. 1 - 3 ч. 2.1 ст. 107 Лесного кодекса РФ).

На особо защитных участках лесов проведение выборочных рубок допускается только в целях вырубки погибших и поврежденных лесных насаждений (ч. 3 ст. 107 Лесного кодекса РФ).

Особенности использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных в водоохранных зонах, лесов, выполняющих функции защиты природных и иных объектов, ценных лесов, а также лесов, расположенных на особо защитных участках лесов, утверждены Приказом Рослесхоза от 14 декабря 2010 г. N 485.

Указанные положения подтверждаются судебной практикой.

ПРИМЕР.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2013 г. по делу N 5-АПГ13-7 об оспаривании в части Закона города Москвы от 25 июня 2008 года N 28 "Градостроительный кодекс города Москвы", Закона города Москвы от 11 апреля 2012 года N 12 "О внесении изменений в Закон города Москвы от 25 июня 2008 года N 28 "Градостроительный кодекс города Москвы" и статью 8 Закона города Москвы от мая 1999 года N 17 "О защите зеленых насаждений" отмечается, что к видам негативного воздействия федеральный законодатель относит выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ и иных веществ; сбросы загрязняющих веществ, иных веществ и микроорганизмов в поверхностные водные объекты, подземные водные объекты и на водосборные площади, загрязнение недр, почвы, размещение отходов и потребления, загрязнение окружающей среды шумом, теплом, электромагнитными, ионизирующими и другими видами физических воздействий. Защитные, охранные и иные зоны с ограниченным режимом природопользования создаются в целях охраны жизнедеятельности человека, среды обитания растений от хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду.

Отдельного внимания заслуживает регламентация выборочных рубок и сплошных рубок деревьев, кустарников, лиан в водоохранных зонах.

В ч. 4 ст. 17 Лесного кодекса РФ отмечается, что в защитных лесах сплошные рубки осуществляются в случаях, предусмотренных ч. 5.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ, и в случаях, если выборочные рубки не обеспечивают замену лесных насаждений, утрачивающих свои средообразующие, водоохранные, санитарно-гигиенические, оздоровительные и иные полезные функции, на лесные насаждения, обеспечивающие сохранение целевого назначения защитных лесов и выполняемых ими полезных функций.

В соответствии с ч. 5.1 ст. 21 Лесного кодекса РФ, в защитных лесах предусмотренные ч. 5 настоящей статьи выборочные рубки и сплошные рубки деревьев, кустарников, лиан допускаются в случаях, если строительство, реконструкция, эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для целей, предусмотренных п. п. 1 - 4 ч. 1 данной статьи, не запрещены или не ограничены в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно ч. 5 ст. 21 Лесного кодекса РФ, в целях, предусмотренных п. п. 1 - 4 ч. 1 данной статьи (в том числе в целях проведения аварийно-спасательных работ), допускаются выборочные рубки и сплошные рубки деревьев, кустарников, лиан, в том числе в охранных зонах и санитарно-защитных зонах, предназначенных для обеспечения безопасности граждан и создания необходимых условий для эксплуатации соответствующих объектов.

В п. п. 1 - 4 ч. 1 ст. 21 Лесного кодекса РФ отмечается, что строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, на землях лесного фонда допускаются:

для осуществления работ по геологическому изучению недр;

разработки месторождений полезных ископаемых;

использования водохранилищ и иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений, морских портов, морских терминалов, речных портов, причалов;

использования линий электропередачи, линий связи, дорог, трубопроводов и других линейных объектов, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов (далее - линейные объекты).

Объекты, не связанные с созданием лесной инфраструктуры, для осуществления работ по геологическому изучению и разработке месторождений углеводородного сырья в защитных лесах, относящихся к категориям лесов, расположенных в водоохранных зонах, а также в запретных полосах лесов, расположенных вдоль водных объектов, за исключением особо защитных участков лесов; объекты, не связанные с созданием лесной инфраструктуры, не являющиеся объектами капитального строительства, для осуществления работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых в защитных лесах, относящихся к категории лесов, расположенных в водоохранных зонах, пустынных, полупустынных, лесостепных, лесотундровых зонах, степях, горах, а также в запретных полосах лесов, расположенных вдоль водных объектов, и в нерестоохранных полосах лесов, за исключением особо защитных участков лесов; объекты, не связанные с созданием лесной инфраструктуры, для использования водохранилищ и иных искусственных водных объектов, а также гидротехнических сооружений и специализированных портов; объекты, не связанные с созданием лесной инфраструктуры, для использования линий электропередачи, линий связи, дорог, трубопроводов и других линейных объектов, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов; объекты, не связанные с созданием лесной инфраструктуры, для осуществления рекреационной деятельности в защитных лесах, эксплуатационных и резервных лесах, за исключением особо защитных участков лесов, приведены, соответственно, в п. п. 1, 2(1), 3, 4, 6 Перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов, утв. распоряжением Правительства РФ от 27 мая 2013 г. N 849-р.

ПРИМЕР.

В судебной практике имеется прецедент обращения в Верховный Суд Российской Федерации юридического лица с заявлением о признании недействующими п. п. 1 и 2 Перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов, утв. распоряжением Правительства РФ от 27 мая 2013 г. N 849-р как противоречащих ст. 27 ЛК РФ, ст. ст. 7 и 20 Закона РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 "О недрах". В частности, Лесной кодекс РФ предусматривает, что использование лесов может ограничиваться только в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами (ч. 1 ст. 27); допускается установление следующих ограничений использования лесов: запрет на осуществление одного или нескольких видов использования лесов, предусмотренных ч. 1 ст. 25 настоящего Кодекса; запрет на проведение рубок; иные установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами ограничения использования лесов (п. п. 1 - 3 ч. 2 ст. 27). Решением Верховного Суда Российской Федерации от 8 сентября 2014 г. по делу N АКПИ 14-894 о признании недействующим распоряжения Правительства РФ от 27 мая 2013 г. N 849-р установлено, что, исходя из положений ст. 12 ЛК РФ, именно с соблюдением целевого назначения лесов и выполняемых ими полезных функций осуществляется их освоение, а также их использование, являющееся частью освоения лесов. В Лесном кодексе РФ предусмотрены различные виды использования лесов, в числе которых и такой вид, как выполнение работ по геологическому изучению недр, разработка месторождений полезных ископаемых (п. 11 ч. 1 ст. 25). Для осуществления работ по геологическому изучению недр и разработки месторождений полезных ископаемых на землях лесного фонда законодатель допускает строительство, реконструкцию и эксплуатацию объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры (п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 43 Лесного кодекса РФ). Руководствуясь принципом соблюдения целевого назначения лесов и выполняемых ими полезных функций, Лесной кодекс РФ установил, что защитные леса подлежат освоению в целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов с одновременным их использованием при условии, если это использование совместимо с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями, определив в ст. ст. 102 - 107 особенности их использования, охраны, защиты и воспроизводства (ч. 4 ст. 12, ч. 3 ст. 10 Лесного кодекса РФ). Из системного толкования приведенных законоположений следует, что, допуская в ст. ст. 21 и 43 Лесного кодекса РФ возможность строительства на землях лесного фонда объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для осуществления работ по геологическому изучению недр и разработки месторождений полезных ископаемых, законодатель в указанных нормах не конкретизировал перечень этих объектов и то, в каких лесах с учетом их целевого назначения они могут быть созданы, возложив обязанность по утверждению Перечня на Правительство Российской Федерации.

В соответствии с ч. 5 ст. 102 Лесного кодекса РФ в защитных лесах и на особо защитных участках лесов запрещается осуществление деятельности, несовместимой с их целевым назначением и полезными функциями. С учетом особенностей правового режима к защитным лесам отнесены леса: (1) расположенные на особо охраняемых природных территориях; (2) расположенные в водоохранных зонах; (3) выполняющие функции защиты природных и иных объектов; (4) ценные леса. Одним из видов ценных лесов являются запретные полосы лесов, расположенные вдоль водных объектов (ч. 2 ст. 102 Лесного кодекса РФ). Из содержания норм, регулирующих правовой режим защитных лесов, следует, что в лесах, расположенных в водоохранных зонах, а также в запретных полосах лесов, расположенных вдоль водных объектов, в ценных лесах запрещается размещение объектов капитального строительства, за исключением линейных объектов, гидротехнических сооружений и объектов, связанных с выполнением работ по геологическому изучению и разработкой месторождений углеводородного сырья (п. 5 ч. 1 ст. 104, ч. 3 ст. 106 Лесного кодекса РФ). Таким образом, изложенный в п. 1 оспариваемого акта перечень объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для осуществления работ по геологическому изучению и разработке месторождений углеводородного сырья в защитных лесах, относящихся к категориям лесов, расположенных в водоохранных зонах, а также в запретных полосах лесов, расположенных вдоль водных объектов, согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, соответствует императивным нормам ч. 5 ст. 102, ст. ст. 104 и 106 Лесного кодекса РФ. Принимая оспариваемый правовой акт, Правительство Российской Федерации, реализуя предписания федерального законодателя, конкретизировало положения ЛК РФ, сформировав Перечень и определив наименование объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, размещение которых в защитных лесах, а также в эксплуатационных лесах и в резервных лесах допускается нормами Лесного кодекса РФ. Ссылка заявителя на допущенное Правительством Российской Федерации при принятии оспариваемого акта нарушение требований ч. 1 ст. 27 Лесного кодекса РФ, предусматривающей возможность ограничения использования лесов только в случаях и в порядке, которые предусмотрены Лесным кодексом РФ, другими федеральными законами, согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, является несостоятельной, поскольку каких-либо положений, ограничивающих виды разрешенной деятельности в запретных полосах лесов, расположенных вдоль водных объектов, и в лесах, расположенных в водоохранных зонах, оспариваемые заявителем пункты Перечня не содержат.

ПРИМЕР.

В судебной практике имеется прецедент обращения в Верховный Суд Российской Федерации юридического лица с заявлением о признании недействующим п. 6 Перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов, утв. распоряжением Правительства РФ от 27 мая 2013 г. N 849-р, как противоречащего п. 6 ч. 1 ст. 21 и ст. 41 Лесного кодекса РФ. В частности, п. 6 ч. 1 ст. 21 Лесного кодекса РФ предусмотрено, что строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, на землях лесного фонда допускаются для осуществления рекреационной деятельности. Как отмечается в решении от 26 августа 2014 г. по делу N АКПИ14-861 о признании недействующим пп. "б" п. 6 распоряжения Правительства РФ от 27 мая 2013 г. N 849-р, из системного толкования приведенных законоположений следует, что, допуская в ст. ст. 21 и 41 Лесного кодекса РФ возможность строительства на землях лесного фонда объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для осуществления рекреационной деятельности, в том числе и возведение физкультурно-оздоровительных, спортивных и спортивно-технических сооружений, законодатель в указанных нормах не конкретизировал перечень этих объектов и то, в каких лесах с учетом их целевого назначения они могут быть созданы, возложив обязанность по утверждению Перечня на Правительство Российской Федерации. Таким образом, изложенный в пп. "б" п. 6 оспариваемого акта перечень объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для осуществления рекреационной деятельности в защитных лесах, относящихся к категориям лесов, выполняющих функции защиты природных и иных объектов, за исключением лесопарковых зон, в лесах, расположенных в водоохранных зонах, в ценных лесах, за исключением особо защитных участков лесов, никаких положений, противоречащих федеральному законодательству, в том числе и ст. ст. 21 и 41 Лесного кодекса РФ, на которые ссылается заявитель, не содержит. Принимая оспариваемый правовой акт, Правительство Российской Федерации, реализуя предписания федерального законодателя, конкретизировало положения Лесного кодекса РФ, сформировав перечень объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, который не содержит правоположений, ограничивающих виды разрешенной деятельности в защитных лесах.

По мнению Верховного Суда Российской Федерации, довод заявителя о неправомерности невключения в Перечень в оспариваемой части таких объектов, как физкультурно-оздоровительные, спортивные и спортивно-технические сооружения, не может являться основанием для признания оспариваемых положений недействующими, поскольку фактически сводится к требованию внести изменения в оспариваемый Перечень путем дополнения пп. "б" п. 6 указанными объектами. Однако исходя из конституционного принципа разделения властей, закрепленного в ст. 10 Конституции РФ, суд не вправе в порядке гражданского судопроизводства обязать органы государственной власти осуществить нормативно-правовое регулирование. Утверждения заявителя о том, что применение оспариваемого правового акта при рассмотрении проекта освоения лесов на арендуемом им по договору, заключенному до даты принятия данного акта, участке, включенном в план освоения лесов также ранее указанной даты, свидетельствует о распространении данного акта на правоотношения, возникшие до его принятия, и о придании ему обратной силы, что противоречит действующему законодательству и влечет признание его недействующим, являются несостоятельными. Перечень не содержит указаний о распространении его действия на правоотношения, возникшие до его принятия, обоснованность его применения не может быть проверена Верховным Судом Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела в порядке абстрактного нормоконтроля.

Субъектами административного проступка, ответственность за который установлена ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ, могут быть:

граждане;

должностные лица;

лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица;

юридические лица.

Совершение административного правонарушения, ответственность за который установлена ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ, предполагает применение различных санкций для перечисленных субъектов административного проступка, в частности:

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей;

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей;

влечет наложение административного штрафа на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток;

влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.12 КоАП РФ, как правило, рассматривают органы, осуществляющие государственный надзор в области использования и охраны водных объектов (ч. 1 ст. 23.23 КоАП РФ). Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.12 КоАП РФ, в части административных правонарушений, совершенных на особо охраняемых природных территориях либо в их охранных зонах, рассматривают органы, осуществляющие государственный надзор в области охраны и использования особо охраняемых природных территорий (ч. 1 ст. 23.25 КоАП РФ). Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.12 КоАП РФ, в части нарушения порядка отвода земельных участков в водоохранных зонах и прибрежных полосах водных объектов, рассматривают органы, осуществляющие государственный экологический надзор (ч. 1 ст. 23.29 КоАП РФ).

В соответствии Положением о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, утв. Постановлением Правительства РФ от 30 июля 2004 г. N 400, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования осуществляет в пределах своей компетенции:

государственный надзор в области использования и охраны водных объектов (п. 5.1.6);

федеральный государственный лесной надзор (лесную охрану) на землях особо охраняемых природных территорий федерального значения (п. 5.1.14);

государственный надзор в области охраны и использования особо охраняемых природных территорий федерального значения (за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения, управление которыми осуществляется федеральными государственными бюджетными учреждениями, находящимися в ведении Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации (государственные природные заповедники и национальные парки) (п. 5.1.17).

Согласно ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ, рассматриваются судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, дела об административных правонарушениях, указанных в ч. ч. 1 - 2 настоящей статьи и совершенных военнослужащими и гражданами, призванными на военные сборы, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов (абз. 1); дела об административных правонарушениях, которые указаны в ч. ч. 1 - 2 настоящей статьи и производство по которым осуществляется в форме административного расследования, дела об административных правонарушениях, совершенных сотрудниками Следственного комитета Российской Федерации, а также дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации, административное приостановление деятельности или дисквалификацию лиц, замещающих должности федеральной государственной гражданской службы, должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, должности муниципальной службы, рассматриваются судьями районных судов (абз. 2).

Субъективная сторона административного проступка, ответственность за который установлена ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ, характеризуется виной в форме умысла или неосторожности.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области