1. На территории Российской Федерации действует исключительное право использования наименования места происхождения товара, зарегистрированное федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации.

2. Государственная регистрация в качестве наименования места происхождения товара наименования географического объекта, который находится в иностранном государстве, допускается, если наименование этого объекта охраняется в качестве такого наименования в стране происхождения товара. Обладателем исключительного права использования наименования указанного места происхождения товара может быть только лицо, право которого на использование такого наименования охраняется в стране происхождения товара.




1. Нормы ст. 1517 являются специальными по отношению к общим нормам о действии исключительного права на территории Российской Федерации, содержащимся в ст. 1231 ГК. Устанавливая условия, при которых на территории Российской Федерации "действует", т.е. признается и защищается, исключительное право на наименование места происхождения товара, эти нормы тем самым определяют условия предоставления правовой охраны таким наименованиям по российскому законодательству.

2. В основу правил ст. 1517 положены нормы, содержавшиеся в п. 1 ст. 31 и п. 2 ст. 39 Закона о товарных знаках.

3. В статье 1517 выражен применительно к праву на наименование места происхождения товара принцип территориального действия норм об исключительных правах.

В Кодексе решается вопрос о предоставлении правовой охраны таким наименованиям только на территории Российской Федерации. Условием ее предоставления является государственная регистрация соответствующего наименования в российском федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности по основаниям и в порядке, предусмотренным российским правом - нормами ГК и изданных в его развитие подзаконных нормативных актов. При соблюдении этого условия в принципе не имеет значения, испрашивает правовую охрану наименования места происхождения товара субъект российского или иностранного права. Имевшихся в прежнем Законе правил о предоставлении такой правовой охраны субъектам иностранного права лишь на основе взаимности (ст. 47) в ГК нет. Равным образом, не имеет значения и то, где находится географический объект с соответствующим наименованием - в России или за рубежом. В последнем случае предоставление правовой охраны этому наименованию лишь имеет некоторые особенности (см. ниже, п. 5).

Но точно так же ГК в принципе не допускает действия на территории России такого исключительного права на наименование места происхождения товара, которое возникло вне российской юрисдикции, при отсутствии его государственной регистрации в Российской Федерации. Не допускает Кодекс этого даже в случае, когда такое исключительное право принадлежит российскому гражданину или российскому юридическому лицу. Исключение возможно лишь в "случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации" (см. ниже, п. 5).

4. В отличие от других норм § 3 гл. 76 в п. 1 ст. 1517 говорится не о регистрации наименования места происхождения товара, а о зарегистрированном исключительном праве использования такого наименования, т.е. об исключительном праве конкретного правообладателя, сведения о котором внесены в Государственный реестр наименований мест происхождения товаров (см. подробнее комментарий к ст. ст. 1526 и 1529).

5. Международными договорами Российской Федерации, которыми, как сказано в п. 1 ст. 1517, предусмотрены "другие случаи" действия на территории России исключительных прав на наименование места происхождения товара, являются Парижская конвенция и Минское соглашение <1>. Ни Мадридское, ни Лиссабонское соглашения к числу "международных договоров Российской Федерации" не относятся, поскольку Россия в них не участвует <2>.

--------------------------------

<1> Утверждение (В.В. Погуляев) о том, что "в настоящее время Российская Федерация не участвует ни в одном международном договоре (соглашении), касающемся правовой охраны наименований мест происхождения товаров" (Корчагина Н.П., Моргунова Е.А., Погуляев В.В. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. В.В. Погуляева. М.: Юстицинформ, 2008. С. 563), не соответствует действительности.

<2> Мнение (С.П. Гришаев) о том, что "среди упомянутых" в п. 1 ст. 1517 ГК "международных договоров следует учитывать положения Лиссабонской конвенции..." (Гаврилов Э.П., Городов О.А. и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть четвертая. М.: Проспект, 2007. С. 717), ошибочно.

Парижская конвенция, как уже сказано выше, относит наименования мест происхождения товаров к объектам промышленной собственности, которым во всех государствах - участниках Конвенции должна предоставляться правовая охрана (п. 2 ст. 1). Обеспечивается такая охрана тем, что по Парижской конвенции субъекты права участвующего в ней государства пользуются во всех других государствах - участниках Конвенции "теми же преимуществами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены впоследствии соответствующими законами собственным гражданам, не ущемляя при этом прав, специально предусмотренных настоящей Конвенцией. Исходя из этого, их права будут охраняться так же, как и права граждан данной страны, и они будут пользоваться теми же законными средствами защиты от всякого посягательства на их права, если при этом соблюдены условия и формальности, предписываемые собственным гражданам" (п. 1 ст. 2).

Из этого основного международно-правового обязательства, налагаемого Парижской конвенцией на участвующие в ней государства, следуют важные практические выводы для гражданско-правового регулирования в России отношений по поводу прав на наименования мест происхождения товаров.

Во-первых, в России гражданам и юридическим лицам других государств - участников Парижской конвенции должен предоставляться национальный режим в отношении признания и защиты их прав на наименования мест происхождения товаров. Причем это относится к правам на наименования географических объектов, как находящихся в России, так и расположенных за границей.

Во-вторых, субъекты права других участвующих в Парижской конвенции государств пользуются в России не только национальным режимом, но и "правами, специально предусмотренными Конвенцией". В отличие от прав на иные объекты промышленной собственности, права на наименования мест происхождения товаров регламентированы в Парижской конвенции весьма лапидарно. В основном это регулирование касается ареста товаров в случаях "прямого или косвенного использования ложных указаний о происхождении продуктов" (ст. ст. 9 и 10) и запрета действий, представляющих собой недобросовестную конкуренцию (ст. 10 bis). Тем не менее нет оснований рассматривать Парижскую конвенцию только как "рамочное" соглашение в области интеллектуальной собственности <1>.

--------------------------------

<1> См. Корчагина Н.П., Моргунова Е.А., Погуляев В.В. Указ. соч. С. 564 (автор - В.В. Погуляев).

В-третьих, весьма важно, что для того, чтобы граждане и юридические лица других государств могли воспользоваться в России правом на предоставление им национального режима и правами, специально предусмотренными Парижской конвенцией, ими должны быть "соблюдены условия и формальности, предписываемые" российским законодательством собственным гражданам и юридическим лицам, т.е. все правила о государственной регистрации наименования места происхождения товара.

Последнее положение отнесено ст. 1517 ко всем субъектам права независимо от их государственной принадлежности, а не только к гражданам и юридическим лицам участвующих в Парижской конвенции государств, поскольку в силу п. 1 ст. 2 ГК "правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом". При этом для регистрации в России наименований географических объектов, находящихся в иностранных государствах, установлено дополнительное требование: обладателем исключительного права использовать такое наименование может стать только лицо, чье право на его использование уже охраняется в стране происхождения товара (п. 2 ст. 1517), т.е. в государстве, в котором находится соответствующий географический объект. Это объясняется тем, что право на наименование такого объекта не может быть создано только в силу российского законодательства: государственная регистрация в России наименования географического объекта, находящегося в иностранном государстве, имеет вторичный характер и по существу означает признание права на это наименование, возникшего в стране происхождения товара.

Иначе обстоит дело с "действием", т.е. с признанием и защитой в России прав на географические указания на основании Минского соглашения (см. п. 10 комментария к ст. 1516). В тех случаях, в каких такие географические указания не могут рассматриваться как наименования места происхождения товара в смысле ст. 1516 ГК, права на них оказываются вообще не урегулированными российским законодательством и, следовательно, не подпадают ни под общее правило ГК о национальном режиме (п. 1 ст. 2), ни под действие норм ГК о государственной регистрации наименований мест происхождения товаров. Не требует регистрации таких географических указаний и само Минское соглашение, которое лишь обязывает государства - участников Соглашения защищать права на эти указания "в соответствии с национальным законодательством Сторон" (ст. 13). Очевидно, для России в этом случае речь идет о применении по аналогии своих законодательных норм о защите прав на наименования мест происхождения товаров.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области