См. Документы Федеральной налоговой службы Российской Федерации

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО
от 8 июля 2019 г. N ГД-4-14/13317@

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет "Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2019)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

Действительный
государственный советник
Российской Федерации
2 класса
Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

Приложение

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ
ОРГАНОВ N 2 (2019)

1. Споры о признании недействительными решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

1.1. Ссылка суда на то, что неуказание в заявлении ИНН физического лица не препятствовало его идентификации по иным указанным в заявлении данным, судом апелляционной инстанции признана неправомерной, поскольку сделана без учета того, что установленная законодательством процедура государственной регистрации носит строго формализованный характер, в связи с чем для ее проведения необходимо, чтобы представленные на государственную регистрацию документы по форме и содержанию соответствовали нормативно установленным требованиям. Суд апелляционной инстанции также отметил, что положения пункта 7 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации, на которые сослался суд в обоснование своего вывода, к спорным правоотношениям не применимы.

По делу N А40-217054/18 С.П.Г. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к инспекции о признании недействительным решения N 316699А об отказе в государственной регистрации юридического лица от 15.06.2018.

Решением суда от 30.01.2019 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с указанным решением, инспекция обратилась в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила его отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требования заявителя.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 09.06.2018 С.П.Г., являющийся единственным учредителем и генеральным директором, обратился в инспекцию с заявлением о государственной регистрации юридического лица - общества.

По результатам рассмотрения представленных документов инспекцией принято решение 316699А от 15.06.2018 об отказе в государственной регистрации в связи с непредставлением предусмотренных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) документов. При этом инспекция указала, что в заявлении о государственной регистрации не указан ИНН учредителей, лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Удовлетворяя требование заявителя, суд первой инстанции исходил из того, что неуказание С.П.Г. в поданном на регистрацию заявлении своего ИНН не является основанием для отказа в государственной регистрации юридического лица при его создании, учитывая, что Сурским П.Г. в данном заявлении были указаны его персональные данные, которые позволяли инспекции его идентифицировать. Также суд сослался на то, что С.П.Г. не обращался в налоговый орган с заявлением о постановке на налоговый учет и не уполномочивал иных лиц на обращение с соответствующим заявлением от его имени.

С указанными выводами суда первой инстанции не представляется возможным согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с подпунктом "а" статьи 12 Закона N 129-ФЗ при государственной регистрации создаваемого юридического лица в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что представленные учредительные документы соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что сведения, содержащиеся в этих учредительных документах, иных представленных для государственной регистрации документах, заявлении о государственной регистрации, достоверны, что при создании юридического лица соблюден установленный для юридических лиц данной организационно-правовой формы порядок их учреждения, в том числе оплаты уставного капитала (уставного фонда, складочного капитала, паевых взносов) на момент государственной регистрации, и в установленных законом случаях согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления вопросы создания юридического лица.

Приказом Федеральной налоговой службы от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ утверждена форма N Р11001 "Заявление о государственной регистрации юридического лица при создании" (приложение N 1 к Приказу).

Согласно пункту 2.9.2 Требований к оформлению Заявления о государственной регистрации юридического лица при создании, утв. приказом Федеральной налоговой службы от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ (далее - Требования), в разделе 2 "ИНН" Листа В заявления "Сведения об учредителе - физическом лице" указывается идентификационный номер налогоплательщика - физического лица. Раздел заполняется при наличии у физического лица идентификационного номера налогоплательщика, то есть в случае, если физическое лицо ранее обращалось в налоговый орган с заявлением о постановке на учет в налоговом органе на территории Российской Федерации и им было получено свидетельство о постановке на учет в налоговом органе.

В соответствии с пунктом 2.13.2 Требований Раздел 2 "ИНН" Листа Е заявления "Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица" заполняется с учетом положений подпункта 2.9.2 Требований.

Из материалов дела следует, что в представленном на государственную регистрацию заявлении в листе В "Сведения об учредителе - физическом лице" и в листе Е "Сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица" не был указан ИНН С.П.Г.

При этом согласно сведениям, содержащимся в едином государственном реестре налогоплательщиков, С.П.Г. присвоен ИНН 771604250626, дата выдачи свидетельства о поставке на учет 22.02.2017.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11, необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров, являющихся федеральным информационным ресурсом, содержать достоверную информацию.

В соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ одним из оснований отказа в государственной регистрации является непредставление определенных названным Законом необходимых для государственной регистрации документов.

Таким образом, поскольку представленное на государственную регистрацию заявление не соответствовало требованиям к порядку его оформления инспекция обоснованно исходила из того, что оно считается не представленным, в связи с чем правомерно отказала в регистрации.

Ссылка суда на то, что неуказание в заявлении ИНН С.П.Г. не препятствовало его идентификации по иным указанным в заявлении данным, является неправомерной, поскольку сделана без учета того, что установленная законодательством процедура государственной регистрации носит строго формализованный характер, в связи с чем для ее проведения необходимо, чтобы представленные на государственную регистрацию документы по форме и содержанию соответствовали нормативно установленным требованиям.

Положения пункта 7 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации, на которые сослался суд в обоснование своего вывода, к спорным правоотношениям не применимы.

В решении суд также указывает, что С.П.Г. не обращался с заявлением о постановке на налоговый учет и не уполномочивал на то иных лиц.

Вместе с тем данный вывод не соответствует обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Так из материалов дела следует, что 15.12.2017 представителем С.П.Г. Е.А.В., действующим на основании доверенности от 12.01.2017, удостоверенной советником Посольства РФ в Республике Беларусь и содержащей соответствующие полномочия, было подано в ИФНС заявление о постановке С.П.Г. на налоговый учет.

22.07.2017 указанному представителю было выдано Свидетельство о постановке С.П.Г. на налоговый учет.

При указанных обстоятельствах, апелляционный суд приходит к выводу о том, что оснований для удовлетворения требования заявителя не имелось.

1.2. Годичный срок для распределения доли в уставном капитале общества между всеми его участниками со дня ее перехода к обществу предусмотрен пунктами 2, 3 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в целях регулирования корпоративных отношений Общества и его участников. Указанные положения Закона не определяют правовых последствий в виде отказа в регистрации изменений в сведения об Обществе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, в случае несоблюдения указанного срока.

По делу N А38-10619/2018 Общество обратилось в суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции от 09.08.2018 N 5195А.

Решением Арбитражного суда Республики Марий Эл от 08.02.2019 заявленное требование удовлетворено.

Инспекция, не согласившись с решением суда, обратилась в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила отменить решение суда и принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Первый арбитражный апелляционный суд не установил правовых оснований для отмены решения суда.

Общество зарегистрировано 11.12.2002, его участниками являлись Ш.Р.Х. (60%), Ш.Р.Х. (20%), а также Х.И.Т. (20%).

Х.И.Т. реализовал свое право на выход участника из Общества посредством отчуждения Обществу всей принадлежащей ему доли в уставном капитале.

В связи с выходом из Общества Х.И.Т. 28.09.2016 в ЕГРЮЛ внесена запись о принадлежности Обществу 20% доли в уставном капитале номинальной стоимостью 4 400 000 рублей.

Общим собранием участников Общества 18.07.2018 принято решение распределить указанную долю между участниками пропорционально их долям в уставном капитале и утвердить новый размер долей участников Общества, что подтверждается протоколом внеочередного общего собрания участников от 18.07.2018.

Общество 02.08.2018 в соответствии с решением общего собрания участников обратилось в регистрирующий орган с заявлением по форме N Р14001 о государственной регистрации соответствующих изменений в ЕГРЮЛ с приложением необходимых документов.

По результатам рассмотрения представленных документов инспекцией принято решение от 09.08.2018 N 5195А об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2011 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в связи с непредставлением необходимых для государственной регистрации документов.

Согласно решению регистрирующего органа N 5195А от 09.08.2018 основанием для отказа в государственной регистрации изменений в сведения об Обществе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, послужило нераспределение доли в уставном капитале между всеми участниками общества в течение одного года со дня перехода доли.

Согласно пунктам 2, 3 статьи 24 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в течение одного года со дня перехода доли или части доли в уставном капитале общества к обществу они должны быть по решению общего собрания участников общества распределены между всеми участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества или предложены для приобретения всем либо некоторым участникам общества и (или), если это не запрещено уставом общества, третьим лицам.

Распределение доли или части доли между участниками общества допускается только в случае, если до перехода доли или части доли к обществу они были оплачены или за них была предоставлена компенсация, предусмотренная пунктом 3 статьи 15 настоящего Федерального закона.

В соответствии с пунктом 5 статьи 24 Закона N 14-ФЗ не распределенные или не проданные в установленный настоящей статьей срок доля или часть доли в уставном капитале общества должны быть погашены, и размер уставного капитала общества должен быть уменьшен на величину номинальной стоимости этой доли или этой части доли.

Согласно пункту 6 статьи 24 Закона N 14-ФЗ орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, должен быть извещен о состоявшемся переходе к обществу доли или части доли в уставном капитале общества не позднее чем в течение месяца со дня перехода к обществу доли или части доли путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ и документа, подтверждающего основания перехода к обществу доли или части доли. В случае, если в течение указанного срока доля или часть доли будет распределена, продана или погашена, орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, извещается обществом путем направления заявления о внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ и документов, подтверждающих основания перехода к обществу доли или части доли, а также их последующих распределения, продажи или погашения. Документы для государственной регистрации предусмотренных настоящей статьей изменений, а при продаже доли или части доли также документы, подтверждающие оплату доли или части доли в уставном капитале общества, должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня принятия решения о распределении доли или части доли между всеми участниками общества, об их оплате приобретателем либо о погашении. Указанные изменения приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, при обращении в регистрирующий орган для государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, Обществом представлен необходимый пакет документов, в том числе заявление по форме N Р14001, протокол общего собрания участников от 18.07.2018, на котором принято решение о распределении доли в уставном капитале Общества номинальной стоимостью 4 400 000 руб. между всеми участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале.

Материалами дела подтвержден переход доли к Обществу после подачи Х.И.Т. в порядке статьи 26 Закона N 14-ФЗ заявления о выходе из состава его участников.

Протокол внеочередного общего собрания участников от 18.07.2018 в никем не оспорен, недействительным не признан.

Следовательно, у регистрирующего органа не имелось оснований считать указанный протокол непредставленным и отказывать в совершении регистрационных действий.

Довод регистрирующего органа о том, что нераспределение доли в уставном капитале между всеми участниками общества в течение одного года со дня перехода доли, является основанием к отказу в совершении регистрационных действий, обоснованно отклонен судом первой инстанции.

Годичный срок для распределения доли в уставном капитале общества между всеми его участниками со дня ее перехода к обществу предусмотрен пунктами 2, 3 статьи 24 Закона N 14-ФЗ в целях регулирования корпоративных отношений Общества и его участников.

Указанные положения Закона N 14-ФЗ не определяют правовых последствий в виде отказа в регистрации изменений в сведения об Обществе, содержащиеся в ЕГРЮЛ, в случае несоблюдения указанного срока.

1.3. Исходя из конкретных обстоятельств дела, суды признали обоснованным отказ в государственной регистрации изменений, касающихся выхода участника общества с ограниченной ответственностью из общества.

По делу N А65-26293/2018 ООО "С." обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконным решения инспекции N 11416А об отказе в государственной регистрации, об обязании устранить нарушение прав и законных интересов заявителя путем внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении участия в обществе М.А.С.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 13.12.2018 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обратилось в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просило отменить решение суда первой инстанции на основании статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принять новый судебный акт об удовлетворении требований ООО "С.".

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в адрес регистрирующего органа 05.03.2018 от Д.В.В. поступили документы, направленные в электронном виде через сайт Федеральной налоговой службы Российской Федерации, для внесения изменений в сведения об обществе, содержащиеся в ЕГРЮЛ

По результатам рассмотрения заявления инспекцией 14.03.2018 принято решение N 11416А об отказе в государственной регистрации в соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ) в связи с тем, что заявление о выходе М.А.С. из общества было получено обществом 30.12.2015 и М.А.С. уже не являлся участником общества, при этом в регистрирующем органе имеются решение от 16.07.2016 и протокол от 27.07.2016, где М.А.С. принимает участие.

На основании пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации.

Пунктом 1 статьи 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ) предусмотрено, что участник общества вправе выйти из общества путем отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества.

Пунктом 6.1 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ определено, что в случае выхода участника общества из общества в соответствии со статьей 26 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ его доля переходит к обществу.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 7 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ доля участника общества переходит к обществу с даты получения обществом заявления участника о выходе из общества, если право участника на выход из общества предусмотрено уставом.

В силу пункта 7.1 статьи 23 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ документы для государственной регистрации соответствующих изменений должны быть представлены в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в течение месяца со дня перехода доли или части доли к обществу. Указанные изменения приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации.

Из материалов дела следует, что в регистрирующий орган 05.03.2018 общество представило заявление от 30.12.2015 о выходе М.А.С. из общества с отметкой о получении заявления о выходе обществом 30.12.2015.

Суд первой инстанции установил, что решением N 57939А от 21.12.2015 регистрирующим органом было отказано в государственной регистрации, изменения в отношении общества об увлечении уставного капитала не были произведены, на момент составления 30.12.2015 заявления участника общества М.А.С. был единственным участником общества.

В данном случае судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что М.А.С. после 30.12.2015 принимал и участвовал в общем собрании участников общества 27.07.2016 и принимал решение от 16.07.2016., согласно которому участник общества единолично принял 16.07.2016 в г. Казани решение о продаже 2/111 доли - участнику общества и 1/101 части - третьему лицу - ООО "С.".

Как обоснованно указал суд первой инстанции в своем решении, доказательств оспаривания решения инспекции N 57939А от 21.12.2015 об отказе в государственной регистрации изменений относительно увеличения уставного капитала, как и доказательств недействительности решения общества от 16.07.2016 и протокола общества от 27.07.2016, в материалы дела заявителем не представлены.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, исследовав и оценив фактические обстоятельства, представленные в материалы дела доказательства, пришел к правильному выводу, что вынесенное регистрирующим органом решение N 11416А об отказе в государственной регистрации от 14.03.2018 является обоснованным, оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

1.4. Признавая неправомерным принятое по мотиву недостоверности сведений об адресе юридического лица решение об отказе в государственной регистрации, суды апелляционной и кассационной инстанций отметили, что, имея сведения о наличии договора аренды нежилого помещения, регистрирующий орган не выяснял вопросы действительности заключенной сделки, а запрашивал у арендодателя помещения сведения о том, выдавалось ли разрешение (гарантийное письмо) на государственную регистрацию юридического адреса заявителю. Однако, ни нормами гражданского законодательства, ни Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" не предусмотрено обязательное предоставление в регистрирующий орган разрешения либо гарантийного письма на государственную регистрацию юридического адреса организации.

По делу N А65-22728/2018 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к инспекции об отмене решения от 27.04.2018 N 15600А об отказе в государственной регистрации и обязании внести в Единый государственный реестр юридических лиц актуальную информацию о расположении Общества.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2019 решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 18.10.2018 отменено. По делу принят новый судебный акт. Признано недействительным решение инспекции от 27.04.2018 N 15600А об отказе в государственной регистрации. Инспекции вменена обязанность внести в Единый государственный реестр юридических лиц актуальную информацию о расположении Общество.

Инспекция, не согласившись с постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2019, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемый судебный акт отменить, как принятый при неправильном применении норм материального и процессуального права, не соответствии выводов суда апелляционной инстанции фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, и оставить в силе решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 18.10.2018.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, общество обратилось в инспекцию с заявлением о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), связанных с изменением адреса (места нахождения) юридического лица.

С целью установления достоверности сведений об адресе юридического лица, включаемых в ЕГРЮЛ, информация о поступлении заявления в связи с изменением адреса (места нахождения) общества направлена регистрирующим органом в межрайонную инспекцию.

Согласно поступившей информации государственная регистрация постоянно действующего исполнительного органа общества по указанному адресу невозможна в связи с недостоверностью сведений, а именно, в межрайонную инспекцию поступило письмо от собственника помещения, в котором сообщается, что гарантийного письма с представлением юридического адреса он заявителю не выдавал; также руководителю общества по указанному адресу направлено приглашение явиться в инспекцию, которое не вручено адресату по причине "неудачная попытка вручения", что свидетельствует об отсутствии почтовой связи с юридическим лицом.

По результатам рассмотрения представленных документов инспекцией принято решение от 27.04.2018 N 15600А об отказе в государственной регистрации на основании подпункта "р" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции исходил из законности действий регистрирующего органа, соответствующих требованиям Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на недоказанность регистрирующим органом факта предоставления обществом недостоверных сведений о новом адресе юридического лица при государственной регистрации изменений в сведения об юридическом лице.

Судебными инстанциями из материалов дела установлено, что с целью проверки достоверности сведений об адресе общества, включаемых в ЕГРЮЛ, межрайонная инспекция в адрес Муниципального казенного учреждения (арендодатель) 28.03.2018 направлялся запрос в отношении общества на предмет выдачи разрешения (гарантийного письма) на государственную регистрацию юридического адреса общества - г. Казань, ул. Карбышева, д. 60 пом. 25.

Согласно представленного ответа от 16.04.2018 Исполнительный комитет муниципального образования разрешение (гарантийное письмо) на государственную регистрацию юридического адреса общества не выдавалось.

Кроме того, межрайонной инспекцией руководителю общества С.А.И. по адресу: г. Казань, ул. Карбышева, д. 60 пом. 25 направлялось приглашение от 29.03.2018 явиться в инспекцию, которое не вручено адресату по причине "неудачная попытка вручения".

По мнению регистрирующего органа, данные обстоятельства свидетельствовали о представлении заявителем недостоверных сведений о новом адресе общества, а также отсутствие почтовой связи с юридическим лицом.

Суд первой инстанции согласился с позицией регистрирующего органа.

Между тем, суд апелляционной инстанции правомерно указал на ошибочность вывода суда первой инстанции, указав, на недоказанность регистрирующим органом недостоверность представленных обществом сведений о новом адресе юридического лица.

В силу подпункта "р" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается при наличии у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений, предусмотренных подпунктом "в" пункта 1 статьи 5 указанного Федерального закона.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 2 Постановления Пленум ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" указано, что при рассмотрении споров, связанных с отказом в государственной регистрации юридического лица, арбитражным судам необходимо принимать во внимание, что регистрирующий орган на основании подпункта "р" пункта 1 статьи 23 Закона вправе отказать в государственной регистрации при наличии заявления собственника соответствующего объекта недвижимости (иного управомоченного лица) о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по адресу данного объекта недвижимости.

Вместе с тем судам следует учитывать, что по смыслу пункта 4 статьи 9 Закона регистрирующий орган не вправе возлагать на лицо, обратившееся с соответствующим заявлением о государственной регистрации, бремя подтверждения достоверности представленных сведений об адресе юридического лица, в том числе путем представления дополнительных документов помимо предусмотренных Законом.

В рассматриваемом случае таких доказательств регистрирующим органом в материалы дела не представлено.

Так, обществом в регистрирующий орган вместе с заявлением по форме N Р14001 был представлен договор аренды нежилого помещения от 19.09.2016 N 8719-95Л, заключенный между муниципальным казенным учреждением (арендодатель) и обществом (арендатор), по которому заявителю переданы помещения с N 25 по N 29, N 59, этаж 1, расположенные по адресу г. Казань, ул. Карбышева, д. 60 для использования под жилищно-коммунальное хозяйство, инновационную деятельность, бытовое обслуживание, здравоохранение, народно-художественные промыслы, внутренний туризм, физкультуру и спорт, культуру, частные учреждения дополнительного образования детей. Целевое использование имущества является окончательным и не подлежит изменению.

Исходя из толкований условия договора, не следует, что самому обществу и органам его управления запрещено находиться по данному адресу и получать какую-либо корреспонденцию.

При этом, имея сведения о наличии такого договора, регистрирующий орган не выяснял вопросы действительности заключенной сделки, а также факт передачи помещений арендатору в пользование.

Проверку с выходом по месту нахождения спорных помещений регистрирующий орган также не производил, акт обследования спорных помещений не составлял.

Судом апелляционной инстанции правомерно учтено, что регистрирующий орган запросил у арендодателя помещения сведения о том, выдавалось ли разрешение (гарантийное письмо) на государственную регистрацию юридического адреса заявителю.

Однако, ни нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, ни Законом N 129-ФЗ, ни Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" не предусмотрено обязательное предоставление в регистрирующий орган разрешения либо гарантийного письма на государственную регистрацию юридического адреса организации.

Однократное неполучение корреспонденции по указанному адресу также не свидетельствует о недостоверности информации о месте нахождения юридического лица, учитывая, что извещение направлялось регистрирующим органом по адресу г. Казань, ул. Карбышева, д. 60 пом. 25, тогда как у общества в аренде по указанному адресу также находятся помещения с N 25 по N 29, N 59, этаж 1.

Кроме того, судом апелляционной инстанции принято во внимание, что вся корреспонденция, отправляемая заявителю в рамках настоящего дела, направлялась по адресу: г. Казань, ул. Карбышева, д. 60, пом. 25 и была получена заявителем, что свидетельствует о нахождении заявителя по указанному адресу и получении им по нему почтовой корреспонденции.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции сделал обоснованный вывод о признании недействительным отказа регистрирующего органа в государственной регистрации изменений адреса юридического лица и правомерно удовлетворил заявленные требований в полном объеме.

1.5. Приведенный заявителем довод о том, что постановление суда общей юрисдикции в рамках уголовного дела носит разрешительный характер и в отсутствие самостоятельных процессуальных действий следственных органов по наложению ареста на долю в уставном капитале юридического лица с составлением соответствующего протокола не порождает правовых последствий, был отклонен судом округа как основанный на неверном толковании норм уголовно-процессуального законодательства, а также содержания резолютивной части соответствующего судебного акта суда общей юрисдикции, из которой следует, что данное постановление является самостоятельной мерой ограничения и не обязывает орган, в производстве которого находится уголовное дело, к каким-либо отдельным процессуальным действиям.

По делу N А51-24967/2018 общество обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 05.09.2018 N 13117А об отказе в государственной регистрации смены участника общества, решения управления от 07.11.2018 N 13-09/39714 об отказе в удовлетворении жалобы на решение инспекции от 05.09.2018 N 13117А, о признании незаконными действий налоговых органов по отказу в государственной регистрации смены участника общества, об обязании регистрирующего органа устранить допущенные нарушения и осуществить регистрационные действия по смене участника указанного общества.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 06.02.2019, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2019 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе общество просило отменить принятые по делу решение и постановление, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Арбитражный суд Дальневосточного округа не усмотрел правовых оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами и следует из материалов настоящего дела, 30.07.2018 обществом в инспекцию представлено заявление по форме N Р14001 о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (внесение сведений о прекращении участия ООО "П." в обществе и внесение сведений о новом участнике Компании).

05.09.2018 инспекцией принято решение N 13117А об отказе в государственной регистрации представленных изменений на основании подпункта "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". При этом, основанием для отказа в регистрации явилось наличие запрета на совершение регистрационных действий в отношении данного юридического лица, наложенного постановлением Тверского районного суда г. Москвы от 06.08.2018 N 3/6-1407/18 в рамках уголовного дела.

Согласно подпункту "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" отказ в государственной регистрации допускается в случае, если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды приняли во внимание, что постановлением Тверского районного суда г. Москвы от 06.08.2018 N 3/6-1407/18 в рамках уголовного дела наложен арест на 100% доли в уставном капитале юридических лиц, в том числе Общества и ООО "П.", с запретом совершения регистрационных действий, связанных с распоряжением долей в уставном капитале.

Из положений статьи 392 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации следует, что вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение приговора, определения, постановления суда влечет за собой ответственность, предусмотренную статьей 315 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 111 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации наложение ареста является мерой процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения установленного названным Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора.

В соответствии с частью 1 статьи 115.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации срок ареста, наложенного на имущество лиц, указанных в части третьей статьи 115 указанного Кодекса, может быть продлен в случае, если не отпали основания для его применения.

В силу части 9 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость, а также в случае истечения установленного судом срока ареста, наложенного на имущество, или отказа в его продлении.

Принимая во внимание вышеуказанные нормы права, учитывая, что на момент государственной регистрации действовал запрет на совершение регистрационных действий в отношении Общества, наложенный постановлением Тверского районного суда г. Москвы от 06.08.2018 N 3/6-1407/18, и продленный до 05.11.2018, а впоследствии до 05.05.2019, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что оспариваемое решение об отказе в государственной регистрации изменений в отношении Общества принято регистрирующим во исполнение вступившего в законную силу судебного акта.

С учетом изложенного, суды обоснованно отказали в удовлетворении заявленных требований Общества в связи с наличием правовых оснований, предусмотренных частью 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с чем соглашается окружной суд при пересмотре дела в кассационном порядке.

При этом суды отклонили доводы общества о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований со ссылкой на истечение срока наложения ареста как не имеющие правового значения для рассмотрения настоящего спора, поскольку исходя из положений главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 99 "Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", законность оспариваемого ненормативного правового акта, соответственно решения, действия (бездействия) подлежит проверке на момент принятия акта, совершения оспариваемого действия.

Довод Общества в жалобе о том, что постановление Тверского районного суда г. Москвы от 06.08.2018 N 3/6-1407/18 носит разрешительный характер и в отсутствие самостоятельных процессуальных действий следственных органов по наложению ареста на долю в уставном капитале юридического лица с составлением соответствующего протокола не порождает правовых последствий, отклоняется судом округа как основанный на неверном толковании норм уголовно-процессуального законодательства, а также содержания резолютивной части указанного судебного акта суда общей юрисдикции из которой следует, что данное постановление является самостоятельной мерой ограничения и не обязывает орган, в производстве которого находится уголовное дело, к каким-либо отдельным процессуальным действиям.

1.6. Слово "Олимп" прямо не отнесено к олимпийской символике и не является образованным на основе наименований "Олимпийский", "Олимпиада", "Сочи 2014", "Olympic", "Olympian", "Olympiad", "Olympic Winter Games", "Olympic Games", "Sochi 2014".

По делу N А21-8735/2018 Общество обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением к Инспекции о признании недействительным решения инспекции от 04.05.2018 N 9278А об отказе в государственной регистрации.

Решением Арбитражного суда Калининградской области от 12.12.2018 по делу N А21-8735/2018 требования удовлетворены.

Не соглашаясь с принятым судебным актом, Инспекция в апелляционной жалобе просила его отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 25.04.2018 заявителем на регистрацию представлено заявление по форме N Р13001 о смене юридического адреса и об утверждении новой редакции Устава.

Решением Инспекции от 04.05.2018 N 9278А было отказано в регистрации со ссылкой на "а", "ж" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Довод Инспекции о несоответствии наименования юридического лица требованиям федерального закона обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Инспекция, принимая оспариваемое решение от 04.05.2018 N 9278А, со ссылкой, в том числе на подпункт "а" пункта 1 статьи 23 и пункт 4 статьи 26 Закона N 129-ФЗ указало на непредставление Обществом в составе документов для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, договора с Международным олимпийским комитетом и (или) уполномоченными им организациями.

Суд апелляционной инстанции считает такой вывод Инспекции необоснованным.

Согласно пункту 4 статьи 26 Закона N 129-ФЗ в случае использования олимпийской и (или) паралимпийской символики в наименовании юридического лица, его фирменном наименовании при государственной регистрации создаваемого юридического лица, в том числе путем реорганизации (преобразования, слияния, разделения, выделения), а также при государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган помимо документов, предусмотренных статьями 12, 14 или 17 настоящего Федерального закона, представляется соответствующий договор с Международным олимпийским комитетом и (или) Международным паралимпийским комитетом или уполномоченными ими организациями.

Вместе с тем, Общество в своем наименовании не использует ни олимпийскую, ни паралимпийскую символику.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Федерального закона от 01.12.2007 N 310-ФЗ "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" (далее - Закон N 310-ФЗ) под олимпийской символикой понимаются наименования "Олимпийский", "Олимпиада", "Сочи 2014", "Olympic", "Olympian", "Olympiad", "Olympic Winter Games", "Olympic Games", "Sochi 2014" и образованные на их основе слова и словосочетания, олимпийские символ, огонь, факел, флаг, гимн, девиз, а также эмблемы, символы и сходные с ними обозначения Олимпийских игр и олимпийских игр, предшествующих им и следующих за ними. Под паралимпийской символикой понимаются наименования "Паралимпийский", "Паралимпиада", "Paralympic", "Paralympian", "Paralympiad", "Paralympic Winter Games", "Paralympic Games" и образованные на их основе слова и словосочетания, паралимпийские символ, флаг, гимн, девиз, а также эмблемы, символы и сходные с ними обозначения Паралимпийских игр и паралимпийских игр, предшествующих им и следующих за ними. К олимпийской символике и паралимпийской символике относятся также произведения изобразительного искусства, музыкальные, литературные и иные произведения, содержащие олимпийскую символику и (или) паралимпийскую символику или ее элементы и предназначенные для обозначения Олимпийских игр и Паралимпийских игр, а также олимпийских игр и паралимпийских игр, предшествующих им и следующих за ними.

Используемое в наименовании Общества слово "Олимп-Агро" по смыслу пункта 1 статьи 7 Закона N 310-ФЗ не может быть отнесено к олимпийской, либо паралимпийской символике

Слово "Олимп" прямо не отнесено к олимпийской символике и не является образованным на основе наименований "Олимпийский", "Олимпиада", "Сочи 2014", "Olympic", "Olympian", "Olympiad", "Olympic Winter Games", "Olympic Games", "Sochi 2014".

Кроме того, учитывая, что заявитель в ЕГРЮЛ был зарегистрирован в 26.11.2009, то обстоятельство, что слово "Олимп" использовано им в словосочетании "Олимп-Агро", исходя из понимания слова "Олимп" как географического термина, принимая во внимание основные виды деятельности данной организации (сельское хозяйство), отсутствие взаимосвязи с терминами "олимпийский" и "Сочи 2014", при отсутствии доказательств использования Обществом дополнительно каких-либо символов, образованных от обозначенных Законом слов или словосочетаний, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что в данном случае наименование "Олимп-Агро" не является сходным до степени смешения с олимпийской символикой.

С учетом изложенного Инспекция неправомерно отказала Обществу в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, в связи с отсутствием договора с Международным олимпийским комитетом и (или) уполномоченными им организациями.

1.7. Суд кассационной инстанции признал обоснованным довод заявителя о том, что закон не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в государственный реестр таких сведений. Между тем арбитражным судом установлено, что надлежащих доказательств освобождения физического от должности директора общества не имеется, в связи с чем суд кассационной инстанции оставил без изменения судебные акты, которыми было признано правомерным принятое на основании подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" решение об отказе в государственной регистрации.

По делу N А76-30596/2017 Г.М.О. обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании недействительными решения инспекции N 5210585А об отказе в государственной регистрации юридического лица общества), решения управления от 27.06.2017 N 16-07/2/002954, обязании инспекции устранить допущенные нарушения прав заявителя в течение пяти дней со дня вступления решения в законную силу в установленном законом порядке.

Решением суда от 09.11.2018 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2019 решение суда оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, 28.04.2017 в инспекцию поступило заявление о государственной регистрации юридического лица общества.

В ходе проведения контроля полноты и достоверности заявленных сведений, регистрирующим органом установлено, что по состоянию на 28.04.2017 в ЕГРЮЛ содержатся сведения о Г.М.О., как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица общества "П.".

25.11.2016 в ЕГРЮЛ в отношении общества "П." внесены сведения о принятом решении о предстоящем исключении недействующего юридического лица из Реестра.

24.03.2017 в ЕГРЮЛ в отношении общества "П." внесены сведения об исключении юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность, из Реестра по решению регистрирующего органа.

В результате контроля в отношении общества "П." установлено, что задолженность данного юридического лица перед бюджетом Российской Федерации была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица.

Инспекция, рассмотрев имеющиеся в наличии документы, приняла оспариваемое решение от 04.05.2017 N 5210585А об отказе в государственной регистрации сведений о юридическом лице, на основании подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, поскольку по состоянию на 28.04.2017 (т.е. на момент представления документов в регистрирующий орган) не истекли три года с момента исключения из ЕГРЮЛ юридического лица - общества "П.", которое имело задолженность перед бюджетом Российской Федерации и в отношении которого задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица.

В соответствии с подпунктом "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае, если в регистрирующий орган представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) юридического лица либо о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении лиц, имевших на момент исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица право без доверенности действовать от имени такого юридического лица, которое на момент его исключения из ЕГРЮЛ имело задолженность перед бюджетом или бюджетами бюджетной системы Российской Федерации либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения указанного юридического лица из ЕГРЮЛ.

По состоянию на 28.04.2017 (то есть на момент представления в регистрирующий орган заявления о государственной регистрации юридического лица общества при создании) не истекли три года с момента исключения из ЕГРЮЛ (24.03.2017) юридического лица - общества "П.", которое имело задолженность перед бюджетом Российской Федерации и в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица.

При этом по состоянию на 28.04.2017 в ЕГРЮЛ содержатся сведения о Г.М.О. как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - общества "П.".

Представленное в налоговый орган 28.04.2017 заявление о государственной регистрации юридического лица при создании содержит сведения о физическом лице Г.М.О., имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - общества.

В период с 05.09.2005 (дата внесения сведений в ЕГРЮЛ о Г.М.О., как о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени общества "П.") до 24.03.2017 (дата исключения юридического лица общества "П." из ЕГРЮЛ) информация об изменении сведений о руководителе общества "П." в ЕГРЮЛ отсутствует.

При таких обстоятельствах выводы судов о соответствии оспариваемого решения налогового органа подпункту "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ являются правильными; у регистрирующего органа имелись основания для отказа в государственной регистрации общества.

Довод заявителя о том, что закон не связывает возникновение либо прекращение полномочий единоличного исполнительного органа с фактом внесения в государственный реестр таких сведений является обоснованным.

Между тем арбитражным судом установлено, что надлежащих доказательств освобождения Г.М.О. от должности директора общества "П." не имеется.

При таких обстоятельствах доводы заявителя подлежат отклонению.

1.8. Положения подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" не могут быть истолкованы как ограничивающие права арбитражного управляющего только по тому основанию, что он ранее в других делах о банкротстве на основании решения суда исполнял полномочия управляющего в организациях, имевших недостоверный адрес.

По делу N А84-1366/2018 общество обратилось в Арбитражный суд города Севастополя с заявлением о признании незаконным решения Инспекции от 21.03.2018 N 1525А об отказе в государственной регистрации юридического лица и обязании инспекции повторно рассмотреть заявление конкурсного управляющего общества о внесении сведений о юридическом лице в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ).

Решением Арбитражного суда города Севастополя от 10 сентября 2018 года оспариваемое решение признано недействительным, на Инспекцию возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества путем внесения в ЕГРЮЛ сведений о юридическом лице, зарегистрированном на территории Республики Крым или города федерального значения Севастополя на день принятия в Российскую Федерацию Республики Крым, города федерального значения Севастополя и образования в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя, на основании заявления общества от 14.03.2018 N 1469А.

Постановлением Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2019 года решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, общество, а также Д.А.Д., не привлеченный к участию в деле, обратились с кассационными жалобами, в которых просили его отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции.

Как установлено судами, 14.03.2018 конкурсный управляющий общества обратился в инспекцию с заявлением по форме N Р18001 о внесении сведений о юридическом лице в ЕГРЮЛ как о юридическом лице, зарегистрированном на территории города федерального значения Севастополя на день принятия Республики Крым и города федерального значения Севастополя в Российскую Федерацию и образования в составе Российской Федерации новых субъектов - Республики Крым и города федерального значения Севастополя.

Решением инспекции от 21.03.2018 N 1525А в государственной регистрации юридического лица отказано на основании "а" и "ф" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ, Закон о регистрации).

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предусмотренные статьей 23 Закона N 129-ФЗ основания для принятия решения об отказе в государственной регистрации у инспекции отсутствовали.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания незаконным решения инспекции от 21.03.2018 N 1525А.

Суд кассационной инстанции исходил, в частности, из следующего.

В качестве самостоятельного основания для отказа в государственной регистрации в оспариваемом решении инспекции со ссылкой на подпункт "ф" пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации указано, что конкурсный управляющий общества Б.Е.В. не может быть лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени общества, ввиду того, что в ЕГРЮЛ содержится запись о недостоверности сведений в отношении юридического лица ООО "В.", от имени которого без доверенности имеет право действовать Б.Е.В.

Между тем вопреки мнению регистрирующего органа положения подпункта "ф" пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации не могут быть истолкованы как ограничивающие права арбитражного управляющего только по тому основанию, что он ранее в других делах о банкротстве на основании решения суда исполнял полномочия управляющего в организациях, имевших недостоверный адрес.

При наличии вступившего в законную силу судебного акта об утверждении гражданина конкурсным управляющим в силу принципа общеобязательности судебного решения (часть 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) соответствующая запись должна быть внесена регистрирующим органом в государственный реестр без дополнительной проверки.

В случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению гражданина конкурсным управляющим, полномочиями по отстранению конкурсного управляющего от исполнения обязанностей обладает арбитражный суд (абзац четвертый пункта 1 статьи 145 Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"), а не регистрирующий орган.

Данные выводы согласуются с позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 21 января 2019 года N 307-ЭС18-14705 по делу N А44-8108/2016.

2. Споры о признании недействительными решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

2.1. Ввиду того, что заявитель утвержден конкурсным управляющим общества после того, как в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений об адресе общества, суд кассационной инстанции заключил, что оспариваемые действия инспекции по внесению соответствующей записи не нарушают права заявителя.

По делу N А13-3244/2018 К.Д.Н. обратился в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением к инспекции о признании незаконными действий по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи от 21.06.2017 за государственным регистрационным номером 2173525403544 в отношении общества о признании сведений об адресе общества недостоверными, о возложении на инспекцию обязанности об исключении из ЕГРЮЛ записи от 21.06.2017.

Решением суда от 02.10.2018 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением апелляционного суда от 13.02.2019 решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе К.Д.Н. просил решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции посчитал, что жалоба не подлежит удовлетворению.

Материалами дела подтверждается следующее.

Общество создано 11.02.2016 по решению его единственного учредителя А.Д.Н. и зарегистрировано в качестве юридического лица 20.02.2016 за основным государственным регистрационным номером 1163525058840.

При регистрации общества указан его юридический адрес: Вологодская обл., г. Череповец, пр. Победы, д. 72, оф. 2. Для регистрации сведений о месте нахождения общества в подтверждение адреса обществом представлен в регистрирующий орган договор аренды нежилого помещения от 15.02.2016 между ООО "Г." (арендодатель) и обществом (арендатор) сроком действия с 15.02.2016 по 14.02.2017.

Согласно протоколу осмотра объекта недвижимости от 06.02.2017 инспекция провела проверку достоверности адреса места нахождения общества. В результате проверки установлено, что по указанному адресу зарегистрировано 32 юридических лица, по названному адресу расположен 9-этажный жилой дом, на первом этаже размещены торговые помещения (магазины), парикмахерская и т.д. Собственником помещения площадью 198,7 кв. м является ООО "Г.". Согласно договору от 22.10.2015 N 1/15 ООО "Г." передало ООО "Т." в аренду помещение 198,7 кв. м на срок с 22.10.2015 по 21.10.2018. При осмотре установлено, что в соответствии с договором на всей арендуемой площади располагается магазин "Ф." (торговый зал площадью 49,5 кв. м), магазин работает, все помещения заняты, в субаренду не сдаются. ООО "Г." предоставило организациям для внесения сведений об юридическом адресе указанное нежилое помещение ранее переданное в аренду ООО "Т.", что свидетельствует о недостоверности сведений, предоставленных на регистрацию места нахождения организаций. Офисных помещений по указанному адресу нет.

На основании полученной информации инспекция пришла к выводу о недостоверности сведений, предоставленных на регистрацию адреса обществ, после чего направила обществу и его руководителю уведомления от 17.03.2017 N 06-20/25 и 06-22/25Р об уточнении юридического адреса общества.

Поскольку в установленный срок, сведения, подтверждающие достоверность адреса регистрации, от юридического лица не поступили, 21.06.2017 инспекция внесла в ЕГРЮЛ запись за номером 2173525403544 о недостоверности сведений о местонахождении общества.

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 30.06.2017 по делу N А13-3434/2017 ликвидируемое общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении общества открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим общества утвержден К.Д.Н.

Суды посчитали, что оспариваемые действия соответствуют закону и заявителем не доказано нарушение его прав оспариваемыми действиями, и отказали в удовлетворении заявления.

Суды правильно применили положения статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и сделали обоснованный вывод о том, что не имеется оснований для признания незаконными действий инспекции по внесению в ЕГРЮЛ сведений о недостоверности сведений о месте нахождения общества, поскольку оспариваемые действия инспекции соответствуют требованиям закона и не нарушают и не создают угрозу нарушения прав и законных интересов заявителя.

Суды обоснованно отклонили доводы заявителя, правомерно сославшись на то, что в соответствии с пунктом 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" переход полномочий органов юридического лица в установленных законом случаях (пункт 3 статьи 62 ГК РФ, пункт 1 статьи 94 и пункт 2 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и т.п.) сам по себе не влечет изменение места нахождения юридического лица.

Суды установили, что К.Д.Н. утвержден конкурсным управляющим общества после того, как в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений о месте нахождения общества, соответственно, оспариваемые по настоящему делу действия инспекции не нарушают права К.Д.Н.

2.2. Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, суды установили нарушение порядка при составлении заявления по форме N Р34001, в связи с чем решение по внесению в ЕГРЮЛ записи о недостоверности сведений об учредителе (участнике) общества было признано незаконным.

По делу N А54-476/2018 общество обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с заявлением к инспекции о признании незаконным, в частности, решения инспекции по внесению записи в единый государственный реестр юридических лиц за государственным регистрационным номером 2176234178790 от 04.05.2017 о недостоверности сведений об учредителе (участнике) общества Б.Г.И.

Решением суда области от 23.08.2018, оставленным без изменения апелляционным постановлением от 27.11.2018, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, инспекция обратилась в Арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просила их отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судами и следует из материалов дела, общество зарегистрировано 17.12.2015 инспекции. Единственным участником и директором общества является Б.Г.И.

18.04.2017 государственным налоговым инспектором отдела камеральных проверок N 1 Межрайонной инспекции К.С.В. проведен допрос Б.Г.И., о чем составлены протоколы допроса. При этом от Б.Г.И. принято заявление физического лица о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц, составленное по форме N Р34001.

21.04.2017 Межрайонная инспекция направила в адрес инспекции области указанное заявление, составленное по форме N Р34001, о чем была составлена расписка в получении документов, представленных при государственной регистрации юридического лица.

04.05.2017 инспекцией в ЕГРЮЛ была внесена запись N 2176234178790 о недостоверности сведений об участнике и руководителе общества Б. Г.И.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, суды установили нарушение порядка при составлении заявления по форме N Р34001

Суды проанализировали положения статей 1, пунктов 1, 4 статьи 5, пунктов 6 статьи 9, пунктов 1, 5 статьи 11, Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", Приказа ФНС России от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ "Об утверждении оснований, условий и способов проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" мероприятий, порядка использования результатов этих мероприятий, формы письменного возражения относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц, формы заявления физического лица о недостоверности сведений о нем в Едином государственном реестре юридических лиц", Приказа Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 22.07.2004 N САЭ-3-09/436@ "О совершенствовании организации работы по регистрации и учету юридических лиц и физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, в Единых регистрационных центрах и в налоговых органах", Приказа Управления от 27.06.2014 N 2.1-05-2.9/176@ и заключили следующее.

Заявление по форме N Р34001 представляется в налоговый орган, осуществляющий полномочия в сфере государственной регистрации юридических лиц, непосредственно лицом, представившим заявление, и подписывается им в присутствии должностного лица налогового органа, осуществляющего полномочия в сфере государственной регистрации юридических лиц, либо лица, уполномоченного свидетельствовать подлинность подписи в нотариальном порядке. Подпись не проставляется в случае направления заявления в форме электронного документа, подписанного электронной подписью лица, представившего заявление.

На территории Рязанской области органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, и выполняющим функции Единого регистрационного центра по государственной регистрации юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств является инспекция.

Как установлено судами, подпись Б.Г.И. на заявлении по форме N Р34001 проставлена в присутствии государственного налогового инспектора отдела камеральных проверок N 1 Межрайонной инспекции К.С.В., то есть неуполномоченного на то лица, и, как следствие, запись Межрайонной инспекции от 04.05.2017 N 2176234178790 о недостоверности сведений об участнике и руководителе общества Б.Г.И. также не может считаться действительной, при том, что материалы дела содержат пояснения Б.Г.И., опровергающие предположение о недостоверности сведений.

Суд округа не принимает во внимание довод кассационной жалобы относительно пропуска трехмесячного срока на обжалование записи о недостоверности сведений от 04.05.2017, поскольку фактически процессуальный срок на обжалование был восстановлен судом первой инстанции, учитывая, что заявленное требование рассмотрено по существу.

2.3. Соглашаясь с выводами судов о законности оспариваемого решения о государственной регистрации изменений, касающихся перехода доли в уставном капитале общества в порядке наследования, суд кассационной инстанции с учетом поведения истца, направленного на наделение наследника правом на участие в обществе, счел возможным заключить об утрате истцом права на последующее возражение относительно неполучения наследником согласия на приобретение статуса участника общества в силу принципа эстоппеля.

По делу N А79-10674/2017 Н.Л.Г. обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии с иском к А.И.Н. и Инспекции, в частности, о признании недействительным решения Инспекции от 22.07.2016 N 2162130904660 о государственной регистрации изменений в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) в отношении А.И.Н. как участника Общества с долей в уставном капитале в размере 50 процентов.

Арбитражный суд Чувашской Республики - Чувашии решением от 22.11.2017, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2018, отказал в удовлетворении исковых требований.

Не согласившись с решением и постановлением, Н.Л.Г. обратился в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить названные судебные акты в связи с неправильным применением норм материального права.

Окружной суд не нашел оснований для отмены обжалованных судебных актов.

Как видно из документов и установил суд, Общество зарегистрировано в качестве юридического лица 02.04.2011. Участниками с долями в уставном капитале по 50 процентов каждый являлись Н.Л.Г. и А.Н.З.

А.Н.З. умер 27.11.2015.

Нотариус нотариального округа город Чебоксары М.А.А. выдала пережившей супруге умершего А.И.Н. свидетельство о праве на наследство в отношении доли в уставном капитале Общества в размере 50 процентов.

А.И.Н. обратилась в налоговый орган с заявлением от 15.07.2016 о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащемся в ЕГРЮЛ (форма N Р14001), в отношении нового состава участников.

Инспекция принял решение от 22.07.2016 о внесении соответствующих сведений. Согласно записи в ЕГРЮЛ участниками Общества являются Н.Л.Г. и А.Н.З. с долями в уставном капитале по 50 процентов каждый.

Согласно пунктам 1 и 8 статьи 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ) переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании. Доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, передача доли, принадлежавшей ликвидированному юридическому лицу, его учредителям (участникам), имеющим вещные права на его имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, допускаются только с согласия остальных участников общества. Уставом общества может быть предусмотрен различный порядок получения согласия участников общества на переход доли или части доли в уставном капитале общества к третьим лицам в зависимости от оснований такого перехода.

В подпункте 9.8 устава Общества предусмотрено, что доли в уставном капитале переходят к наследникам граждан лишь с согласия участников общества.

Из материалов дела усматривается, что А.И.Н., которая являлась наследницей А.Н.З., подала нотариусу заявления о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство. Основанием для выдачи А.И.Н. свидетельства о праве на наследство в отношении доли А.Н.З. в уставном капитале Общества явились, в том числе, действия Н.Л.Г., давшего после открытия наследства нотариальное согласие на принятие наследников А.Н.З. в состав участников Общества. Соответствующее заявление находится в материалах наследственного дела.

Приняв во внимание данное поведение Н.Л.Г., направленное на наделение ответчика (наследника) правом на указанную долю и участие в Обществе, коллегия судей кассационной инстанции сочла возможным заключить об утрате истцом права на последующее возражение относительно неполучения А.И.Н. согласия на приобретение статуса участка Общества в силу принципа эстоппеля.

В соответствии с пунктом 1.4 статьи 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ) А.И.Н., к которой перешли все права и обязанности участника Общества, имела права на подачу в регистрирующий орган заявления о внесении изменений в сведения об Обществе, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

Для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям, и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ случаях для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли (пункт 2 статьи 17 Закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ).

В соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов.

Регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов кроме документов, установленных названным Федеральным законом. Регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных указанным законом. Проверка достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящего включения сведений в ЕГРЮЛ, посредством, в том числе: а) изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем; б) получения необходимых объяснений от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки; в) получения справок и сведений по вопросам, возникающим при проведении проверки. Государственная регистрация не может быть осуществлена в случае установления недостоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц. В случае, если у регистрирующего органа имеются основания для проведения проверки достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ в связи с внесением изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, регистрирующий орган вправе принять решение о приостановлении государственной регистрации до дня окончания проведения проверки достоверности сведений, включаемых в указанный реестр, но не более чем на один месяц (пункты 4, 4.1, 4.2 и 4.4 статьи 9 Закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ).

Суды установили, что формально в регистрирующий орган А.И.Н. представила все документы, необходимые для внесения соответствующих изменений. Регистрирующий орган в силу своих полномочий, в которые входит лишь проверка документов на предмет полноты содержащихся в них сведений, из них исключена возможность требовать представления дополнительных документов, сделал вывод о достоверности сведений, содержащихся в представленных на государственную регистрацию документах.

При таких обстоятельствах у Инспекции отсутствовали правовые основания для отказа А.И.Н. о внесении изменений в государственный реестр.

Кроме того, статус А.И.Н. как участника Общества являлся предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанций и подтвержден в рамках данного дела. Истец не представил доказательств нарушения решением налогового органа от 22.07.2016 своих прав и законных интересов.

С учетом изложенного окружной суд счел обоснованным отказ обеих судебных инстанций в удовлетворении заявленных Н.Л.Г. требований.

2.4. Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, которым были признаны незаконными действия инспекции по внесению в ЕГРЮЛ сведений в отношении общества, и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции сослался, в частности, на то, что вывод суда апелляционной инстанции о наличии у регистрирующего органа оснований для приостановления государственной регистрации и для проверки достоверности сведений, представленных в отношении общества, нельзя признать соответствующим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

По делу N А83-111/2018 Граждане Т.Н.В., И.Л.В. в интересах несовершеннолетней С.О.Н., С.В.Н. (далее - заявители) обратились в суд с заявлением о признании недействительными решений инспекции (далее - регистрирующий орган), на основании которых в Единый государственный реестр юридических лиц Российской Федерации за регистрационными записями от 17.08.17 г. N N 2179102282071 и 2179102282115, от 07.11.17 г. N N 2179102362305 и 2179102362624 внесены изменения в отношении общества

Решением Арбитражного суда Республики Крым от 06.08.18 г. в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 12.12.18 г. решение суда отменено, принято новое решение - признаны незаконными действия регистрирующего органа по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц Российской Федерации в отношении общества сведений по регистрационным записям от 17.08.17 г. N 2179102282071 и N 2179102282115 и от 07.11.17 г. N 2179102362305 и N 2179102362624; на регистрирующий орган возложена обязанность в течение 5-ти рабочих дней восстановить положение, существовавшее до внесения в Единый государственный реестр юридических лиц регистрационных записей от 17.08.17 г. N 2179102282071 и N 2179102282115 и от 07.11.177. N 2179102362305 и N 2179102362624; распределены судебные расходы.

В кассационной жалобе регистрирующий орган просил отменить постановление суда апелляционной инстанции, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, первоначальная государственная регистрация юридического лица общества была осуществлена по законодательству Украины 22.04.98 г. с присвоением ИНН 25148885; его участниками на 18.03.14 г. являлись П.Ю.Ф. и С.Н.С., имевшие равные доли; размер уставного капитала составлял 35.000 укр. грв.; кроме того, С.Н.С. являлся директором этого общества.

08.11.14 г. на решением общего собрания участников устав общества был приведен в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, также было принято единогласное решение о наименовании и местонахождении общества, утверждении размера уставного капитала в 119646,46 руб., учредителях и их долях в уставном капитале (С.Н.С. и П.Ю.Ф. по 50% каждый), директором утвержден С.Н.С.

На основании этого решения общего собрания, утвержденного устава и заявления сведения об обществе 10.12.14 г. были внесены в ЕГРЮЛ с присвоением юридическому лицу ОГРН 1149102120936, с указанием названных выше сведений об уставном капитале и участниках, их долях.

07.07.17 г. С.Н.С. умер. Заявители приняли наследство путем подачи нотариусу соответствующего заявления, на момент рассмотрения дела оформление их прав, как наследников, не закончено.

Другим участником общества П.Ю.Ф. были оформлены решения от 25.07.17 г. о переходе доли в размере 59823,23 руб., не оплаченной С.Н.С., к обществу; от 08.08.17 г. об уменьшении уставного капитала общества до 59823.23 руб. и утверждении Устава общества в новой редакции; от 27.10.17 г. аналогичное решению от 08.08.17 г.

На основании данных решений в регистрирующий орган были предъявлены заявления о соответствующих изменениях с ЕГРЮЛ, которые были приняты регистрирующим органом, после чего были приняты решения о внесении изменений в ЕГРЮЛ, и в Единый государственный реестр юридических лиц были внесены соответствующие записи.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции указал, что заявители не являются лицами, осуществляющими предпринимательскую или иную экономическую деятельность, а также на то, что оспариваемые решения регистрирующего органа не нарушают их корпоративные права, поскольку они не являются ни учредителями, ни участниками общества, а споры о корпоративных правах могут быть разрешены арбитражным судом по правилам главы 28.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд первой инстанции указал, что действиями регистрирующего органа по внесению изменений в ЕГРЮЛ об обществе нарушены права и созданы препятствия для заявителей для осуществления иной экономической деятельности, связанной с правами на получение доли умершего участника общества и вхождением в состав участников общества.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что для внесения в ЕГРЮЛ изменений в отношении общества в регистрирующий орган были представлены документы, содержащие недостоверные сведения, в связи с чем имелись основания для отказа в регистрации. Однако, регистрирующим органом не была приостановлена государственная регистрация вносимых в ЕГРЮЛ изменений, включая сведения об уменьшении уставного капитала, новой редакции Устава по решению одного участника; по этим заявлениям не проведена соответствующая проверка; хотя были объективные основания для возникновения обоснованных сомнений в достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ.

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 201 АПК РФ в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц должны содержаться название закона или иного нормативного правового акта, на соответствие которому проверены оспариваемый акт, решение.

Обязанности регистрирующего органа при государственной регистрации юридических лиц и порядок регистрации такой определяются положениями статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и Федерального закона от 08.08.01 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

В нарушение указанной нормы процессуального права суд апелляционной инстанции, признавая действия регистрирующего органа незаконными, не указал конкретную норму материального права, которой эти действия не соответствуют.

Согласно пункту 3 статьи 51 ГК РФ до государственной регистрации юридического лица, изменений его устава или до включения иных данных, не связанных с изменениями устава, в единый государственный реестр юридических лиц уполномоченный государственный орган обязан провести в порядке и в срок, которые предусмотрены законом, проверку достоверности данных, включаемых в указанный реестр.

При этом в соответствии с пунктом 4.1 статьи 9 и пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Согласно пункту 4.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, проводится регистрирующим органом в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц.

В силу пункта 4.3. этой же статьи основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 данной статьи мероприятий, порядок использования результатов этих мероприятий устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с пунктом 4.4 статьи 9 Закона N 129-ФЗ государственная регистрация не может быть осуществлена в случае установления недостоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц.

В случае, если у регистрирующего органа имеются основания для проведения проверки достоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц в связи с реорганизацией или ликвидацией юридического лица, и (или) в связи с внесением изменений в учредительные документы юридического лица, и (или) в связи с внесением изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц, регистрирующий орган вправе принять решение о приостановлении государственной регистрации до дня окончания проведения проверки достоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц, но не более чем на один месяц.

В решении о приостановлении государственной регистрации должны быть указаны основания, по которым она приостановлена, и срок, в течение которого заявитель может представить документы и пояснения, опровергающие предположение о недостоверности сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц. Указанный срок для представления заявителем документов и пояснений не может быть менее чем пять дней.

Основания для производства регистрирующим органом проверочных мероприятий определены Приказом ФНС России от 11.02.16 г. N ММВ-7-14/72@.

Согласно пункту 2 Приложения N 1 к данному Приказу основаниями для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ, являются:

1) наличие в территориальном органе ФНС России, уполномоченном на осуществление государственной регистрации юридических лиц по месту нахождения юридического лица (далее - регистрирующий орган), письменного возражения заинтересованного лица относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего внесения сведений в ЕГРЮЛ (далее - возражение относительно предстоящего внесения сведений в ЕГРЮЛ), содержащего указание на обстоятельства, на которых основано такое возражение, с приложением к указанному возражению подтверждающих эти обстоятельства документов;

2) несоответствие сведений, содержащихся в документах, представленных в регистрирующий орган при государственной регистрации юридического лица, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у территориальных органов ФНС России;

3) представление в регистрирующий орган документов для включения в ЕГРЮЛ сведений об адресе юридического лица в случае, если:

указанный адрес в соответствии с содержащимися в ЕГРЮЛ сведениями является адресом пяти и более юридических лиц;

находившийся (находящийся) по такому адресу объект недвижимости разрушен;

указанный адрес заведомо не может свободно использоваться для связи с таким юридическим лицом (адрес, по которому размещены органы государственной власти, воинские части и так далее);

указанный адрес является адресом, в отношении которого в территориальных органах ФНС России имеется возражение относительно предстоящего внесения сведений в ЕГРЮЛ, представленное собственником соответствующего объекта недвижимости (иного управомоченного лица) относительно внесения в ЕГРЮЛ сведений об адресе такого объекта недвижимости в качестве адреса юридического лица (юридических лиц);

включение в ЕГРЮЛ сведений об указанном адресе юридического лица влечет изменение места нахождения юридического лица, в отношении которого не окончена выездная налоговая проверка, не оформлены ее результаты и не вступил в силу итоговый документ по результатам этой проверки в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах либо у такого юридического лица имеется недоимка и (или) задолженность по пеням и штрафам;

4) представление в регистрирующий орган документов для включения в ЕГРЮЛ сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо об участнике общества с ограниченной ответственностью в отношении лица, о котором в ЕГРЮЛ ранее вносилась запись о недостоверности сведений, либо такое лицо на основании вступившего в законную силу постановления о назначении административного наказания привлечено к ответственности за совершение административного правонарушения в виде непредставления или представления недостоверных либо заведомо ложных сведений о юридическом лице в регистрирующий орган и срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не истек;

5) представление в регистрирующий орган в качестве документа, подтверждающего основание перехода доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к обществу, заявления участника общества о выходе из общества, оформленного до 1 января 2016 года (за исключением случаев, когда такое заявление участника общества нотариально удостоверено);

6) представление документов при государственной регистрации в связи с реорганизацией юридического лица (юридических лиц) в случаях, если:

в реорганизации участвуют два и более юридических лица;

в отношении юридического лица, которое в результате реорганизации прекратит свою деятельность, не окончена выездная налоговая проверка, не оформлены ее результаты и не вступил в силу итоговый документ по результатам такой проверки в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах либо у указанного юридического лица имеется недоимка и (или) задолженность по пеням и штрафам.

Согласно пункту 3 Приложения N 1 к тому же Приказу основания для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ, выявляются регистрирующим органом до принятия решения по результатам рассмотрения документов, представленных при государственной регистрации.

О наличии оснований для проведения регистрирующим органом мероприятий по проверке достоверности сведений об обществе в обжалуемом постановлении суда апелляционной инстанции не указано.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о наличии у регистрирующего органа оснований для приостановления государственной регистрации и для проверки достоверности сведений, представленных ему в отношении общества, нельзя признать соответствующим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона N 129-ФЗ основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр является решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом.

Обращаясь в суд, заявители оспаривали именно решения регистрирующего органа, которые в силу указанной нормы права явились основаниями для внесения соответствующих записей в ЕГРЮЛ.

Однако, принимая решение о признании незаконными действий регистрирующего органа, суд апелляционной инстанции фактически изменил предмет заявления, никаким образом данное изменение не обосновав.

Также суд кассационной инстанции считает необходимым отметить следующее.

Согласно информации из картотеки дел, размещенной на официальном сайте x арбитражных судов Российской Федерации, в производстве Арбитражного суда Республики Крым находится дело N А83-15308/2018 по иску заявителей по настоящему делу, а также С.Л.Н., С.Л.Н. и Т.М.Н. к обществу о признании права собственности в порядке наследования на доли в обществе.

Данная информация свидетельствует о том, что заявителями, наряду с другими лицами, не привлеченными к участию в настоящем деле, избран иной способ защиты своих прав в деле о корпоративном споре - т.е. тот способ защиты, который был указан в решении суда первой инстанции по настоящему делу.

Мотивы, по которым суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции в этой части, в нарушение требований пункта 13 части 2 статьи 271 АПК РФ, в постановлении суда апелляционной инстанции не приведены.

С учетом изложенного, суд кассационной инстанции находит, что судом апелляционной инстанции при принятии обжалуемого постановления были допущены нарушения норм процессуального права, которые могли привести к принятию неправильного решения, а вывод суда апелляционной инстанции о наличии у регистрирующего органа основания для приостановления государственной регистрации противоречит обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам - данные обстоятельства в силу с 288 АПК РФ являются основанием для отмены обжалуемого судебного акта и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

3. Иные споры с участием регистрирующих органов.

3.1. При рассмотрении вопроса о правомерности использования фирменного наименования имеет значение не семантика спорного обозначения, предполагавшаяся правообладателем, а общее впечатление, создающееся у участников гражданского оборота при восприятии средства индивидуализации.

По делу N А32-18940/2018 инспекция обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края к обществу "Консалтинговая Компания "VIP" (далее - общество) с иском об обязании изменить фирменное наименование и привести его в соответствие с требованиями статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 21.08.2018, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2018, исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с указанными судебными актами, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Суд по интеллектуальным правам не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, общество зарегистрировано в качестве юридического лица 30.10.2003.

Регистрирующий орган, усмотрев наличие в произвольной части фирменного наименования общества иностранного слова, направил на основании положений статьи 1473 ГК РФ обществу, его учредителю и руководителю уведомления от 20.02.2018 N 06-17/126110, N 06-17/126111, N 06-17/126112, N 06-17/126113, N 06-17/126114, которыми потребовал привести учредительные документы общества в соответствие с нормами действующего законодательства (внести изменения в сведения о фирменном наименовании). Названное требование было оставлено обществом без исполнения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения регистрирующего органа в суд с требованиями о понуждении общества изменить фирменное наименование.

Удовлетворяя заявленное требование, суд первой инстанции руководствовался статьями 54, 1473 ГК РФ и, принимая во внимание разъяснения, данные в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29), исходил из доказанности факта использования обществом в своем фирменном наименовании иностранного слова "VIP".

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Согласно статье 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму, а в случаях, когда законом предусмотрена возможность создания вида юридического лица, указание только на такой вид. Требования к фирменному наименованию установлены названным Кодексом и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII этого Кодекса (пункт 4 статьи 54 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

При этом, как следует из положений статьи 1473 ГК РФ, не регистрирующий орган, а само юридическое лицо должно обеспечить соблюдение требований, предусмотренных подпунктом 1 пункта 4 статьи 1473 ГК РФ.

Несоблюдение названных требований влечет для юридического лица неблагоприятные последствия в виде принудительного изменения наименования организации на основании решения суда.

Так, частью 5 статьи 1473 ГК РФ прямо предусмотрено последствие несоответствия фирменного наименования юридического лица требованиям законодательства, а именно: право органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, предъявлять иски о понуждении к изменению фирменного наименования.

В ходе рассмотрения требования регистрирующего орган, судами установлено, что в фирменном наименовании общества содержится слово (аббревиатура) на иностранном языке "VIP".

Вместе с тем в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 3 Федерального закона от 01.06.2005 N 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию, в том числе в наименованиях организаций всех форм собственности.

Как указано в пункте 1 статьи 4 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" общество должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Общество вправе иметь также полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках.

В абзаце третьем пункта 1 названной выше статьи обращено внимание на то, что фирменное наименование общества на русском языке и на языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму общества.

На основании вышеприведенных норм суды пришли к обоснованному выводу о том, что наименование общества не соответствует требованиям пункта 4 статьи 1473 ГК РФ, а требования регистрирующего органа подлежат удовлетворению.

Подлежит отклонению довод общества об отсутствии мотивов, по которым апелляционный суд пришел к выводу о надуманности довода о том, что в его фирменное наименование содержатся римские цифры (число "VI") и русская буква "Р", поскольку он противоречит содержанию обжалуемого судебного акта.

Этот вопрос был предметом рассмотрения апелляционного суда, который пришел к выводу о том, что данный довод не соответствует действительному содержанию фирменного наименования, его восприятию, как судом, так и неопределенным кругом лиц.

При этом судебная коллегия считает необходимым отметить, что при рассмотрении вопроса о правомерности использования фирменного наименования имеет значение не семантика спорного обозначения, предполагавшаяся правообладателем, а общее впечатление, создающееся у участников гражданского оборота при восприятии средства индивидуализации.

Вместе с тем обществом не было документально подтверждено, что потребители могут воспринять (прочесть) "VIP" не как слово, а как число "VI" (шесть) и русскую букву "Р". Таким доказательством мог бы являться, например, опрос общественного мнения, который в материалы дела не представлялся.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Довод о том, что входящее в фирменное наименование обозначение "VIP" является римскими цифрами и русской буквой в суде первой инстанции ответчиком заявлен не был.

При таких обстоятельствах судебная коллегия суда кассационной инстанции полагает, что вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права и норм процессуального права.

3.2. Оценив установленные по делу обстоятельства, связанные с причинами направления спорного уведомления в адрес общества (уточнение адреса места нахождения юридического лица), суд апелляционной инстанции, с которым согласился суд округа, заключил, что в рассматриваемом случае в рамках проверки достоверности сведений об адресе, содержащимся в ЕГРЮЛ, инспекция не имела права направлять в адрес общества спорное уведомление, ссылаясь на подпункт 4 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, относящейся к процедуре исполнения инспекцией полномочий налогового, а не регистрирующего органа.

По делу N А51-25094/2018 Общество обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением к Инспекции о признании недействительным уведомления от 03.10.2018 N 04-09/36888.

Решением суда от 01.02.2019, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2019, заявленные требования удовлетворены. Апелляционный суд, не отменяя обжалуемый судебный акт, изменил мотивировочную часть решения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, инспекция обратилась в Арбитражный суд Дальневосточного округа с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Из материалов дела судами установлено, что Общество зарегистрировано путем создания 21.10.2004, по юридическому адресу: г. Владивосток, ул. Экипажная, 1 и состоит на учете инспекции.

Поскольку указанный адрес согласно сведениям ЕГРЮЛ обозначен как адрес большого количества регистрации иных юридических лиц, инспекцией 26.07.2018 проведен осмотр объекта недвижимости, находящегося по адресу: г. Владивосток, ул. Экипажная, 1, составлен протокол N 752 от 26.07.2018. В результате осмотра установлено, что обществом не внесены достоверные данные в ЕГРЮЛ об адресе места нахождения юридического лица. На территории располагаются различные офисные и производственные здания, складские помещения.

В связи с тем, что адрес общества не конкретизирован (не указан номер помещения, офиса, комнаты и т.д.), во избежание нарушения прав всех лиц, обладающих правами на объект недвижимости, инспекцией в адрес общества, руководителя и учредителя направлено уведомление от 03.08.2018 N 05-15/28874 о необходимости представления в срок до 03.09.2018 достоверных сведений об адресе места нахождения организации.

Как следует из данного уведомления отсутствие указания в ЕГРЮЛ таких элементов адреса как вид помещения, в котором располагается юридическое лицо (офис, квартира и т.п.) и номера данного помещения, затрудняет осуществление связи с юридическим лицом, в том числе доставку заявлений, уведомлений, извещений, требований или иных юридически значимых сообщений от третьих лиц (контрагентов по сделкам, контролирующих органов и т.д.).

Дополнительно в уведомлении от 03.08.2018 указано, что в соответствии с пунктом 6 статьи 11 Федерального закона Российской Федерации от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ, Закон о регистрации) юридическое лицо в течение тридцати дней с момента направления настоящего уведомления обязано сообщить в установленном названным Федеральным законом порядке достоверные сведения или представить документы, свидетельствующие о достоверности сведений, в отношении которых направлено настоящее уведомление.

В установленный срок общество не представило в инспекцию уточненные сведения о своем месте нахождения, и инспекция на основании подпункта 4 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) направила в его адрес уведомление от 03.10.2018 N 04-09/36888, из содержания которого следует, что заявитель приглашен для дачи соответствующих пояснений. Также в уведомлении инспекция предлагала в случае невозможности явки представить соответствующие пояснения с приложением копий договора аренды (субаренды) помещения (офиса, рабочего места) с приложением согласия на заключение договора субаренды, акт приема-передачи арендуемого помещения, счета-фактуры, документы, подтверждающие оплату за аренду (субаренду) помещения (офиса, рабочего места), иные документы, подтверждающие пояснения. Кроме того, отразила, что неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица налогоплательщик влечет ответственность, предусмотренную частью 1 статьи 19.4 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

Позже письмом от 23.10.2018 N 04-09/39754 инспекция сообщила обществу, что уведомление от 03.10.2018 следует считать не подлежащим исполнению в связи с тем, что обществом внесены изменения в сведения об изменении адреса местонахождения организации в ЕГРЮЛ.

Настаивая, что уведомление от 03.10.2018 N 04-09/36888 не соответствует законодательству и нарушает его права и законные интересы, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд, который на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств установил фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, и удовлетворил заявленные требования.

Суд апелляционной инстанции, изменив мотивировочную часть решения, оставил судебный акт первой инстанции без изменения.

Суд округа считает, что суды и, в частности, апелляционный суд, обоснованно исходили из следующего.

Пунктом 1 статьи 30 НК РФ определено, что налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов, сборов, страховых взносов, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации иных обязательных платежей.

Согласно пункту 3 данной статьи налоговые органы действуют в пределах своей компетенции и в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с подпунктами 1, 4 пункта 1 статьи 31 НК РФ, налоговые органы вправе:

- требовать от налогоплательщиков (плательщиков сборов) или налогового агента документы по формам, установленным государственными органами и органами, служащие основанием для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов, а также документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов;

- вызывать на основании письменного уведомления в налоговые органы налогоплательщиков, плательщиков сборов или налоговых агентов для дачи пояснений в связи с уплатой (удержанием и перечислением) ими налогов и сборов либо в связи с налоговой проверкой, а также в иных случаях, связанных с исполнением ими законодательства о налогах и сборах.

В свою очередь налогоплательщики в соответствии с частью 1 статьи 23 НК РФ обязаны, в том числе: уплачивать законно установленные налоги; представлять в налоговые органы и их должностным лицам в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов; выполнять законные требования налогового органа об устранении выявленных нарушений законодательства о налогах и сборах, а также не препятствовать законной деятельности должностных лиц налоговых органов при исполнении ими своих служебных обязанностей; нести иные обязанности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Вместе с этим в соответствии с положениями статьи 2 Закон N 129-ФЗ и Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 N 506 "Об утверждении Положения о Федеральной налоговой службе", Федеральная налоговая служба и ее территориальные органы наделены полномочиями по осуществлению государственной регистрации, в том числе юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, и при внесении изменений в их учредительные документы, а также по ведению государственных реестров, в частности по ведению единого государственного реестра юридических лиц.

В целях исполнения предоставленных по Закону о регистрации полномочий инспекция в соответствии с пунктом 4.2. статьи 9 Закона N 129-ФЗ вправе проводить проверка достоверности сведений, включаемых или включенных в единый государственный реестр юридических лиц, в случае возникновения обоснованных сомнений в их достоверности, в том числе в случае поступления возражений заинтересованных лиц относительно предстоящей государственной регистрации изменений устава юридического лица или предстоящего включения сведений в единый государственный реестр юридических лиц, посредством:

а) изучения документов и сведений, имеющихся у регистрирующего органа, в том числе возражений заинтересованных лиц, а также документов и пояснений, представленных заявителем;

б) получения необходимых объяснений от лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для проведения проверки;

в) получения справок и сведений по вопросам, возникающим при проведении проверки;

г) проведения осмотра объектов недвижимости;

д) привлечения специалиста или эксперта для участия в проведении проверки.

Согласно пункту 4.3. данной статьи основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 настоящей статьи мероприятий, порядок использования результатов этих мероприятий устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Приказом ФНС России от 11.02.2016 N ММВ-7-14/72@ утверждены Основания, условия и способы проведения указанных в пункте 4.2 статьи 9 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" мероприятий, порядок использования результатов этих мероприятий (далее - Основания и Порядок)

Пунктом 4 раздела I Основания и Порядок определено, что основанием для проведения мероприятий по проверке достоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, является получение регистрирующим органом заявления заинтересованного лица о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, а также иной информации о несоответствии сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, сведениям, полученным территориальными органами ФНС России после включения в ЕГРЮЛ таких сведений.

Таким образом, из содержания вышеприведенных положений законодательства следует, что законодатель наделил инспекцию как полномочиями регистрирующего органа, в установленных Законом N 129-ФЗ случаях, так и полномочиями контролирующего органа, в случаях, определенных НК РФ.

Судами из материалов дела установлено, что оспариваемое уведомление направлено инспекцией в адрес общества со ссылкой на подпункт 4 пункта 1 статьи 31 НК РФ, то есть как налогоплательщику, с перечнем вопросов, некоторые из которых затрагивали финансово-хозяйственную деятельность заявителя.

При этом в уведомлении обращено внимание на то, что неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица налогового органа влечет ответственность граждан и должностных лиц, предусмотренную частью 1 статьи 19.4 КоАП РФ.

Оценив установленные по делу обстоятельства, связанные с причинами направления спорного уведомления в адрес общества (уточнение адреса места нахождения юридического лица), суд апелляционной инстанции обоснованно заключил, что в рассматриваемом случае в рамках проверки достоверности сведений об адресе, содержащимся в ЕГРЮЛ, инспекция не имела права направлять в адрес общества спорное уведомление, ссылаясь на подпункт 4 пункта 1 статьи 31 НК РФ, относящейся к процедуре исполнения инспекцией полномочий налогового, а не регистрирующего органа.

Выводы суда соответствуют материалам дела и подлежащим применению нормам материального права.

3.3. Возражения против исключения юридического лица из ЕГРЮЛ должны быть представлены в регистрирующий орган, который принял соответствующее решение. Возможность направления юридически значимого сообщения в иной налоговый орган нормативно не обоснована.

По делу N А40-61055/2018 банк в лице государственной корпорации обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконными действий инспекции по внесению в ЕГРЮЛ записи об исключении Общества и обязании исключить сведения о прекращении деятельности общества в связи с исключением из ЕГРЮЛ.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 31 августа 2018 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2018 года, в удовлетворении заявления было отказано.

Не согласившись с указанными судебными актами, заявитель подал кассационную жалобу, в которой просил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, как принятые с нарушением норм материального и процессуального права, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как было установлено судами и следует из материалов дела, на основании поступивших в регистрирующий орган справки N 00407-О о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, и справки N 00407-С об отсутствии в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам или об отсутствии у юридического лица открытых банковских счетов в отношении общества 06.10.2017 было принято решение N 113876 о предстоящем исключении недействующего юридического лица Общества из ЕГРЮЛ.

Сведения о предстоящем исключении общества 11.10.2017 были опубликованы в периодическом издании "Вестник государственной регистрации".

Поскольку в течение трех месяцев после публикации сообщения в Инспекцию не поступало заявлений от лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с предстоящим исключением обществ, то 29.01.2018 в ЕГРЮЛ была внесена запись в отношении общества ГРН 6187746178780 о внесении в ЕГРЮЛ сведений об исключении юридического лица, фактически прекратившего свою деятельность из ЕГРЮЛ, по решению регистрирующего органа.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, с которым согласился апелляционный суд, правомерно исходил из того, что оспариваемое решение соответствует закону и не нарушает права и законные интересы заявителя, поскольку заявитель, как лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением Общества из ЕГРЮЛ, проявив достаточную степень заботливости и осмотрительности, имел возможность выполнить требования пункта 4 статьи 21.1 Федерального закона Российской Федерации от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закона N 129-ФЗ) и направить в регистрирующий орган заявление о несогласии с исключением общества из ЕГРЮЛ, что воспрепятствовало бы регистрирующему органу исключить его из ЕГРЮЛ, между тем, указанное право не реализовал.

Как установлено судами, заявление по форме N Р38001 подано заявителем в межрайонную инспекция.

Суды правомерно указали, что межрайонная инспекция не является регистрирующим органом в смысле Закона N 129-ФЗ. Возражения заявителя против исключения юридического лица из ЕГРЮЛ должны быть представлены в регистрирующий орган, который принял соответствующее решение. Возможность направления юридически значимого сообщения в иной налоговый орган заявителем нормативно не обоснована.

Отклоняя ссылки заявителя на Типовую инструкцию по делопроизводству в управлении Федеральной налоговой службы по субъекту Российской Федерации и в межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы, утв. Приказ ФНС России от 01.07.2014 N ММВ-7-10/346@, суды верно указали, что ее положения не устанавливает взаимодействие налоговых органов, связанное с осуществлением функции по государственной регистрации юридических лиц, регламентируемых Законом N 129-ФЗ, Федеральным законом от 06.04.2011 N 63-ФЗ "Об электронной подписи", приказом ФНС России от 12.08.2011 N ЯК-7-6/489@ "Об утверждении Порядка направления в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств и физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей электронных документов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, в том числе сети Интернет, включая единый портал государственных и муниципальных услуг", приказом Минфина России от 30.09.2016 N 169н "Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной налоговой службой государственной услуги по государственной регистрации юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств", а также иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы о том, что исключение общества из ЕГРЮЛ при наличии неисполненного обязательства у исключенного лица перед заявителем, отклоняется, поскольку указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует о несоответствии оспариваемого решения закону и нарушении прав и законных интересов заявителя, учитывая, что заявитель не воспользовался предоставленным ему правом заявить возражения против исключения общества из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном законом.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области