См. Документы Федеральной налоговой службы Российской Федерации

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

ПИСЬМО
от 4 февраля 2022 г. N БС-4-21/1302@

ОБ ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЯХ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСАМ
НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ИМУЩЕСТВА (ЗА 2021 Г.)

В целях обеспечения администрирования налогообложения имущества направляем для изучения в качестве рекомендуемого прилагаемый Обзор определяющих правовых позиций Верховного Суда Российской Федерации (за 2021 г.).

Обзор подготовлен Управлением налогообложения имущества ФНС России и согласован с Правовым управлением ФНС России (письмо от 03.02.2022 N 7-7-06/0018@).

Доведите информацию до сотрудников налоговых органов, осуществляющих администрирование налогообложения имущества, включая проведение камеральных налоговых проверок, правовое сопровождение деятельности по рассмотрению жалоб и судебному представительству.

Действительный
государственный советник
Российской Федерации
2 класса
С.Л.БОНДАРЧУК

Приложение
к письму ФНС России
от "__" ________ 2022 г. N ___

ОБЗОР
ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСАМ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ИМУЩЕСТВА (ЗА 2021 Г.)

1. Применительно к налогу на имущество организаций

1.1. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 10.02.2021 N 308-ЭС20-24153 по делу N А53-31742/2019

ООО применило льготу по налогу на имущество организаций по пункту 25 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в отношении в отношении объектов ГЭС (быстропадающие щиты (БПЩ)).

В первоначальную стоимость БПЩ ООО включило всю стоимость составных частей сложной инженерно-технической конструкции, в которую входят колесные затворы, лебедки, канаты, подъемные механизмы, система управления и электрооборудования, система обогрева, телефонные линии и т.д.

Наличие БПЩ в здании ГЭС является необходимым условием работы гидроагрегатов. Подъем и опускание БПЩ производится по направляющим, прикрепленным к бетонным стенам здания ГЭС, так называемым закладным частям плоского колесного затвора. БПЩ не могут участвовать в обороте иначе как в составе всего объекта, поскольку сами по себе не могут иметь какого-либо функционального назначения.

БПЩ и гидроагрегаты согласно схеме (разрез по оси агрегата ГЭС) связаны технологически с объектом гидроэлектростанции, который входит в состав энергетического производственно-технологического комплекса, на который зарегистрировано право собственности.

Ссылка ООО на отсутствие государственной регистрации права собственности на БПЩ, как основание для отнесения объектов к движимому имуществу, является неправомерной, поскольку БПЩ могут участвовать в обороте только в составе единого объекта.

Отказывая в удовлетворении требования ООО о признании недействительным решения налогового органа, суды установили, что использование БЩП связано с защитой здания ГЭС в случае аварии. БПЩ являются частью сложной инженерно-технической конструкции плотины, входят в состав единого производственно-технологического комплекса, необходимы в процессе работы гидроэлектростанции, а потому должны быть отнесены к объектам недвижимого имущества. Соответственно, к спорным объектам не может быть применена льгота по налогу на имущество, предусмотренная для движимого имущества.

1.2. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23.03.2021 N 307-ЭС21-1843 по делу N А42-9322/2018

АО применило льготу по налогу на имущество организаций по пункту 25 статьи 381 НК РФ в отношении плавучих палубных кранов, установленных на самоподъемной плавучей буровой установке (СПБУ), посчитав их движимым имуществом.

Как указал Суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, краны предназначены для выполнения работ по модернизации и переоборудованию СПБУ и являются ее неотъемлемой технологической (функциональной) частью. При этом такие же старые краны числились в составе СПБУ и составляли вместе с другими его частями единый инвентарный объект. Соответственно, спорное оборудование не обладает признаками движимого имущества и не подлежит учету как отдельные движимые объекты основных средств, на которые распространяется указанная налоговая льгота.

1.3. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 26.03.2021 N 308-ЭС20-23222 по делу N А32-56709/2019

ООО приняло распределительно-трансформаторную подстанцию (энергоустановку), расположенную в здании энергоцентра, обслуживающего гостиницу, к бухгалтерскому учету в качестве отдельного инвентарного объекта и применяло льготу по налогу на имущество организаций по пункту 25 статьи 381 НК РФ в отношении этого объекта, считая, что энергоустановка является движимым имуществом (оборудованием).

Налоговый орган пришел к выводу о том, что налогоплательщиком неправомерно применялось освобождение от налогообложения, так как энергоустановка должна рассматриваться в качестве недвижимого имущества - части здания энергоцентра.

Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу о правомерном исключении стоимости энергоустановки из налоговой базы по налогу на имущество организаций, указав, что при определении объекта основных средств в качестве движимого или недвижимого имущества для целей налогообложения необходимо руководствоваться Положением по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, в котором рабочие и силовые машины и оборудование выделены в отдельный вид подлежащих учету объектов основных средств, отличный от зданий и сооружений.

Основой классификации объектов основных средств в бухгалтерском учете выступают Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-2014 (СНС 2008) и ранее действовавший Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-94, в соответствии с которыми оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

Следовательно, исключения из объекта налогообложения применимы к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

Из материалов дела не следует, что в случае признания здания энергоцентра (гостиничного комплекса) и энергоустановки одним объектом, образованным из нескольких частей, будет соблюдено условие п. 6 ПБУ 6/01 об отсутствии существенных различий в сроках их полезного использования. Энергоустановка также не может быть отнесена к коммуникациям здания энергоцентра и (или) здания гостиницы согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94.

Формулируя противоположный вывод и ссылаясь на то, что перемещение энергоустановки будет сопряжено с несоразмерным ущербом для функционирования гостиничного комплекса, суд кассационной инстанции исходил из того, что после начала эксплуатации энергоустановки ее использование вне гостиничного комплекса становится экономически нецелесообразным. Однако применение критерия экономической целесообразности недопустимо, поскольку приводит к постановке в неравное положение налогоплательщиков, осуществивших инвестиции в обновление оборудования.

Таким образом, публично-правовая цель предоставления освобождения от налогообложения обществом достигнута, в связи с чем включение налоговым органом стоимости энергоустановки в налоговую базу для исчисления налога на имущество организаций не может быть признано правомерным.

1.4. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 31.03.2021 N 302-ЭС21-2486 по делу N А33-24550/2019

ООО применило предусмотренную пунктом 21 статьи 381 НК РФ льготу по налогу на имущество организаций в отношении нежилого здания, относящегося к вновь вводимым объектам, имеющим высокий класс энергетической эффективности.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, обязательным условиям применения указанной льготы являются нормативные положения о том, что объект был вновь возведенным, имел высокий класс энергетической эффективности на момент его ввода в эксплуатацию, и в отношении такого объекта законодательством предусмотрено определение класса энергетической эффективности.

Принимая во внимание, что установление класса энергетической эффективности зданий, не являющихся многоквартирными домами, законом не предусмотрено, суд указал на отсутствие оснований для применения льготы по пункту 21 статьи 381 НК РФ в отношении спорного объекта.

1.5. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 05.04.2021 N 305-ЭС21-2568 по делу N А40-214170/2016

АО в 2011-2012 годах исключило из состава облагаемых налогом на имущество ряд объектов электроэнергетики (здания главных корпусов ТЭЦ и ГРЭС, здания пиковых водогрейных котельных, теплофикационных установок), а в 2013 году применило к ним пониженную налоговую ставку, что привело к неуплате (неполной уплате) налога на имущество организаций за 2011 - 2013 годы.

По мнению налогоплательщика, он правомерно применил предусмотренную п. 3 ст. 380 НК РФ льготу по налогу на имущество организаций в отношении объектов электроэнергетики (различных зданий и установок).

Отказывая в удовлетворении требования АО в указанной части, суд первой инстанции, согласился с выводами налогового органа о неправомерном применении заявителем налоговой льготы в отношении спорных объектов, которые обеспечивают производство (выработку) энергии и регулирование ее параметров, но не участвуют в передаче энергии, не являются составной частью линий энергопередачи и непосредственно не связаны с ними.

Арбитражный Суд федерального округа поддержал выводы суда первой инстанции, признал решение суда законным и обоснованным, указал на отсутствие у апелляционного суда оснований для его изменения и отменил постановление суда апелляционной инстанции как принятое с нарушением норм материального права.

Принимая обжалуемое постановление, суд кассационной инстанции действовал в пределах полномочий, предоставленных ему статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и по основаниям, предусмотренным статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Верховный Суд Российской Федерации определил отказать в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

1.6. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2021 N 305-ЭС21-6611 по делу N А40-105798/2019

По мнению налогового органа, АО неверно определило среднегодовую стоимость основного средства после реконструкции, неправильно установив срок полезного использования объекта исходя из срока безопасной эксплуатации.

АО эксплуатирует участок магистрального трубопровода, включая спорный объект основных средств "Трубопровод НКК 861 - 896 км". Срок полезного использования объекта, установленный в 1976 году и составлявший 400 месяцев, истек в 2009 г.

АО проведена реконструкция объекта - выполнены работы по замене основной нитки трубопровода на участке 879 - 891 км в объеме 11 518 м.

По результатам реконструкции был оформлен акт о приеме-сдаче отремонтированных, реконструированных, модернизированных объектов основных средств (форма N ОС-3), согласно которому срок полезного использования объекта продлен на 360 месяцев. Впоследствии в акт были внесены исправления в части изменения срока полезного использования с 360 мес. до 36 мес.

Суды, проанализировав положения проектной документации и установив, что целью выполнения работ по реконструкции объекта являлось повышение срока службы нефтепровода на 50 лет, приняв во внимание, что выполнение работ по реконструкции спорного участка трубопровода осуществлялось в рамках комплексной программы диагностики, технического перевооружения и реконструкции трубопровода НКК, учитывая критерии определения срока полезного использования объектов основных средств, установленные ПБУ 6/01, а также данные о сроках полезного использования иных аналогичных объектов заявителя, пришли к выводу о том, что срок полезного использования спорного объекта после реконструкции составляет не менее 360 месяцев.

Как указал Суд, в результате проведения работ фактически был построен новый участок полностью самортизированного ОС, в связи с чем амортизации подлежит стоимость произведенной реконструкции данного участка.

Суд согласился с представленным налоговой инспекцией расчетом налоговой базы по спорному объекту исходя из надлежащего срока его полезного использования, а не из срока безопасной эксплуатации. Расчет срока полезного использования объекта основан на реальных технических характеристиках его реконструированной части. Поскольку налогоплательщиком в связи с неверным определением срока полезного использования ОС завышены амортизационные отчисления и, соответственно, уменьшена среднегодовая стоимость объекта, Суд признал обоснованным доначисление налога на имущество организаций.

1.7. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2021 N 305-ЭС21-9324 по делу N А40-310202/19-107-7289

ООО применяло пониженную налоговую ставку по налогу на имущество организаций, предусмотренную пунктом 3 статьи 380 НК РФ для линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся их неотъемлемой технологической частью, включенных в Перечень, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 504.

Налоговый орган посчитал, что у ООО отсутствовали правовые основания для применения пониженных налоговых ставок, поскольку спорное оборудование не может быть квалифицировано в качестве линий энергопередачи и сооружений, являющихся их неотъемлемой частью, и доначислил налог на имущество организаций.

Отказывая в удовлетворении требования о признании недействительным решения налоговой инспекции, суды исходили из того, что ООО не осуществляло деятельность по передаче электроэнергии в адрес третьих лиц; ООО не доказано отнесение спорных объектов с учетом их функционального предназначения (которое заключается в передаче по собственным сетям для обслуживания и эксплуатации завода и очистных сооружений), к имуществу, включенному в Перечень и подлежащему налогообложению по пониженной ставке.

Как указал Суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, спорные объекты предназначены и используются для обеспечения деятельности собственных АЗС налогоплательщика, который не является сетевой организацией.

В связи с этим данные объекты не относятся к имуществу, подлежащему налогообложению по льготной ставке, установленной п. 3 ст. 380 НК РФ.

1.8. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2021 N 308-ЭС21-9321 по делу N А53-22059/2020

ПАО применяло в налоговом периоде 2018 года пониженную ставку в размере 1,1% по налогу на имущество организаций по объекту основных средств "Система очистки и отвода сточных вод с территории промплощадки (Новочеркасская ГРЭС) инвентарный номер 2205_74143, предназначенная для очистки ливневых и талых вод с территории промплощадки", неправомерно квалифицировав данный объект как объект движимого имущества.

Как указал Суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, к спорному объекту подведены стационарные коммуникации; он имеет инженерно-технические связи с другими объектами недвижимости, расположенными на территории промплощадки; участвует в едином технологическом процессе; его перемещение невозможно без несоразмерного ущерба его назначению; технические и конструктивные характеристики спорного объекта не позволяют отнести его к объектам движимого имущества.

1.9. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2021 N 304-ЭС21-10558 по делу N А81-3063/2020

ООО уменьшило среднегодовую стоимость имущества на сумму капитальных вложений в сооружения инфраструктуры воздушного транспорта (за исключением системы централизованной заправки самолетов, космодрома).

По мнению налогового органа, налогоплательщиком не были соблюдены условия пункта 6 статьи 376 НК РФ, согласно которым налоговая база по налогу на имущество организаций, определяемая как среднегодовая стоимость имущества, уменьшается на сумму законченных капитальных вложений на строительство, реконструкцию и (или) модернизацию вводимых, реконструируемых и (или) модернизируемых сооружений инфраструктуры воздушного транспорта (за исключением системы централизованной заправки самолетов, космодрома), учтенных в балансовой стоимости данных объектов.

Как указал Суд, под законченными капитальными вложениями следует понимать исключительно совокупность затрат организации по приобретению (строительству) объекта инвестиций и необходимых для ввода его в эксплуатацию, учитываемых на счете 08 "Капитальные вложения" до момента перевода такого объекта в состав основных средств.

ООО не производило капитальные вложения в строительство, реконструкцию, модернизацию данного основного средства, аэропорт был приобретен как готовый объект, введенный в эксплуатацию предыдущим владельцем, фактически безвозмездно посредством заключения договоров купли-продажи с ОАО, за счет средств увеличения уставного капитала.

Соответственно, налогоплательщик неверно исчислил налог на имущество организаций.

1.10. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.07.2021 N 305-ЭС21-10787 по делу N А40-318087/2019

ООО при исчислении налога на имущество организаций исключены из состава недвижимого имущества технологические трубопроводы.

Как указал Суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, спорные объекты в силу отраслевых требований к устройству и безопасной эксплуатации технологических трубопроводов относятся к сооружениям, спроектированы и смонтированы на специально возведенном фундаменте (эстакадах, постаментах, опорах), наличие которых обеспечивает прочную связь с землей.

Поскольку данные объекты не могут быть отнесены к движимому имуществу, льгота по налогу на имущество в отношении них не применяется.

1.11. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.09.2021 N 308-ЭС21-6663 по делу N А18-1531/2019

Основанием доначисления налога на имущество организаций послужил вывод налогового органа о том, что ООО в нарушение пункта 1 статьи 375 НК РФ занизило налоговую базу по налогу на имущество организаций на стоимость основных средств, отраженных в учете на счетах 07 "Оборудование к установке" и 08 "Вложения во внеоборотные активы", но фактически введенных в эксплуатацию и используемых в экономической деятельности ООО и получении доходов.

Соглашаясь с выводами налоговой инспекции, суды трех инстанций исходили из того, что ООО неправомерно не включило в налоговую базу по налогу на имущество организаций объекты недвижимости, по которым закончены строительные монтажные работы, и не приняло на учет в качестве основных средств имущество (оборудование), используемое при производстве минеральной воды.

Определением Верховного Суда Российской Федерации решение Арбитражного суда Республики Ингушетия от 05.03.2020 по делу N А18-1531/2019, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2020 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 01.02.2021 по тому же делу отменены в части отказа в удовлетворении требования о признании недействительными решения налогового органа по эпизоду, связанному с доначислением налога и соответствующего штрафа в отношении установки для производства CO2, линии по производству и розливу безалкогольных напитков, системы обратного осмоса. В указанной части дело направлено на новое рассмотрение. При этом отмечено следующее.

Раскрывая содержание положений подпункта 8 пункта 4 статьи 374 и пункта 25 статьи 381 НК РФ, Конституционный Суд Российской Федерации указал в Постановлении от 21.12.2018 N 47-П, что внесенные законодателем изменения повлекли, кроме прочего, сокращение состава облагаемых налогом объектов имущества организаций должно было способствовать поощрению налогоплательщиков к правомерному поведению в фискальных правоотношениях, стимулированию организаций к инвестированию в средства производства, к их модернизации, приобретению новых и развитию существующих средств производства, а также повышению спроса на них.

Сами по себе используемые гражданским законодательством критерии не позволяют разграничить инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости - зданий и капитальных сооружений. В обоих случаях приобретаемые налогоплательщиком активы до окончания монтажа не имеют прочной связи с землей, а после начала эксплуатации - могут быть соединены для использования по общему назначению с объектом недвижимости, при том, что их разделение без разрушения или повреждения становится невозможным или экономически нецелесообразным.

В связи с этим юридическое значение имеют принятые в бухгалтерском учете формализованные критерии признания имущества налогоплательщика (движимого и недвижимого) в качестве соответствующих объектов основных средств.

В соответствии с ПБУ 6/01 рабочие и силовые машины и оборудование выделены в отдельный вид подлежащих учету объектов основных средств, отличный от зданий и сооружений.

В соответствии с ОКОФ ОК 013-2014 и ОК 013-94 оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации).

В остальных случаях объединение нескольких объектов основных средств в один инвентарный объект (комплекс конструктивно сочлененных предметов) допускается, если каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно, но при условии, что сроки полезного использования этих предметов существенно не отличаются (пункт 6 ПБУ 6/01).

Таким образом, по общему правилу исключения из объекта налогообложения применимы к машинам и оборудованию, выступавшим движимым имуществом при их приобретении и правомерно принятым на учет в качестве отдельных инвентарных объектов, а не в качестве составных частей капитальных сооружений и зданий.

Согласно материалам дела объекты основных средств, приобретенные налогоплательщиком, являлись движимым имуществом, охарактеризованы в договорах как оборудование и подлежали принятию бухгалтерскому учету в качестве отдельных инвентарных объектов.

Сам по себе факт монтажа оборудования в зданиях и помещениях (цехах), предназначенных для обеспечения производственной деятельности, не может служить основанием для отказа в применении освобождения от налогообложения.

При этом отражение затрат на приобретение имущества в качестве оборудования к установке и вложений во внеоборотные активы вместо счета учета основных средств не лишает налогоплательщика права на применение льготы по налогу, поскольку при надлежащем отражении спорных объектов на счете 01 "Основные средства" в качестве оконченного монтажом и принятого в эксплуатацию оборудования законные основания для взимания налога в любом случае отсутствовали бы.

2. Применительно к земельному налогу

2.1. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 03.02.2021 N 309-ЭС20-23050 по делу N А60-69885/2019

ООО применяло предусмотренную подп. 1 п. 1 ст. 394 НК РФ налоговую ставку по земельному налогу в размере 0,3% в отношении земельного участка, относящегося к категории земель "земли населенных пунктов" и имеющего вид разрешенного использования "для ведения личного подсобного хозяйства".

Как указал Суд, признавая позицию ООО необоснованной, для участков, приобретенных (предоставленных) для ведения личного подсобного хозяйства, садоводства или огородничества, применение налоговой ставки в пределах 0,3% допускается при условии, если эти участки не используются в предпринимательской деятельности.

Установив, что ООО является коммерческой организацией, а указанный земельный участок получен им в качестве взноса в уставный капитал и сдается в аренду, суд пришел к выводу о том, что налогоплательщиком не выполнены условия для применения налоговой ставки в пределах 0,3%.

2.2. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 04.02.2021 N 301-ЭС20-22764 по делу N А82-12497/2019

ООО применяло предусмотренную подп. 1 п. 1 ст. 394 НК РФ налоговую ставку по земельному налогу в размере 0,3% при исчислении земельного налога в отношении земельных участков, на которых расположены объекты жилищного фонда, а объекты коммунальной инфраструктуры направлены на обеспечение деятельности жилфонда.

Как указал Суд, признавая позицию налогоплательщика необоснованной, доказательств того, что объекты коммунального хозяйства, расположенные на некоторых земельных участках, использовались в проверяемых периодах исключительно для оказания услуг в области жилищно-коммунального хозяйства, не представлено.

Объекты инженерной инфраструктуры изначально предназначались и фактически использовались для функционирования не жилого дома, а иного объекта (санатория). Факт подключения к объектам инженерной инфраструктуры санатория многоквартирного дома не является доказательством того, что данные объекты инженерной инфраструктуры организации относятся к объектам жилищно-коммунального хозяйства, являющимся объектами инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса, предназначенными для обслуживания жилищного фонда, и используются только для нужд потребителей жилищного комплекса муниципального образования.

2.3. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08.06.2021 N 308-ЭС21-7831 по делу N А32-11485/2020

ООО в 2013 году купило земельный участок с недостроенным спортивным комплексом и применяло налоговую ставку по земельному налогу в размере 0,5%, предусмотренную Решением городской Думы Краснодара в отношении земельных участков, предназначенных для размещения объектов физической культуры и спорта на период строительства и до даты ввода объекта в эксплуатацию на этих участках зданий, строений, сооружений. Договор подряда на достройку спортивного комплекса заключен в 2017 году, в 2018 году строительство на данном земельном участке не осуществлялось в связи с отсутствием разрешения на строительство.

Налогоплательщик утверждал, что вел переписку и подготовку, что подтверждает намерение достроить объект. Однако суды этот довод не приняли.

Судами установлено, что вид разрешенного использования спорного земельного участка (для строительства многоэтажного здания торгово-административного центра) не соответствует виду земельных участков (для размещения зданий физической культуры и спорта), в отношении которых установлена пониженная ставка 0,5%.

Таким образом, ООО не соблюдены условия для применения пониженной ставки по земельному налогу.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области