КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 сентября 2012 г. N 1740-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ЧЕРЕДНИЧЕНКО АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ НАДЗОРЕ ЗА ЛИЦАМИ, ОСВОБОЖДЕННЫМИ
ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ" И ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ
ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ НАДЗОРЕ ЗА ЛИЦАМИ,
ОСВОБОЖДЕННЫМИ ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.С. Чередниченко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в отношении гражданина А.С. Чередниченко, освобожденного из мест лишения свободы, установлен административный надзор.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.С. Чередниченко оспаривает конституционность положений Федерального закона от 6 апреля 2011 года N 64-ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" и Федерального закона от 6 апреля 2011 года N 66-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы".

По мнению заявителя, содержащиеся в названных федеральных законах нормы не соответствуют статьям 2, 6 (часть 2), 15 (части 1, 2 и 4), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 22, 23 (часть 1), 25, 27 (часть 1), 30 (часть 1), 45 (часть 1), 47 (часть 1), 49, 50 (части 1 и 3), 51 (часть 1), 54, 55, 56 (часть 3), 118 (часть 3) и 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку предусмотренный ими административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, является видом уголовного наказания, не включенным в уголовный закон и имеющим обратную силу в отношении лиц, осужденных до его появления, а также ограничивающим конституционные права осужденного и неопределенного круга иных лиц, включая его близких родственников; лицо, в отношении которого решается вопрос об установлении административного надзора, ограничено, как полагает А.С. Чередниченко, в процессуальных правах, поскольку при рассмотрении дела применяются нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а не уголовно-процессуальный закон; осужденный, подвергнутый административному надзору, принуждается, с точки зрения заявителя, свидетельствовать против себя самого, так как законом обязывается давать объяснения в устной и (или) письменной форме по вопросам, связанным с соблюдением им установленных судом в рамках административного надзора административных ограничений; кроме того, по утверждению заявителя, обязательное установление административного надзора в отношении лица, освобожденного из мест лишения свободы и совершившего преступление при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, лишает его, а также суд, принимающий соответствующее решение, возможности влиять на продолжительность срока надзора.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Административный надзор, как осуществляемое органами внутренних дел наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом в соответствии с Федеральным законом "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" временных ограничений его прав и свобод, а также за выполнением им обязанностей, предусмотренных этим Федеральным законом (пункт 1 статьи 1), относится к мерам предупреждения преступлений и других правонарушений, оказания на лицо индивидуального профилактического воздействия (статья 2), а не к мерам ответственности за совершенное правонарушение. При этом применение административного надзора, в отличие от уголовной ответственности, связывается не со временем совершения преступления, а с освобождением лица из мест лишения свободы и с наличием непогашенной или неснятой судимости, которая влечет за собой правовые последствия в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами (статья 86 УК Российской Федерации). Установление судом административных ограничений не может рассматриваться как возложение ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, или ее отягчение. Соответственно, и положениям Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" при их применении в отношении лиц, имеющих судимость, не придается обратная сила.

Установление административного надзора для предупреждения совершения правонарушений и оказания профилактического воздействия на лиц, освобождаемых или освобожденных из мест лишения свободы и имеющих непогашенную либо неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, преступления при рецидиве преступлений, умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего, при наличии предусмотренных Федеральным законом "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" оснований и в целях защиты государственных и общественных интересов (статьи 2 и 3) согласуется с нормой статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающей ограничение прав и свобод человека и гражданина для защиты конституционно значимых ценностей, и является соразмерным тем конституционно защищаемым целям, ради которых оно вводится (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 года N 597-О-О).

Поскольку административный надзор относится к правовым последствиям судимости, Федеральный закон "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы" по общему правилу предусматривает установление срока административного надзора в пределах срока, определенного законодательством Российской Федерации для погашения судимости; по истечении не менее половины установленного судом срока административного надзора при условии, что поднадзорное лицо добросовестно соблюдает административные ограничения, выполняет обязанности, предусмотренные данным Федеральным законом, и положительно характеризуется по месту работы и (или) месту жительства или пребывания, административный надзор может быть досрочно прекращен судом на основании заявления органа внутренних дел или поднадзорного лица либо его представителя (часть 1 статьи 5, часть 2 статьи 9 и пункт 1 статьи 10).

Кроме того, вопреки утверждению заявителя Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", дополнивший Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации главой 26.2 "Производство по делам об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", не предусмотрел каких-либо ограничений процессуальных прав лица, в отношении которого рассматривается вопрос об установлении административного надзора.

Что же касается части 2 статьи 11 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", обязывающей поднадзорное лицо давать объяснения в устной и (или) письменной форме по вопросам, связанным с соблюдением им установленных судом административных ограничений и выполнением обязанностей, предусмотренных данным Федеральным законом, то применение этой нормы в конкретном деле заявителя представленными им документами не подтверждается.

Таким образом, оспариваемые А.С. Чередниченко законоположения его конституционные права не нарушают, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чередниченко Александра Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области