См. Документы Министерства юстиции Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 декабря 2021 г. N АПЛ21-467

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Нефедова О.Н.,

при секретаре Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Б. о признании частично недействующими абзаца тринадцатого пункта 16 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 16 декабря 2016 г. N 295, пункта 25 приложения N 1 к данным правилам

по апелляционной жалобе Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2021 г. по делу N АКПИ21-497, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя Министерства юстиции Российской Федерации К., Генеральной прокуратуры Российской Федерации З., Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации (далее также - Минюст России) от 16 декабря 2016 г. N 295 по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте России 26 декабря 2016 г., регистрационный номер 44930, размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 27 декабря 2016 г.

Абзац тринадцатый пункта 16 Правил регламентирует, что осужденные обязаны в том числе носить одежду установленного образца с нагрудными отличительными знаками (приложение N 5 к Правилам). Образец формы одежды исходя из сезона, климатических условий, проводимых мероприятий с осужденными, распорядка дня и других особенностей исполнения наказания определяется приказом начальника исправительного учреждения (далее также - ИУ). Осужденные женщины, имеющие детей в домах ребенка ИУ, могут носить гражданскую одежду при наличии на ней нагрудного знака. Осужденные, отбывающие наказание в колониях-поселениях, могут носить гражданскую одежду.

Приложение N 1 к Правилам содержит перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается изготавливать, иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать (далее - Перечень), пункт 25 Перечня к таким вещам относит электробытовые приборы (за исключением электробритв, бытовых электрокипятильников заводского исполнения мощностью не более 0,5 кВт).

Б., отбывающий по приговору суда наказание в виде лишения свободы, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующими абзаца тринадцатого пункта 16 Правил, пункта 25 приложения N 1 к данным правилам в части, обязывающей осужденных носить одежду установленного образца, определяемого приказом начальника ИУ, и в части, запрещающей осужденным приобретать либо получать в посылках, передачах, бандеролях, иметь и хранить при себе электробритвы и бытовые электрокипятильники заводского исполнения мощностью более 0,5 кВт.

Оспоренное правовое регулирование Б. полагает: противоречащим международным документам Организации Объединенных Наций и Совета Европы, действующим в сфере организации содержания лишенных свободы лиц, статьям 3, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена 4 ноября 1950 г. в г. Риме), статье 21, части 2 статьи 35, статье 41, частям 2, 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, статьям 3, 10, 12, части 4 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ); создающим искусственные препятствия в осуществлении обязанностей по поддержанию индивидуальной чистоты и опрятности внешнего вида; нарушающим право использовать в быту электрический чайник, в том числе мощностью 0,5 - 0,6 кВт. Считает, что правомочие начальника ИУ определять образец формы одежды осужденным носит произвольный и дискриминационный характер, унижающий человеческое достоинство, противоречит принципам законности, гуманизма, равенства всех перед законом. Введенный запрет для осужденных изготавливать, иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать необходимые им для выполнения своих обязанностей по соблюдению личной гигиены электробытовые приборы (в частности, электрические чайники, электрические триммеры для правки усов, электрические машинки для стрижки волос с насадками для правки причесок) произволен и необоснованно избыточен.

Административный ответчик Минюст России и заинтересованное лицо Генеральная прокуратура Российской Федерации в письменных возражениях на административное исковое заявление указали, что оспариваемые нормативные правовые положения изданы уполномоченным федеральным органом исполнительной власти во исполнение части третьей статьи 82 УИК РФ, не противоречат нормативным правовым актам большей юридической силы и не нарушают права, свободы и законные интересы административного истца.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2021 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Б. просит решение суда отменить и принять по административному делу новое решение об удовлетворении его административного искового заявления ввиду неправильного определения судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для данного административного дела, несоответствия выводов суда, изложенных в решении суда, действительным обстоятельствам данного административного дела, неправильного применения судом норм материального права и существенного нарушения процессуальных прав административного истца. Б. указывает, что суд первой инстанции не дал юридическую оценку соблюдения порядка принятия оспариваемых норм с учетом их целесообразности и отсутствия дискриминационного характера; нарушил его (Б.) процессуальные права, не предоставив ему возможность своевременно ознакомиться с возражениями Генеральной прокуратуры Российской Федерации и направить на них свои доводы и замечания, так как эти возражения поступили по месту отбытия наказания Б. лишь в день слушания данного дела в суде первой инстанции. Административный истец полагает также, что отказ суда в удовлетворении его ходатайства об обеспечении участия в судебном заседании посредством видеоконференц-связи привел к нарушению его прав на доступ к правосудию. В направленных дополнительно ходатайствах Б. просит апелляционную инстанцию отложить слушание административного дела до предоставления Минюстом России и Генеральной прокуратурой Российской Федерации запрашиваемой им (Б.) информации, доказательств, фактических данных, обосновывающих необходимость введенных оспоренным правовым регулированием ограничений.

Минюст России в письменных возражениях не согласился с доводами апелляционной жалобы, полагая решение суда первой инстанции законным и обоснованным, вынесенным с учетом всех правовых обстоятельств, имеющих значение для дела.

В судебное заседание Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации административный истец не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке, его явка не признана судом обязательной, препятствий для рассмотрения дела без его участия не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

Согласно части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Конституция Российской Федерации относит принятие уголовного и уголовно-исполнительного законодательства к ведению Российской Федерации (статья 71, пункт "о") и наделяет федерального законодателя полномочием предусматривать меры государственного принуждения в отношении лиц, совершивших преступления, осужденных и подвергаемых по приговору суда наказанию, существо которого, как следует из части первой статьи 43 Уголовного кодекса Российской Федерации, состоит в предусмотренных данным кодексом лишении или ограничении прав и свобод.

Задачами уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации являются регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных, охрана их прав, свобод и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации (часть вторая статьи 1 УИК РФ).

При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации (часть вторая статьи 10 УИК РФ).

Часть третья статьи 82 УИК РФ определяет, что в исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Таким уполномоченным федеральным органом исполнительной власти является Минюст России (пункт 1 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1313).

При рассмотрении настоящего административного дела суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что приказ, утвердивший Правила, принят Минюстом России в пределах полномочий, предоставленных ему статьей 82 УИК РФ, согласован с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, зарегистрирован в Минюсте России и опубликован с соблюдением установленного законом порядка, а оспариваемые положения Правил соответствуют нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Полномочия Минюста России на утверждение Правил неоднократно проверялись Верховным Судом Российской Федерации и подтверждены вступившими в законную силу судебными решениями (в частности, от 10 ноября 2017 г. по делу N АКПИ17-867, от 5 марта 2018 г. по делу N АКПИ18-6, от 14 мая 2020 г. по делу N АКПИ20-152 и от 25 июня 2020 г. по делу N АКПИ20-98) и в силу части 2 статьи 64 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого административного дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, относящиеся к категории лиц, в отношении которой установлены эти обстоятельства.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Правила разработаны и изданы уполномоченным федеральным органом исполнительной власти при реализации законом предоставленных полномочий в установленной сфере деятельности.

На основании пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта выясняет соответствие этого акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. Это требование закона выполнено судом первой инстанции.

Осужденные обязаны соблюдать требования федеральных законов, определяющих порядок и условия отбывания наказания, а также принятых в соответствии с ними нормативных правовых актов (часть вторая статьи 11 УИК РФ).

Согласно части первой статьи 82 УИК РФ режим в ИУ - это установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

Администрация ИУ обязана обеспечить осужденных одеждой установленного образца. Форма одежды определяется нормативными правовыми актами Российской Федерации (часть 4 статьи 82 УИК РФ). При этом осужденные обеспечиваются одеждой по сезону с учетом пола и климатических условий, индивидуальными средствами гигиены, в частности, для мужчин одноразовыми бритвами (часть вторая статьи 99 УИК РФ).

Отказывая Б. в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции верно исходил из того, что закрепленная в абзаце тринадцатом пункта 16 Правил обязанность осужденных носить одежду установленного образца с нагрудными отличительными знаками, корреспондирует требованиям федерального законодателя и осуществлена Минюстом России в пределах полномочий, предоставленных ему законом. Оспариваемое положение абзаца тринадцатого пункта 16 Правил полностью соответствует нормативным правовым актам большей юридической силы и конституционных прав административного истца не нарушает.

Вопреки доводам апелляционной жалобы о том, что оспариваемое положение пункта 16 Правил позволяет начальнику ИУ произвольно определять образец формы одежды осужденным, данная правовая норма предусматривает определение приказом начальника ИУ образца формы одежды на основе и во исполнение приведенных выше предписаний УИК РФ, который предусматривает обязанность администрации ИУ обеспечить осужденных одеждой по сезону с учетом пола и климатических условий.

Запрет в пункте 25 приложения N 1 к Правилам осужденным иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать электробытовые приборы (за исключением электробритв, бытовых электрокипятильников заводского исполнения мощностью не более 0,5 кВт) согласуется с частью восьмой статьи 82 УИК РФ, определяющей, что перечень вещей и предметов, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать, устанавливается правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и не противоречит УИК РФ, который непосредственно не определяет подобный перечень.

Оспариваемые нормы, обязывающие осужденных носить одежду установленного образца и запрещающие им иметь и хранить при себе электробритвы и бытовые электрокипятильники заводского исполнения мощностью более 0,5 кВт, исходя из своего содержания не могут рассматриваться как оскорбительные или унижающие личность, в связи с чем ссылки Б. об их противоречии нормам международного права и ущемлении прав лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, несостоятельны.

Как подчеркнул Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 12 июля 2006 г. N 378-О, устанавливая в законе меры уголовного наказания с различным комплексом ограничений, дифференцируемых в зависимости в первую очередь от тяжести назначенного судом наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, а также порядок исполнения наказания, федеральный законодатель в отношении осужденных определяет изъятия из прав и свобод в сравнении с остальными гражданами, обусловленные в том числе специальным режимом мест лишения свободы.

Запрет осужденным иметь при себе, получать в посылках либо приобретать электробытовые приборы не является произвольным, поскольку установлен уполномоченным федеральным органом исполнительной власти с учетом объективных характеристик электробытовых приборов и не носит дискриминационного характера, так как относится к режимным требованиям, в частности, в области обеспечения пожарной безопасности.

Пункт 126 Правил предусматривает, что в ИУ обеспечивается выполнение санитарно-гигиенических и противоэпидемических норм и требований. Все осужденные, прибывшие в ИУ, проходят первичный медицинский осмотр и комплексную санитарную обработку, включающую короткую стрижку волос, короткую правку бороды и усов при их наличии (для мужчин). В соответствии с медицинскими показаниями может быть произведена полная стрижка волосяного покрова.

Таким образом, в ИУ для соблюдения санитарно-гигиенических требований в части обеспечения осужденных короткой стрижкой созданы соответствующие условия, в связи с чем необходимость использовать индивидуальные электрические машинки отсутствует. Более того, пункт 110 Правил к дополнительным услугам, оказываемым по инициативе осужденных и оплачиваемым за счет их собственных средств, относит помимо прочего парикмахерские услуги.

Б., оспаривая пункт 25 приложения N 1 к Правилам, по сути, требует о внесении в Перечень дополнений, изменений в предлагаемой им редакции. Между тем установление подобного перечня федеральным законодателем отнесено к полномочиям Минюста России, осуществляющего в рассматриваемой сфере правовое регулирование, и не может определяться судом путем признания правовой нормы недействующей.

Утверждение в апелляционной жалобе о неопределенности Правил в оспариваемой части основано на ошибочном толковании норм материального права.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, положения абзаца тринадцатого пункта 16 Правил, пункта 25 приложения N 1 к данным правилам в оспариваемой части не противоречат, а следовательно, права и законные интересы административного истца не нарушают, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь приведенной выше нормой, отказал Б. в удовлетворении заявленных требований.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что Минюст России должен представить дополнительно запрашиваемые Б. доказательства и фактические данные, обосновывающие целесообразность принятия оспоренного правового регулирования, не основана на законе.

В силу части 1 статьи 142 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в случае, если для правильного рассмотрения и разрешения административного дела необходимо присутствие в судебном заседании лица, которое по объективным причинам не имеет такой возможности, вопрос о его участии в судебном заседании разрешается судом (по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по собственной инициативе суда) путем использования систем видеоконференц-связи при наличии технической возможности.

В удовлетворении ходатайства административного истца об обеспечении его участия в судебном заседании путем использования системы видеоконференц-связи судом первой инстанции отказано правомерно, так как рассмотрение и разрешение настоящего административного дела связаны с юридической оценкой оспариваемого в части нормативного правового акта и не требуют установления фактических обстоятельств. При таких данных явка в судебное заседание административного истца (его представителя) правомерно не признана судом обязательной. Участие Б. в судебном заседании с учетом характера административного требования не имело важного значения для правильного рассмотрения и разрешения данного дела. Б. была предоставлена возможность письменно изложить свою позицию, представить доводы и возражения на бумажном носителе, выслав их в установленном порядке в суд по почте или в электронном виде.

То обстоятельство, что возражения Генеральной прокуратуры Российской Федерации на административное исковое заявление осужденного Б. поступили по месту отбытия его наказания в день слушания административного дела, не свидетельствует (вопреки указанию в апелляционной жалобе) о незаконности обжалованного решения суда, так как по правовым позициям, высказанным в возражениях Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Б. привел свои доводы в административном исковом заявлении.

По изложенным основаниям утверждение Б. в апелляционной жалобе о том, что его процессуальные права как стороны по административному делу существенно нарушены судом первой инстанции, несостоятельно.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2021 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
О.Н.НЕФЕДОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области