ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 декабря 2017 г. N АПЛ17-437

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Меркулова В.П.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Б. о признании недействующим абзаца пятого пункта 4 Положения о порядке назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 5 июля 1991 г. N 384,

по апелляционной жалобе Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2017 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения административного истца Б. и его представителя адвоката Суровцова Ю.А., поддержавших апелляционную жалобу, объяснения представителя Правительства Российской Федерации С., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

пунктом 3 Положения о порядке назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава (далее - Положение) определен список соответствующих должностей работников летно-испытательного состава, которым установлено право на досрочную пенсию, а пунктом 4 - правила исчисления периодов соответствующей работы.

При этом согласно абзацу пятому пункта 4 Положения, если работник летно-испытательного состава в течение года не участвовал в летных испытаниях, но имел иной налет (транспортный, в порядке летной подготовки и т.д.), сроки выслуги лет исчисляются в порядке, установленном для назначения пенсий летному составу гражданской авиации.

Б., с апреля 2006 г. получавший трудовую пенсию по старости, назначенную ему как работнику летного состава гражданской авиации, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца пятого пункта 4 Положения, ссылаясь на то, что оспариваемая норма противоречит статье 31 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", статье 7.2 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", пункту 2 постановления Правительства Российской Федерации от 2 ноября 2009 г. N 883 "О некоторых вопросах пенсионного обеспечения граждан из числа космонавтов и работников летно-испытательного состава" и нарушает его право на пенсионное обеспечение как работника летно-испытательного состава, поскольку допускает возможность не включать в выслугу лет работникам летно-испытательного состава иной налет (транспортный, в порядке летной подготовки и т.д.) во время работы на соответствующих должностях летно-испытательного состава, дающих право на пенсию за выслугу лет.

Представители Правительства Российской Федерации в суде первой инстанции возражали против удовлетворения заявленных требований, указав, что оспариваемое положение нормативного правового акта не противоречит действующему законодательству и прав административного истца на пенсионное обеспечение не нарушает.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2017 г. в удовлетворении административного искового заявления Б. отказано.

В апелляционной жалобе административный истец просит отменить решение суда первой инстанции в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для административного дела, и принять новое решение об удовлетворении его заявления. Полагает, что абзац пятый пункта 4 Положения, примененный судами в его гражданском деле о признании незаконным отказа в переводе на другой вид пенсии, с учетом смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой, неправомерно лишает его права на пенсию за выслугу лет как работника летно-испытательного состава.

Правительство Российской Федерации представило письменные возражения на апелляционную жалобу, в которых указало, что абзац пятый пункта 4 Положения не противоречит нормам действующего законодательства, носит гарантийный характер, в связи с чем отсутствуют основания для признания его недействующим. Считает, что в апелляционной жалобе не содержится доводов, опровергающих выводы суда первой инстанции о законности оспариваемой нормы Положения, а также свидетельствующих о необоснованности вынесенного решения.

В возражениях также указано, что Б. с учетом положений абзаца пятого пункта 4 Положения с 1 сентября 2017 г. установлена пенсия за выслугу лет как работнику летно-испытательного состава на основании статьи 7.2 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении".

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения не находит.

Оспариваемое Положение издано в соответствии со статьей 83 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (утратил силу с 1 января 2002 г.), наделявшей Совет Министров РСФСР полномочиями утверждать правила исчисления выслуги и назначения пенсий.

Для работников летно-испытательного состава законодателем в статье 7.2 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" установлено право на получение пенсии за выслугу лет, а также определено полномочие Правительства Российской Федерации по утверждению списка соответствующих должностей, с учетом которых назначается пенсия за выслугу лет, и правил исчисления периодов работы (деятельности) и назначения пенсий указанным категориям граждан.

Действуя в пределах предоставленного ему полномочия, Правительство Российской Федерации в Постановлении от 2 ноября 2009 г. N 883 "О некоторых вопросах пенсионного обеспечения граждан из числа космонавтов и работников летно-испытательного состава" установило, в частности, что при назначении пенсий гражданам из числа работников летно-испытательного состава в выслугу лет и стаж работы в летно-испытательном составе, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, работа в соответствующих должностях засчитывается в порядке, установленном пунктом 4 Положения.

Федеральный закон "О страховых пенсиях" в статье 31 предусматривает, что страховая пенсия по старости назначается независимо от возраста при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 мужчинам и женщинам, проработавшим соответственно не менее 25 и не менее 20 лет в летно-испытательном составе, непосредственно занятым в летных испытаниях (исследованиях) опытной и серийной авиационной, аэрокосмической, воздухоплавательной и парашютно-десантной техники, а при оставлении летной работы по состоянию здоровья мужчинам и женщинам, проработавшим соответственно не менее 20 и 15 лет в летно-испытательном составе на указанных работах.

При этом законодатель сохранил за Правительством Российской Федерации полномочие утверждать при необходимости список соответствующих должностей, с учетом которых назначается страховая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначение указанной пенсии.

В силу правовой позиции, выраженной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. N 1038-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Б. на нарушение его конституционных прав абзацем пятым пункта 4 Положения о порядке назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам летно-испытательного состава", данная норма направлена на обеспечение максимально возможного учета периодов занятости на должностях летно-испытательного состава, в том числе в случаях, когда работник не участвовал непосредственно в летных испытаниях, носит гарантийный характер и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Таким образом, оспариваемая норма Положения не содержит предписания, которое вступало бы в противоречие со статьей 31 Федерального закона "О страховых пенсиях", статьей 7.2 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", и не нарушает право административного истца на пенсионное обеспечение как работника летно-испытательного состава.

В силу пункта 3 части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет соответствие оспариваемого правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Суд первой инстанции правильно указал в решении, что довод административного истца о противоречии оспариваемого положения пункту 2 постановления Правительства Российской Федерации от 2 ноября 2009 г. N 883 "О некоторых вопросах пенсионного обеспечения граждан из числа космонавтов и работников летно-испытательного состава" не может служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку указанное постановление Правительства Российской Федерации обладает равной юридической силой с оспариваемым нормативным правовым актом.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспоренное в части Положение принято Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных законом полномочий, с соблюдением требований законодательства к форме нормативного правового акта, порядку принятия, опубликования и введения его в действие, нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не противоречит.

Довод апелляционной жалобы о наличии основания для отмены решения суда первой инстанции, предусмотренного статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, материалами административного дела не подтверждается.

Вопреки утверждению административного истца в апелляционной жалобе оспариваемое предписание нормативного правового акта применено судом первой инстанции в соответствии с его истолкованием, данным Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 29 мая 2014 г. N 1038-О.

С учетом изложенного Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что нормы материального права, регулирующие рассматриваемые в данном деле правоотношения, применены судом первой инстанции правильно, в соответствии с их содержанием, выводы суда о законности оспоренного положения мотивированы, оснований, предусмотренных законом для отмены решения суда в апелляционном порядке, не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2017 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
В.П.МЕРКУЛОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области