См. Документы Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 октября 2019 г. N АПЛ19-348

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю., Ксенофонтовой Н.А.,

при секретаре Г.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению М.В., Т., Р.Т., П.Г., М.О., Р.Н., З. о признании частично недействующими подпунктов 3, 4 пункта 6, подпункта 5 пункта 10 Правил ведения реестра пострадавших граждан, утвержденных приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации от 12 августа 2016 г. N 560/пр,

по апелляционной жалобе административных истцов на решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 2019 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения представителей административных истцов Д. и Л., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации П.О., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации (далее - Минстрой России) от 12 августа 2016 г. N 560/пр (далее также - Приказ), зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) 30 декабря 2016 г., регистрационный номер 45092, и в этот же день размещенным на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru), были утверждены Правила ведения реестра пострадавших граждан (далее - Правила).

Приказ утратил силу в связи с изданием приказа Минстроя России от 22 августа 2019 г. N 483/пр "О признании утратившими силу приказов Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации от 12 августа 2016 г. N 560/пр и от 24 января 2018 г. N 37/пр" (зарегистрирован Минюстом России 13 сентября 2019 г., регистрационный номер 55922, размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 16 сентября 2019 г.), вступившего в силу 27 сентября 2019 г.

Подпунктами 3, 4 пункта 6 Правил предусматривалось, что к заявлению пострадавшего гражданина о включении в реестр прилагаются в том числе копии платежных документов, подтверждающих исполнение пострадавшим гражданином обязательств по договору участия в долевом строительстве, заключенному в отношении проблемного объекта, и договору уступки (в случае уступки участником долевого строительства прав требования по договору); копия вступившего в законную силу судебного акта о включении требований пострадавшего гражданина к застройщику проблемного объекта в реестр требований кредиторов о передаче жилых помещений в случае введения в отношении застройщика одной из процедур, применяемых в деле о банкротстве застройщика.

Подпункт 5 пункта 10 Правил устанавливал, что заявитель не подлежит включению в реестр в случае непредставления или представления не в полном объеме, а равно представления заведомо ложных и (или) недостоверных документов, из числа предусмотренных пунктом 6 названных правил.

М.В., Т., Р.Т., П.Г., М.О., Р.Н., З. в марте 2019 г. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании подпунктов 3, 4 пункта 6 и подпункта 5 пункта 10 Правил не действующими в части, позволяющей уполномоченным органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых осуществляется (осуществлялось) строительство проблемного объекта, принимать решение об отказе во включении в реестр пострадавших граждан при отсутствии платежных документов и одновременном наличии вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда или судебного акта суда общей юрисдикции, установившего факт оплаты по договору участия в долевом строительстве проблемного объекта. В обоснование заявления ссылались на то, что оспариваемые положения противоречат части 4 статьи 23 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об участии в долевом строительстве), части 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 1 Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов" (далее - Закон об антикоррупционной экспертизе), являются коррупциогенными факторами, содержат правовую неопределенность, неясность и двусмысленность, изданы Минстроем России с превышением полномочий.

Административные истцы указали, что в 2018 г. обращались в Региональную службу государственного строительного надзора Ростовской области с заявлениями о включении в реестр пострадавших граждан, представив все необходимые документы, в том числе договоры участия в долевом строительстве, договоры и соглашения об уступке права требования, определения Арбитражного суда Ростовской области о включении их в реестр требований получателей жилых помещений, которыми установлен факт внесения ими платы по договору участия в долевом строительстве в полном размере. Однако уполномоченный орган со ссылкой на оспариваемые предписания Правил отказал административным истцам во включении в реестр пострадавших граждан, тем самым нарушив их право на получение мер поддержки.

Минстрой России и Минюст России административный иск не признали, указав в письменных возражениях, что Правила приняты в пределах предоставленных Минстрою России полномочий, а оспариваемые положения соответствуют действующему законодательству и прав административных истцов не нарушают.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 2019 г. в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе административные истцы, не согласившись с таким решением, просят его отменить и принять новое решение об удовлетворении административного иска. Считают, что судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права и не установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела.

В жалобе указано, что копии платежных документов, подтверждающих исполнение пострадавшим гражданином обязательств по договору участия в долевом строительстве, и копия вступившего в законную силу судебного акта о включении требований пострадавшего гражданина к застройщику проблемного объекта в реестр требований кредиторов о передаче жилых помещений фактически дублируют и заменяют друг друга (в части подтверждения одних и тех же обстоятельств, а именно выполнения кредитором обязательств по оплате жилого помещения по договору об участии в долевом строительстве). Однако исходя из сложившейся правоприменительной практики при наличии вступившего в законную силу судебного акта арбитражного суда, подтверждающего факт и размер оплаты по договору участия в долевом строительстве многоквартирного дома, во включении в реестр пострадавших граждан заявителям отказывают на основании подпункта 5 пункта 10 Правил в связи с непредставлением копий платежных документов.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу Минстрой России просит в ее удовлетворении отказать, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным, вынесенным с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения суда не находит.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для признания нормативного правового акта не действующим полностью или в части является его несоответствие иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. По настоящему административному делу такое основание для признания частично недействующими подпунктов 3, 4 пункта 6, подпункта 5 пункта 10 Правил отсутствует.

Отношения, связанные с привлечением денежных средств граждан и юридических лиц для долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, для возмещения затрат на такое строительство и возникновением у участников долевого строительства права собственности на объекты долевого строительства и права общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме и (или) ином объекте недвижимости, урегулированы Законом об участии в долевом строительстве.

Согласно части 1 статьи 23 названного закона государственное регулирование в области долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости осуществляется в соответствии с поименованным законом уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, а также другими федеральными органами исполнительной власти в пределах их компетенции. Частью 4 указанной статьи в редакции, действовавшей на день вынесения обжалуемого решения, предусматривалось, что уполномоченный орган устанавливает критерии, в соответствии с которыми граждане, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, относятся к числу пострадавших, и правила ведения контролирующим органом реестра таких граждан.

В силу Положения о Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2013 г. N 1038, федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере долевого строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, является Минстрой России, наделенный полномочиями по принятию критериев, в соответствии с которыми граждане, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, относятся к числу пострадавших, и правил ведения контролирующим органом реестра таких граждан (пункты 1, 5.2.36).

Таким образом, суд первой инстанции правильно указал в решении, что Правила, определявшие порядок формирования и ведения реестра пострадавших граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, были приняты Минстроем России в пределах предоставленных ему федеральным законодательством полномочий.

В пункте 6 Правил содержится перечень документов, прилагаемых к заявлению о включении в реестр пострадавших граждан, в который включены, в частности, копии платежных документов, подтверждающих исполнение пострадавшим гражданином обязательств по договору участия в долевом строительстве и договору уступки (в случае уступки участником долевого строительства прав требования по договору), а также копия вступившего в законную силу судебного акта о включении требований пострадавшего гражданина к застройщику проблемного объекта в реестр требований кредиторов о передаче жилых помещений в случае введения в отношении застройщика одной из процедур, применяемых в деле о банкротстве застройщика (подпункты 3, 4).

В пункте 10 Правил приведены условия, при наличии которых заявитель не подлежит включению в реестр пострадавших граждан. Одним из таких условий является непредставление или представление не в полном объеме, а равно представление заведомо ложных и (или) недостоверных документов, из числа предусмотренных пунктом 6 данных правил (подпункт 5).

Разрешая настоящее административное дело, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемые положения Правил не противоречат Закону об участии в долевом строительстве, гражданскому законодательству и какому-либо иному нормативному правовому акту большей юридической силы.

По договору участия в долевом строительстве одна сторона (застройщик) обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить (создать) многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать соответствующий объект долевого строительства участнику долевого строительства, а другая сторона (участник долевого строительства) обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости. Одним из существенных условий такого договора является цена договора, срок и порядок ее уплаты (части 1, 4 статьи 4 Закона об участии в долевом строительстве).

Частью 3 статьи 5 названного закона определено, что уплата цены договора производится после государственной регистрации договора путем внесения платежей единовременно или в установленный договором период в безналичном порядке.

Вопросы, связанные с осуществлением безналичных расчетов, урегулированы в главе 46 Гражданского кодекса Российской Федерации. Так, безналичные расчеты осуществляются путем перевода денежных средств банками и иными кредитными организациями с открытием или без открытия банковских счетов в порядке, установленном законом и принимаемыми в соответствии с ним банковскими правилами и договором. Безналичные расчеты могут осуществляться в форме расчетов платежными поручениями, расчетов по аккредитиву, по инкассо, чеками, а также в иных формах, предусмотренных законом, банковскими правилами или применяемыми в банковской практике обычаями (пункт 3 статьи 861, пункт 1 статьи 862 указанного кодекса).

Исходя из части 2 статьи 12 Закона об участии в долевом строительстве обязательства участника долевого строительства считаются исполненными с момента уплаты в полном объеме денежных средств в соответствии с договором и подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.

На основании изложенного суд первой инстанции правомерно указал в решении, что платежный документ подтверждает исполнение участником долевого строительства обязательств по договору. В связи с этим копии платежных документов, подтверждающих исполнение пострадавшим гражданином обязательств по договору участия в долевом строительстве многоквартирного дома, были обоснованно включены Минстроем России в перечень документов, прилагаемых к заявлению о включении в реестр пострадавших граждан.

При этом судом первой инстанции правильно применены пункт 3 статьи 861 и пункт 1 статьи 862 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку данные нормы касаются вопросов осуществления безналичных расчетов, посредством которых участником долевого строительства и производится уплата цены договора участия в долевом строительстве.

Как усматривается из содержания подпункта 4 пункта 6 Правил, представление копии вступившего в силу судебного акта о включении требований пострадавшего гражданина к застройщику в реестр требований кредиторов необходимо лишь в случае введения в отношении застройщика одной из процедур, применяемых в деле о банкротстве застройщика. Следовательно, если процедура банкротства не введена, копия судебного акта о включении требований пострадавшего гражданина в реестр требований кредиторов не представляется.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с доводом апелляционной жалобы о том, что копии платежных документов, подтверждающих исполнение пострадавшим гражданином обязательств по договору участия в долевом строительстве, и копия вступившего в законную силу судебного акта о включении требований пострадавшего гражданина к застройщику проблемного объекта в реестр требований кредиторов о передаче жилых помещений фактически дублируют и заменяют друг друга. Введение одной из процедур, применяемых в деле о банкротстве застройщика, не является единственным критерием отнесения граждан, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, к числу пострадавших граждан, вследствие чего копии указанных платежных документов и судебного акта не могут заменять друг друга.

Утверждение административных истцов о том, что оспариваемые предписания Правил содержат правовую неопределенность, неясность и двусмысленность, так как факт привлечения денежных средств по договорам участия в долевом строительстве многоквартирного дома может быть установлен не только платежными документами, но и вступившими в законную силу судебными постановлениями, обоснованно не признано судом первой инстанции в качестве основания для удовлетворения административного иска.

В соответствии с частью 1 статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Оспариваемые положения нормативного правового акта не умаляют обязательность судебного постановления, которая является свойством его законной силы (статья 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 16 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Осуществляя государственное регулирование в области долевого строительства, Минстрой России определил перечень документов, прилагаемых к заявлению о включении в реестр пострадавших граждан, и условия, при наличии которых заявитель не подлежит включению в этот реестр, что, как правомерно отмечено в обжалуемом решении, не исключает соблюдение правоприменителями требований федерального законодательства об обязательности судебных постановлений. Неисполнение постановления суда, а равно иное проявление неуважения к суду влекут ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Ошибочным является и довод административных истцов о наличии в оспариваемых нормах Правил коррупциогенных факторов.

Согласно части 2 статьи 1 Закона об антикоррупционной экспертизе коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции.

Пунктом 2 части 1, пунктом 3 части 3 статьи 3 данного закона предусмотрено, что антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер, а также уставов муниципальных образований и муниципальных правовых актов о внесении изменений в уставы муниципальных образований проводится федеральным органом исполнительной власти в области юстиции при их государственной регистрации в соответствии с указанным федеральным законом, в порядке и согласно методике, определенным Правительством Российской Федерации.

Антикоррупционная экспертиза проекта Приказа проводилась Минюстом России при его государственной регистрации в соответствии с Правилами проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 96. По ее результатам коррупциогенные факторы в проекте нормативного правового акта выявлены не были.

Содержание оспариваемых предписаний Правил не дает оснований для вывода о том, что в них содержатся коррупциогенные факторы, перечисленные в пунктах 3 и 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов.

Довод апелляционной жалобы о том, что подпункты 3, 4 пункта 6, подпункт 5 пункта 10 Правил противоречат положениям Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", является необоснованным, поскольку данный закон не регулирует вопросы, связанные с установлением критериев, в соответствии с которыми граждане, чьи денежные средства привлечены для строительства многоквартирных домов и чьи права нарушены, относятся к числу пострадавших.

Нельзя признать состоятельным и довод апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции не установил все обстоятельства, имеющие значение для дела.

Исходя из части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд выясняет: нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление; соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: полномочия органа, организации, должностного лица на принятие нормативных правовых актов; форму и вид, в которых орган, организация, должностное лицо вправе принимать нормативные правовые акты; процедуру принятия оспариваемого нормативного правового акта; правила введения нормативных правовых актов в действие, в том числе порядок опубликования, государственной регистрации (если государственная регистрация данных нормативных правовых актов предусмотрена законодательством Российской Федерации) и вступления их в силу; соответствие оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

При рассмотрении данного административного дела все перечисленные обстоятельства судом первой инстанции были выяснены и отражены в обжалуемом решении.

Установив, что какому-либо федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, подпункты 3, 4 пункта 6, подпункт 5 пункта 10 Правил в оспариваемой части не противоречат, суд первой инстанции правомерно, руководствуясь пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, отказал административным истцам в удовлетворении заявленного требования.

Обжалуемое судебное решение вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для отмены решения в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 2019 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу М.В., Т., Р.Т., П.Г., М.О., Р.Н., З. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Ю.ЗАЙЦЕВ
Н.А.КСЕНОФОНТОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области