Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 73 ГК РФ. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ>§ 2. Интеллектуальные права на селекционные достижения>Статья 1423. Принудительная лицензия на селекционное достижение

1. По истечении трех лет со дня выдачи патента на селекционное достижение любое лицо, желающее и готовое использовать селекционное достижение, при отказе патентообладателя от заключения лицензионного договора на производство или реализацию семян, племенного материала на условиях, соответствующих установившейся практике, имеет право обратиться в суд с иском к патентообладателю о предоставлении принудительной простой (неисключительной) лицензии на использование на территории Российской Федерации такого селекционного достижения. В исковых требованиях это лицо должно указать предлагаемые им условия предоставления ему такой лицензии, в том числе объем использования селекционного достижения, размер, порядок и сроки платежей.


Если патентообладатель не докажет, что имеются уважительные причины, препятствующие предоставлению заявителю права использования соответствующего селекционного достижения, суд принимает решение о предоставлении указанной лицензии и об условиях ее предоставления. Суммарный размер платежей за такую лицензию должен быть установлен решением суда не ниже цены лицензии, определяемой при сравнимых обстоятельствах.


2. На основании решения суда, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи, федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям осуществляет государственную регистрацию предоставления права использования селекционного достижения на условиях принудительной простой (неисключительной) лицензии.


3. На основании решения суда о предоставлении принудительной простой (неисключительной) лицензии патентообладатель обязан за плату и на приемлемых для него условиях предоставить обладателю такой лицензии семена или соответственно племенной материал в количестве, достаточном для использования принудительной простой (неисключительной) лицензии.


4. Действие принудительной простой (неисключительной) лицензии может быть прекращено в судебном порядке по иску патентообладателя, если обладатель такой лицензии нарушает условия, на основании которых она была предоставлена, либо обстоятельства, обусловившие предоставление такой лицензии, изменились настолько, что, если бы эти обстоятельства существовали на момент предоставления лицензии, она вообще не была бы предоставлена или была бы предоставлена на значительно отличающихся условиях.




1. В соответствии со ст. 1239 ГК принудительная лицензия представляет собой предоставляемое судом заинтересованному лицу право использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу. По своей правовой природе институт принудительной лицензии должен рассматриваться как ограничение исключительного права патентообладателя. Последний лишается возможности в соответствии с п. 1 ст. 1229 ГК по своему усмотрению запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности, т.к. не только обязан в силу закона доказывать обоснованность отказа в заключении лицензионного договора, но и может быть судом принужден к предоставлению заинтересованному лицу права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности. Поскольку условия предоставления принудительной лицензии направлены на обеспечение общественно значимых, публичных интересов, подобное ограничение вполне соответствует п. 1 ст. 17 Женевской конвенции.

Квалификация принудительной лицензии как ограничения исключительного права патентообладателя имеет принципиальное значение, т.к. позволяет воспользоваться в этом случае условиями ограничения исключительных прав, установленными в п. 5 ст. 1229 ГК.

Принудительная лицензия характерна для объектов, в отношении которых предусматривается патентная форма охраны, и в настоящее время установлена только для изобретений, полезных моделей и промышленных образцов (ст. 1362 ГК) и для селекционных достижений (комментируемая статья).

2. Правовой режим принудительной лицензии на селекционное достижение претерпел существенные изменения по сравнению с Законом о селекционных достижениях (ст. 20), т.к. действовавший ранее административный порядок выдачи лицензии заменен судебным порядком ее предоставления.

Из пяти предусматривавшихся ранее действовавшим законодательством и признававшихся доктриной гражданского права <1> законодатель, прежде всего, отказался от требования, чтобы лицо, испрашивающее принудительную лицензию, "доказало, что в финансовом и иных отношениях оно в состоянии компетентно и эффективно пользоваться лицензией". При этом имелось в виду, что требования "компетентности" и "эффективности", как условия допуска к использованию результата интеллектуальной деятельности, за которое заинтересованное лицо готово платить в полном объеме в соответствии с установившейся практикой, не вполне соответствуют рыночному характеру экономического оборота, поэтому заинтересованность лица в использовании селекционного достижения раскрывается через его желание и готовность использовать соответствующее достижение.

--------------------------------

<1> См.: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 723, 724; Калятин В.О. Указ. соч. С. 314.

Остальные условия, необходимые для предоставления принудительной лицензии, не претерпели существенных изменений по сравнению с ранее действовавшим законодательством.

3. Во-первых, в п. 1 комментируемой статьи право на обращение заинтересованных лиц в суд с иском к патентообладателю о выдаче принудительной лицензии на селекционное достижение обусловлено истечением трехлетнего срока со дня выдачи патента. Этот срок отводится прежде всего для того, чтобы заключенные за это время патентообладателем лицензионные договоры сформировали устойчивую практику предоставления другим лицам права использования соответствующего селекционного достижения <1>. Чем большее число лицензионных договоров будет заключено за это время патентообладателем по своему усмотрению и на приемлемых для себя условиях, тем меньше вероятность того, что принудительная лицензия будет предоставлена заинтересованному лицу на условиях, существенно отличающихся от "установившейся практики".

--------------------------------

<1> См.: Всеволожский К.В. Указ. соч. С. 581, 582.

При этом под "практикой" необходимо прежде всего понимать такие условия соответствующих лицензионных договоров или ранее выданных принудительных лицензий, как объем использования селекционного достижения, размер, порядок и сроки платежей. Именно эти условия должен указать заявитель в своем исковом требовании о предоставлении принудительной лицензии.

Кроме того, комментируемая статья (см. п. п. 1 - 4) прямо указывает на вид принудительной лицензии, которая может быть только простой (неисключительной), т.е. предоставлять лицензиату право использования результата интеллектуальной деятельности с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (подп. 1 п. 1 ст. 1236 ГК).

4. Во-вторых, патентообладатель должен отказать заинтересованному лицу в заключении с ним лицензионного договора на производство или реализацию семян, племенного материала на условиях, соответствующих установившейся практике. При этом, хотя в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи и говорится об отказе патентообладателя от предоставления заинтересованному лицу права производства и реализации селекционного достижения, необходимо сделать вывод, что принудительная лицензия, как и по ранее действовавшему законодательству, может быть предоставлена на все виды использования селекционного достижения (п. 3 ст. 1421 ГК). Об этом недвусмысленно свидетельствует не только указание в той же норме комментируемой статьи на содержание искового требования ("о предоставлении... лицензии на использование"), но и указание в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи на причины отказа патентообладателя ("препятствующие предоставлению... права использования... селекционного достижения").

В-третьих, должны отсутствовать уважительные причины, препятствующие предоставлению заявителю права использования соответствующего селекционного достижения. При этом бремя доказывания уважительности этих причин возлагается на патентообладателя.

Наконец, в-четвертых, должна быть уплачена установленная пошлина за выдачу принудительной лицензии. Кодекс относит установление в отношении селекционного достижения перечня юридически значимых действий, за совершение которых взимаются патентные и иные пошлины, к компетенции Правительства РФ (п. 2 ст. 1249 ГК). Действующее в настоящее время Положение о патентных пошлинах на селекционные достижения устанавливает патентные пошлины за подачу заявления о выдаче принудительной лицензии (код 1.8.0) в размере 1 минимального размера оплаты труда и за выдачу принудительной лицензии и публикацию в официальном бюллетене сведений о выдаче принудительной лицензии (код 1.8.1) в размере 2 минимальных размеров оплаты труда.

5. При соблюдении указанных условий суд принимает решение о предоставлении указанной лицензии и об условиях ее предоставления. Комментируемая норма не содержит перечня условий принудительной лицензии, которые должны быть установлены. К числу таких условий должны быть, во всяком случае, отнесены условия, подлежащие изложению в исковом заявлении (абз. 1 п. 1 комментируемой статьи), т.е. объем использования селекционного достижения, а также размер, порядок и сроки платежей за предоставление принудительной лицензии.

Кроме того, более четкие выводы об условиях принудительной лицензии можно сделать на основании анализа положений, определяющих содержание лицензионного договора (ст. 1235 ГК). Несмотря на различия в основаниях и порядке предоставления лицензиатам права использования результатов интеллектуальной деятельности по лицензионному договору и на условиях принудительной лицензии, правовая природа обоих институтов совпадает, что позволяет применить положения ст. 1235 ГК к рассматриваемым отношениям по аналогии.

К условиям предоставления принудительной лицензии должно быть прежде всего отнесено указание на территорию, на которой допускается использование селекционного достижения. Если территория, на которой допускается использование этого результата интеллектуальной деятельности, не будет указана в решении суда, лицензиат должен иметь право осуществлять его использование на всей территории Российской Федерации (п. 3 ст. 1235 ГК).

В решении суда должен быть указан срок предоставления принудительной лицензии, который, в свою очередь, не может превышать срок действия исключительного права на селекционное достижение (ст. 1424 ГК). В случае, когда срок предоставления принудительной лицензии судом не определен, лицензия должна считаться выданной на пять лет (п. 4 ст. 1235 ГК). По ранее действовавшему законодательству максимальный срок действия принудительной лицензии составлял четыре года с возможностью последующего продления в административном порядке при условии подтверждения инспекционной проверкой наличия условий, при которых изначально была выдана такая лицензия.

К числу условий предоставления принудительной лицензии должно быть отнесено указание способов использования селекционного достижения. При этом лицензиат должен иметь право использования селекционного достижения только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены в судебном решении о выдаче принудительной лицензии. Право использования селекционного достижения, прямо не указанное в решении суда, не должно считаться предоставленным лицензиату (п. п. 1 и 6 ст. 1235 ГК).

6. Единственным условием предоставления принудительной лицензии, для выявления которого не нужно обращаться по аналогии к ст. 1235 ГК, является условие о вознаграждении. Это условие не только прямо названо в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи, что исключает возможность предоставления безвозмездной принудительной лицензии. Более того, в отношении этого условия установлен минимальный размер, установление платежей ниже которого не допускается. Моделью данной нормы определенно является правило о цене договора, которая в договоре не определена и не может быть определена исходя из условий договора (п. 3 ст. 424 ГК), т.к. основывается на цене, "определяемой при сравнимых обстоятельствах".

Несмотря на кажущуюся неопределенность указанного критерия, он дает суду вполне очевидный ориентир, который исключает как необоснованное завышение размера вознаграждения со стороны патентообладателя, так и необоснованное занижение платежей будущим лицензиатом. При этом очевидно, что указание на "сравнимые обстоятельства" позволяет учесть не только "установившуюся практику" определения условий лицензионных договоров данным лицензиаром (патентообладателем), но и (при отсутствии такой практики) практику предоставления права использования других "сравнимых" селекционных достижений на "сравнимой" территории, при "сравнимых" климатических условиях, на "сравнимые" сроки и т.п.

Указание комментируемой нормы на "суммарный размер платежей" не должно рассматриваться как указание на тот или иной способ исчисления таких платежей: они могут быть как единовременными, так и периодическими, важно лишь, чтобы они независимо от способа исчисления не уступали указанному "суммарному размеру".

7. В пункте 2 комментируемой статьи применительно к селекционным достижениям закреплено общее правило п. 2 ст. 1232 ГК о том, что в случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности признается и охраняется в силу государственной регистрации, также подлежит государственной регистрации и предоставление права использования такого результата. С учетом положений ст. 1414 ГК, п. 2 комментируемой статьи означает, что сведения о принудительных лицензиях подлежат включению в Государственный реестр охраняемых селекционных достижений. Следовательно, подп. 8 п. 2 ст. 1439 ГК, предписывающий внесение в Государственный реестр "сведений о заключенных лицензионных договорах", должен толковаться расширительно и охватывать принудительные лицензии, хотя форма и условия предоставления последних не позволяют их полностью отождествлять с лицензионными договорами. В этом отношении формулировка ст. 11 Закона о селекционных достижениях была более точной.

8. Положения п. 3 комментируемой статьи воспроизводит аналогичное положение ст. 20 Закона о селекционных достижениях. Необходимость особого регулирования данного вопроса связана с тем, что реализация права использования селекционного достижения невозможна без получения на законных основаниях семян и племенного материала, относящихся к охраняемым категориям соответствующего достижения. В случае добровольного заключения лицензионного договора воля лицензиара (патентообладателя) предоставить право использования селекционного достижения, безусловно, охватывает и распоряжение необходимым для реализации этого права количеством семян и племенного материала. В случае с принудительной лицензией воля патентообладателя в установленных законом случаях и пределах может быть проигнорирована, и, следовательно, вопрос о предоставлении семян и племенного материала должен быть урегулирован отдельно.

Однако, в отличие от ранее действовавшего законодательства, ставившего обязанность патентообладателя предоставить необходимые семена и племенной материал в зависимость от требования Госкомиссии, т.е. от усмотрения административного органа, Кодекс связывает указанную обязанность патентообладателя с самим фактом принятия решения суда о предоставлении принудительной лицензии. Слова "на основании решения суда" вовсе не означают, что, вынося решение о предоставлении принудительной лицензии, суд должен обязать патентообладателя предоставить посадочный и племенной материал на соответствующих условиях. Эти слова означают, что в случае предоставления принудительной лицензии лицензиар не вправе отказать лицензиату в продаже семян и племенного материала в количестве и на условиях, предусмотренных комментируемой статьей.

В пункте 3 комментируемой статьи не вполне удачно применяется термин "использование лицензии", лишенный адекватного правового содержания. Речь должна идти об использовании соответствующего селекционного достижения в установленных принудительной лицензией пределах.

9. Введение судебного порядка предоставления принудительной лицензии (п. 1 комментируемой статьи) означает, что досрочное прекращение действия принудительной лицензии также требует соответствующего судебного решения. В пункте 4 комментируемой статьи установлены два основания, по которым патентообладатель (лицензиар) вправе потребовать такого прекращения.

Первое основание связано с нарушением лицензиатом условий использования селекционного достижения, предусмотренных принудительной лицензией. Буквальное толкование нормы о рассматриваемом основании (дословно воспроизводящей соответствующие положения ст. 20 Закона о селекционных достижениях) может привести к выводу, что речь идет о нарушениях, связанных с условиями, послужившими основанием для предоставления принудительной лицензии (см. п. п. 3 - 6 комментария к настоящей статье), т.е. о нарушении трехлетнего срока предъявления иска к патентообладателю, или об уплате патентной пошлины. Однако указанные нарушения должны являться основанием для оспаривания решения суда о предоставлении принудительной лицензии, а не для принятия решения о досрочном прекращении ее действия. Говоря о "прекращении действия" лицензии, законодатель не может иметь в виду никаких иных "условий", кроме условий самой принудительной лицензии, т.е. условий о территории и способах использования селекционного достижения, о вознаграждении за его использование. И именно нарушение этих условий лицензиатом дает патентообладателю право требовать досрочного прекращения действия принудительной лицензии.

Второе основание, напротив, относится именно к обстоятельствам, обусловившим предоставление принудительной лицензии. Оно сформулировано в п. 4 комментируемой статьи по аналогии с существенным изменением обстоятельств, являющимся основанием для требования об одностороннем расторжении договора в соответствии с п. 1 ст. 451 ГК. Поскольку ввиду недоговорного характера принудительной лицензии последняя норма не может быть к ней применена непосредственно, законодатель сформулировал ее в расчете на случай предоставления принудительной лицензии. К числу упоминаемых в п. 4 комментируемой статьи обстоятельств, существовавших на момент предоставления лицензии, необходимо прежде всего отнести "установившуюся практику" заключения лицензионных договоров, а также причины, препятствовавшие предоставлению патентообладателем права использования заявителем соответствующего селекционного достижения, но не признанные судом уважительными на момент принятия решения о предоставлении принудительной лицензии.