Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 73 ГК РФ. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ>§ 2. Интеллектуальные права на селекционные достижения>Статья 1421. Исключительное право на селекционное достижение

1. Патентообладателю принадлежит исключительное право использования селекционного достижения в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса способами, указанными в пункте 3 настоящей статьи. Патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на селекционное достижение.


2. Исключительное право на селекционное достижение распространяется также на растительный материал, то есть на растение или его часть, используемые в целях, отличных от целей воспроизводства сорта, на товарных животных, то есть на животных, используемых в целях, отличных от целей воспроизводства породы, которые были получены соответственно из семян или от племенных животных, если такие семена или племенные животные были введены в гражданский оборот без разрешения патентообладателя. При этом под семенами понимаются растение или его часть, применяемые для воспроизводства сорта.


3. Использованием селекционного достижения считается осуществление с семенами и племенным материалом селекционного достижения следующих действий:


1) производство и воспроизводство;


2) доведение до посевных кондиций для последующего размножения;


3) предложение к продаже;


4) продажа и иные способы введения в гражданский оборот;


5) вывоз с территории Российской Федерации;


6) ввоз на территорию Российской Федерации;


7) хранение в целях, указанных в подпунктах 1 - 6 настоящего пункта.


4. Исключительное право на селекционное достижение распространяется также на семена, племенной материал, которые:


существенным образом наследуют признаки других охраняемых (исходных) сорта растений или породы животных, если эти охраняемые сорт или порода сами не являются селекционными достижениями, существенным образом наследующими признаки других селекционных достижений;


не явно отличаются от охраняемых сорта растений или породы животных;


требуют неоднократного использования охраняемого сорта растений для производства семян.


Селекционным достижением, существенным образом наследующим признаки другого охраняемого (исходного) селекционного достижения, признается селекционное достижение, которое при явном отличии от исходного:


наследует наиболее существенные признаки исходного селекционного достижения или селекционного достижения, которое само наследует существенные признаки исходного селекционного достижения, сохраняя при этом основные признаки, отражающие генотип или комбинацию генотипов исходного селекционного достижения;


соответствует генотипу или комбинации генотипов исходного селекционного достижения, за исключением отклонений, вызванных применением таких методов, как индивидуальный отбор из исходного сорта растений, породы животных, отбор индуцированного мутанта, беккросс, генная инженерия.




1. Комментируемая статья посвящена определению понятия и содержания исключительного права на селекционное достижение. Исключительное право в силу своего имущественного характера (ст. 1226 ГК) составляет важнейшую основу гражданско-правового режима охраняемого селекционного достижения.

Содержащееся в п. 1 комментируемой статьи определение исключительного права на селекционное достижение отличается от общего определения исключительного права (п. 1 ст. 1229 ГК) только характером перечня допускаемых способов использования охраняемого объекта. В отличие от общей нормы, этот перечень применительно к охраняемым селекционным достижениям (п. 3 комментируемой статьи) является исчерпывающим (закрытым). Именно этим обстоятельством объясняется отсутствие в п. 1 комментируемой статьи указаний на использование селекционного достижения "любым не противоречащим закону способом" (ср. п. 1 ст. 1358, п. 1 ст. 1454, п. 1 ст. 1484 ГК и др.). Исчерпывающий характер перечня п. 3 комментируемой статьи предопределен содержанием п. 1 (a) ст. 14 Женевской конвенции. При этом, однако, следует иметь в виду, что в соответствии с п. 4 ст. 14 Женевской конвенции указанный перечень дополнен другими действиями, которые "требуют разрешения селекционера".

Однако закрытый перечень способов использования охраняемого селекционного достижения не влияет на исключительный характер соответствующего права патентообладателя, т.к. за ним признается, во-первых, возможность использовать данный результат интеллектуальной деятельности "по своему усмотрению" (п. 1 ст. 1229 ГК) и, во-вторых, распоряжаться исключительным правом на него (п. 1 ст. 1229 ГК, п. 1 комментируемой статьи). Способы распоряжения исключительным правом на селекционное достижение регламентируются ст. ст. 1233, 1426 - 1429 ГК.

Содержание исключительного права на селекционное достижение сформулировано в комментируемой статье в общем виде и распространяется на любого правообладателя, независимо от того, является ли этот правообладатель первоначальным, т.е. автором селекционного достижения, или производным, т.е. лицом, приобретшим право на получение патента или сам патент у первоначального правообладателя или лиц, которым указанное право принадлежит в силу прямого указания закона (ст. 1420 ГК). Для обозначения правообладателя в комментируемой главе используется термин "патентообладатель", который подчеркивает, что исключительное право на селекционное достижение признается и охраняется в силу государственной регистрации селекционного достижения, на основании и в подтверждение которой выдается патент (ст. 1414, п. 1 ст. 1415 ГК). Коль скоро для удостоверения исключительного права его субъектам выдается патент, правообладателем может быть только патентообладатель.

2. Содержание исключительного права определяется в Кодексе не только путем перечисления принадлежащих правообладателю правомочий, но и путем раскрытия сущности соответствующих действий. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1229 ГК патентообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование селекционного достижения. При этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Содержание исключительного права как права абсолютного раскрывается также путем закрепления прав всех других противостоящих патентообладателю лиц. В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК другие лица не могут использовать селекционное достижение без согласия патентообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Перечень действий, не являющихся нарушением исключительного права и на которые, следовательно, не распространяется общее указание о необходимости получения для их совершения согласия патентообладателя, перечислены в ст. 1422 ГК. Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 1425 ГК селекционное достижение, перешедшее по истечении срока действия исключительного права в общественное достояние, может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения.

За пределами двух указанных случаев использование селекционного достижения способами, предусмотренными в п. 3 комментируемой статьи, если такое использование осуществляется без согласия патентообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную Кодексом, другими законами (абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК). Вопросы ответственности за нарушение исключительного права на селекционное достижение регулируются ст. ст. 1252 - 1254, 1446 и 1447 ГК.

3. В соответствии с п. 2 ст. 1229 ГК исключительное право на селекционное достижение может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно. Частным случаем принадлежности исключительного права совместно нескольким лицам является создание, выведение или выявление селекционного достижения совместным творческим трудом нескольких лиц, признаваемых соавторами селекционного достижения (ст. 1411 ГК). Рассмотренный в комментарии к указанной статье порядок осуществления соавторами исключительного права и распоряжения им распространяется и на все другие случаи, когда исключительное право на селекционное достижение принадлежит нескольким лицам.

4. В пункте 5 ст. 1229 ГК предусматривается, что любые случаи ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации могут быть установлены только в самом Кодексе. При этом указанные ограничения устанавливаются при условии, что они не наносят неоправданный ущерб обычному использованию результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей.

В настоящее время единственным ограничением исключительного права, когда использование селекционного достижения допускается без согласия патентообладателя, является использование этого достижения на условиях принудительной лицензии (ст. 1423 ГК).

5. В пункте 3 комментируемой статьи содержится исчерпывающий перечень действий, признаваемых использованием охраняемого селекционного достижения. С небольшими редакционными и юридико-техническими уточнениями он воспроизводит перечень, содержащийся в п. 1 (a) ст. 14 Женевской конвенции. По своему характеру перечисленные в п. 3 комментируемой статьи действия охватывают как непосредственно воспроизводство (размножение) селекционных достижений (подп. 1 и 2), осуществление которого без разрешения патентообладателя напрямую затрагивает его имущественные права, так и действия, которые сами по себе могут рассматриваться лишь как приготовление к такому воспроизводству (подп. 3 - 7). В отечественной юридической литературе такое расширение границ контроля патентообладателя над селекционным достижением объясняется крайней затруднительностью, а иногда и невозможностью проверки законности использования охраняемого результата интеллектуальной деятельности в биологической сфере <1>.

--------------------------------

<1> См.: Калятин В.О. Указ. соч. С. 307.

6. Несмотря на то что перечень п. 3 комментируемой статьи сформулирован как закрытый, для исчерпывающего определения круга действий, признаваемых использованием охраняемого селекционного достижения, необходимо иметь в виду еще и п. п. 2 и 4 комментируемой статьи, основывающиеся на предписаниях п. п. 2, 3 и 5 ст. 14 Женевской конвенции.

Пункт 2 комментируемой статьи по существу расширяет целевую направленность соответствующих действий, которые ставятся под контроль патентообладателя, т.к. распространяет действие исключительного права не только на части растений и на племенной материал, используемые в целях воспроизводства соответствующего сорта растения или породы животных и охватываемые подп. 1 и 2 п. 3 комментируемой статьи, но и на растительный материал и товарных животных, используемых в целях, не связанных с их воспроизведением (размножением). Без прямого указания п. 2 комментируемой статьи селекционные достижения, не предназначенные для последующего воспроизводства, под режим исключительного права вообще не подпадали бы, т.к. п. 3 комментируемой статьи требует получения разрешения (а значит, и запрещает свободное использование) только для действий, связанных с воспроизводством селекционного достижения.

Пункт 2 комментируемой статьи сформулирован на основе указаний п. п. 2 и 3 ст. 14 Женевской конвенции, которые объединены в одну норму и распространены не только на сорта растений, но и на породы животных. Исключительное право патентообладателя распространяется на растения и животных, используемых в целях, не связанных с их дальнейшим воспроизводством, только при условии, что эти селекционные достижения были получены из семян или племенного материала, которые были введены в гражданский оборот без разрешения патентообладателя. Таким образом, комментируемая норма обеспечивает защиту исключительного права патентообладателя при незаконном введении селекционного достижения в гражданский оборот, т.к. в соответствии с подп. 6 ст. 1422 ГК с семенами, растительным материалом, племенным материалом и товарными животными, которые были введены в гражданский оборот патентообладателем или с его согласия другим лицом, допускается свободное совершение любых действий, кроме размножения сорта растений и породы животных, т.е. не связанных с последующим воспроизводством селекционного достижения.

7. Пункт 4 комментируемой статьи также по существу расширяет границы действий, признаваемых использованием селекционного достижения и требующих, следовательно, получения согласия патентообладателя (п. 1 ст. 1229 ГК). Такое расширение обеспечивается путем установления исключений из других правил Кодекса - об отличимости селекционного достижения (п. 4 ст. 1413) и о свободном использовании охраняемого селекционного достижения в качестве исходного материала для создания других селекционных достижений (подп. 3 ст. 1422). Несмотря на то что эти исключения объединены в п. 4 комментируемой статьи (структурно воспроизводящем положения п. 5 ст. 14 Женевской конвенции) в одной норме, речь, по существу, следует вести о трех различных нормах, объединенных общим целевым назначением. При анализе п. 4 комментируемой статьи следует иметь в виду, что она, в отличие от п. 2 комментируемой статьи, распространяется не на отдельные охраняемые категории селекционных достижений, как семена или племенной материал, а на селекционное достижение в целом, поэтому ссылку в абз. 1 п. 4 комментируемой статьи на семена и племенной материал нельзя признать удачной (см. п. 5 ст. 14 Женевской конвенции).

8. Первая норма (абз. 1, 2, 5 - 7 п. 4 комментируемой статьи) посвящена селекционным достижениям, которые "существенным образом наследуют признаки других охраняемых" селекционных достижений. По общему правилу патентообладатель не вправе претендовать на то, чтобы принадлежащее ему исключительное право использования селекционного достижения распространялось на другие селекционные достижения, для которых охраняемое достижение служило исходным, т.к. в соответствии с подп. 3 ст. 1422 ГК допускается свободное использование охраняемого селекционного достижения в качестве исходного материала для создания других сортов растений и пород животных. Комментируемая норма представляет собой исключение из указанного правила, т.к. устанавливает, что исключительное право патентообладателя распространяется и на другие селекционные достижения, "существенным образом наследующие признаки" исходного, т.е. уже охраняемого и защищенного патентом селекционного достижения. Раскрывая в абз. 5 - 7 п. 4 комментируемой статьи содержание и степень воспроизводства новым селекционным достижением признаков исходного селекционного достижения (дающими патентообладателю право контроля за использованием и этого нового достижения), законодатель по существу устанавливает более жесткие требования к содержанию такого условия охраноспособности селекционного достижения, как отличимость (п. 4 ст. 1413 ГК). Иными словами, несмотря на "явное отличие" от исходного нового достижения (абз. 5 п. 4 комментируемой статьи), последнее не может претендовать на самостоятельную охрану и ставится под действие исключительного права, удостоверяемого патентом на исходное селекционное достижение.

Особого внимания заслуживает абз. 7 п. 4 комментируемой статьи. Его буквальное толкование может привести к выводу о том, что, несмотря на то что новое селекционное достижение "существенным образом наследует признаки" исходного охраняемого достижения, патентообладателю не будет принадлежать исключительное право использования этого нового достижения в случае, когда оно получено одним из четырех перечисленных методов получения новых биологических объектов:

индивидуальный отбор из исходного сорта растений, породы животных;

отбор индуцированного мутанта;

беккросс;

генная инженерия.

Однако такое толкование лишено правового содержания и объясняется неудачным переводом на русский язык Женевской конвенции, ст. 14 которой была практически дословно воспроизведена в п. 3 ст. 13 Закона о селекционных достижениях, а вслед за ним и в п. 4 комментируемой статьи. На несоответствие русского перевода ст. 14 аутентичному тексту Конвенции справедливо обращает внимание вице-президент Евразийского союза производителей и продавцов семян К.В. Всеволожский, дающий, кроме того, развернутую характеристику указанных методов получения отклонений биологических объектов <1>. Не воспроизводя аргументацию К.В. Всеволожского, отметим лишь, что в данном случае законодатель не вполне удачно и последовательно использовал прием "двойного отрицания". В подпунктах "b (iii)" и "c" п. 5 ст. 14 Конвенции, а вслед за ней и в комментируемой норме дается позитивная характеристика селекционного достижения, которое "существенным образом наследует признаки" достижения. Эта характеристика никак не увязывается с предоставлением самостоятельной правовой охраны новому достижению. Для четырех перечисленных методов сделано исключение только потому, что они не носят творческого характера и представляют собой большей частью чисто технологические процессы, не приводящие к созданию результата интеллектуальной деятельности и не позволяющие осуществившему их лицу претендовать на самостоятельную правовую охрану. Это первое "отрицание". Второе "отрицание", исключающее предоставление самостоятельной правовой охраны лицу, создавшему соответствующий новый сорт, выражено в комментируемой норме не явно, а путем указания на то, что исключительное право в данном случае принадлежит патентообладателю, т.е. лицу, получившему патент на исходное селекционное достижение.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского. М., 2008. С. 559 - 563.

9. Вторая норма (абз. 1 и 3 п. 4 комментируемой статьи), хотя и воспроизводит подп. "a (ii)" п. 5 ст. 14 Женевской конвенции, не несет самостоятельной правовой нагрузки, подчеркивая лишь необходимость соответствия селекционного достижения критерию отличимости (п. 4 ст. 1413 ГК). Об этом свидетельствует отсылка в указанной норме Конвенции к критерию отличимости, отсутствовавшая в подп. "б" п. 3 ст. 13 Закона о селекционных достижениях и не попавшая, соответственно, в п. 4 комментируемой статьи.

10. Третья норма (абз. 1 и 4 п. 4 комментируемой статьи) уточняет общее правило о том, что использованием селекционного достижения признается размножение селекционного достижения (подп. 1 и 2 п. 3 комментируемой статьи), распространяя исключительное право патентообладателя не только на одноразовое производство и воспроизводство охраняемого достижения, но и на многократное использование исходного охраняемого селекционного достижения для производства семян нового селекционного достижения. Такое воспроизводство широко используется при выведении гибридов, для которого, как уже отмечалось, характерно использование семян первого поколения (т.е. полученных из семян охраняемого сорта), т.к. во втором и последующем поколениях полезные биологические свойства селекционного достижения резко падают.

Комментируемая норма, в отличие от других положений п. 4 комментируемой статьи, имеющих общий характер, распространяется только на ботанические селекционные достижения, т.е. на сорта растений.