Гражданский кодекс часть 4>Раздел VII ГК РФ. ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ>Глава 73 ГК РФ. ПРАВО НА СЕЛЕКЦИОННОЕ ДОСТИЖЕНИЕ>§ 2. Интеллектуальные права на селекционные достижения>Статья 1419. Право на наименование селекционного достижения

1. Автор имеет право на наименование селекционного достижения.


2. Наименование селекционного достижения должно позволять идентифицировать селекционное достижение, быть кратким, отличаться от наименований существующих селекционных достижений того же или близкого ботанического либо зоологического вида. Оно не должно состоять из одних цифр, вводить в заблуждение относительно свойств, происхождения, значения селекционного достижения, личности его автора, не должно противоречить принципам гуманности и морали.


3. Наименование селекционного достижения, предложенное автором или с его согласия иным лицом (заявителем), подающим заявку на выдачу патента, должно быть одобрено федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям.


Если предложенное наименование не отвечает требованиям, установленным пунктом 2 настоящей статьи, заявитель по требованию указанного федерального органа обязан в тридцатидневный срок предложить иное наименование.


Если до истечения указанного срока заявитель не предложит другого наименования, соответствующего указанным требованиям, или не оспорит отказ в одобрении наименования селекционного достижения в судебном порядке, федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям вправе отказать в регистрации селекционного достижения.




1. В пункте 1 комментируемой статьи право на наименование селекционного достижения сформулировано в качестве субъективного права автора соответствующего достижения. Из этого, однако, не следует, что автор является единственным субъектом указанного права. В пункте 3 комментируемой статьи право на наименование селекционного достижения предоставляется другим лицам - лицам, подающим заявку на выдачу патента на селекционное достижение (заявителям). И хотя в соответствии с указанной нормой заявитель должен согласовать предлагаемое наименование с автором селекционного достижения, совершенно очевидно, что при отсутствии автора и, следовательно, невозможности получения его согласия на то или иное наименование заявителю будет принадлежать самостоятельное право на наименование селекционного достижения. В действующих в настоящее время Правилах по присвоению названия селекционному достижению, утвержденных Госкомиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений 30.08.1994 N 13-3/63 (с изменениями и дополнениями от 12.03.1997 N 12-04/3), в качестве субъекта права на наименование селекционного достижения назван "заявитель", что представляется более точным.

К особенностям рассматриваемого права относится закрепление в законе (п. 2 комментируемой статьи) императивных требований, которым должно соответствовать предложенное автором (заявителем) наименование селекционного достижения, а также отнесение наименования селекционного достижения к числу необходимых признаков, по которым принимается решение о предоставлении правовой охраны селекционному достижению (п. 1 ст. 1439 ГК). Таким образом, право на наименование должно быть признанно ограниченным субъективным правом автора, т.к. последний обязан предложить наименование, отвечающее установленным законом критериям, и не вправе уклониться от присвоения наименования селекционному достижению. Указанному содержанию права на наименование в большей степени соответствует формулировка ч. 1 ст. 6 Закона о селекционных достижениях, предусматривавшая, что "селекционное достижение должно иметь название, предложенное заявителем и одобренное Госкомиссией".

2. В отличие от права авторства, право на наименование селекционного достижения не отнесено законом к числу личных неимущественных прав и в соответствии с установленной в ст. 1226 ГК классификацией должно рассматриваться как иное интеллектуальное право.

Вопрос об оборотоспособности права на наименования должен решаться в контексте общего подхода Кодекса к отчуждаемости и передаваемости иных интеллектуальных прав. Поскольку возможность перехода указанных прав к другим лицам всякий раз особо оговаривается (см., например, п. 2 ст. 1420 ГК), отсутствие соответствующей оговорки в отношении права на наименование должно рассматриваться как запрет на его отчуждение или предоставление другим лицам. Такое толкование подтверждает и наделение иных, кроме автора, лиц самостоятельным правом на наименование селекционного достижения.

3. В контексте права на наименование в литературе нередко рассматривается принадлежащее автору селекционного достижения право на присвоение достижению авторского имени <1>. Ни Кодексом, ни Законом о селекционных достижениях такая возможность прямо не предусматривается, однако отсутствуют и какие-либо запреты на включение в наименование селекционного достижения имени автора, творческим трудом которого это достижение было создано, выведено или выявлено. Следовательно, необходимо признать, что автор имеет право на присвоение селекционному достижению авторского имени постольку, поскольку включение такого имени в наименование селекционного достижения не нарушает требований к наименованию, установленных законом (п. 2 комментируемой статьи). Обращение к Государственному реестру охраняемых селекционных достижений показывает, что на практике нередки случаи, когда селекционные достижения называются личным именем, что может рассматриваться как присвоение селекционному достижения авторского имени.

--------------------------------

<1> См.: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 717; Калятин В.О. Указ. соч. С. 303.

4. Требования к наименованию селекционного достижения сформулированы в п. 2 комментируемой статьи на основе положений п. 2 ст. 20 Женевской конвенции. Помимо перечисленных в указанной статье Конвенции, комментируемая норма предусматривает требование краткости наименования и его непротиворечия принципам гуманности и морали. К числу видимых отличий относится требование комментируемой нормы о том, что наименование селекционного достижения не должно вводить в заблуждение относительно личности автора, тогда как в Конвенции говорится о "селекционере", под которым понимается не только автор, но и его работодатель и их правопреемники. Приведенное расхождение, однако, не имеет существенного значения, т.к. требование Конвенции в этой части вполне охватывается запретом комментируемой нормы использовать наименования, вводящие в заблуждение относительно происхождения селекционного достижения.

5. Общие требования к наименованию селекционного достижения, установленные в п. 2 комментируемой статьи, развиваются и детализируются в Правилах по присвоению названия селекционному достижению, утвержденных Госкомиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений 30.08.1994 N 13-3/63 (с изменениями и дополнениями от 12.03.1997 N 12-04/3).

Так, требование отличимости наименования селекционного достижения от наименований существующих селекционных достижений того же или близкого ботанического либо зоологического вида конкретизируется путем установления запрета наименования идентичного или похожего на наименование, под которым другое селекционное достижение того же вида или близкородственной таксономической единицы уже известно или официально зарегистрировано или под которым семенной или племенной материал уже продается (положение 1). Не допускается использование в названии селекционного достижения терминов, употребляемых для семенного или племенного материала (п. 1 положения 2). Запрещается использовать в качестве наименования селекционного достижения латинские или общепринятые названия рода, вида или других таксономических единиц, а также части этих названий. Такие названия могут использоваться исключительно в переносном смысле для того, чтобы подчеркнуть цвет или форму селекционного достижения иного ботанического рода (подп. "а" п. 2 положения 2).

Недопустимость наименования, вводящего в заблуждение относительно свойств, происхождения, значения селекционного достижения, личности его автора, раскрывается в следующих положениях названных Правил. Во-первых, неприемлемы товарные знаки, названия селекционных учреждений, официальных органов, учреждений и организаций, к которым сорт не имеет отношения, а также названия, которые состоят только из географических наименований, которые явно вносят сомнения относительно места происхождения или возделывания селекционного достижения (подп. "б" и "в" п. 2 положения 2). Во-вторых, не допускается наименование селекционного достижения, использование которого может быть запрещено заявителем после истечения срока охраны селекционного достижения в связи тем, что ему принадлежит право на такое наименование (например, товарный знак), а также иными лицами, имеющими права на такие наименования (подп. "а", "б" п. 1 положения 5). В то же время допускается использование в качестве наименования имен других лиц в случае посвящения общеизвестным лицам, имена которых не могут быть спутаны с именами заявителей, а также имен исторических лиц и литературных персонажей.

В-третьих, неприемлемо наименование селекционного достижения, которое может вызвать ложное представление в отношении его признаков и качеств, в т.ч. создающие впечатление, что достижение обладает качествами, которых у него на самом деле нет, либо способствующие созданию впечатления о том, что данные свойства присущи только этому достижению. Не допускается также использование сравнительных наименований в превосходной степени, а также наименований, создающих ложное впечатление о том, что селекционное достижение родственно другому достижению (положение 6).

Целый ряд положений направлен на облегчение запоминаемости и использования наименования селекционного достижения. Прежде всего, не допускается использование в наименовании слов, написание которых противоречит правилам русской орфографии (п. 3 положения 2). Неприемлемы наименования, которые потребителю трудно запомнить или произнести (п. 1 положения 3). Для раскрытия этого требования Правила подробно перечисляют восемь особенно неприменимых случаев (п. 2 положения 3). Наконец, не допускаются наименования, состоящие исключительно или главным образом из используемых в повседневном языке терминов, если это будет затруднять использование этих терминов при продаже семенного и племенного материала (положение 4).

6. В пункте 3 комментируемой статьи устанавливается необходимость одобрения наименования селекционного достижения федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям, а также определяются последствия несоответствия предложенного наименования требованиям закона (п. 2 комментируемой статьи).

Предлагаемое заявителем наименование селекционного достижения указывается в заявлении на выдачу патента (см. форму N 301, приложенную к Правилам составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение, утвержденным Госкомиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений 14.10.1994 N 2-01/3 <1>). Соответствие предложенного наименования установленным законом требованиям проверяется федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям в ходе проведения предварительной экспертизы (см. п. 3.2 действующего в настоящее время Порядка приема заявки на выдачу патента на селекционное достижение, утвержденного Госкомиссией 29.03.2005 N 26-12-03/14).

--------------------------------

<1> Российские вести. 1995. N 58.

В отличие от ранее действовавшего положения ч. 3 ст. 6 Закона о селекционных достижениях, относившего установление продолжительности срока, в течение которого заявитель должен был предложить новое наименование селекционного достижения к компетенции Госкомиссии, в абз. 2 п. 3 комментируемой статьи содержится прямое указание на 30-дневный срок. По своей продолжительности указанный срок совпадает с общим сроком проведения предварительной экспертизы заявки на получение патента (п. 1 ст. 1435 ГК), что должно, с одной стороны, обеспечить возможность своевременного представления заявителем нового варианта наименования селекционного достижения, а с другой стороны, не затягивать формальную экспертизу документов заявки.

В связи с императивным определением продолжительности срока возникает правомерный вопрос о моменте начала его отсчета, который не урегулирован в комментируемой статье. Однако поскольку указанный срок дается заявителю на то, чтобы он учел выявленные в ходе предварительной экспертизы несоответствия предложенного им наименования установленным законом требованиям к такому наименованию, следует полагать, что за начало отсчета должен быть принят момент получения заявителем от федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям запроса с указанием обнаруженных несоответствий.

7. Последствия непредставления заявителем по истечении установленного срока нового наименования, соответствующего установленным законом требованиям, урегулированы в абз. 3 п. 3 комментируемой статьи. Ранее действовавшее законодательство прямо не предусматривало возможности судебного оспаривания отказа в одобрении первоначально предложенного заявителем наименования как такового, хотя, разумеется, и не запрещало его. В случае если необходимые уточнения не были внесены заявителем в установленный срок, заявка не принималась к рассмотрению и материалы возвращались заявителю (п. 5 Правил составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение, утвержденных Госкомиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений 14.10.1994 N 2-01/3). Однако при несогласии с решением, принятым по результатам предварительной экспертизы в целом, заявителю предоставлялось право обжалования этого решения в судебном порядке (ч. 5 ст. 8 Закона о селекционных достижениях). Само собой разумеется, что мотивом для обжалования и в этом случае могло быть несогласие заявителя с отказом в одобрении предложенного им наименования.

В комментируемой статье несогласие заявителя с отказом в одобрении предложенного им наименования названо в качестве самостоятельного основания для судебного оспаривания соответствующего решения федерального органа исполнительной власти. Таким образом, законодатель подчеркивает важность для заявителя субъективного гражданского права на наименование. В то же время особый акцент, сделанный в абз. 3 п. 3 комментируемой статьи на судебном контроле за процедурой оценки соответствия предложенного заявителем наименования установленным законом требованиям, должен исключить или свести к минимуму возможность необоснованного отказа в одобрении предложенного заявителем наименования.

8. В абзаце 3 п. 3 комментируемой статьи не вполне точно названо решение, которое принимается федеральным органом исполнительной власти в случае, если заявитель не представит нового наименования селекционного достижения и не оспорит в суде отказ в одобрении первоначально предложенного наименования. Соответствие наименования селекционного достижения установленным требованиям действительно названо наряду с соответствием этого достижения критериям охраноспособности в качестве основания для принятия решения о выдаче патента на такое достижение и о его государственной регистрации (п. 1 ст. 1439 ГК). Однако в контексте абз. 3 п. 3 комментируемой статьи более правильным было бы говорить об отказе в принятии заявки к рассмотрению, а не об отказе в государственной регистрации, т.к. на этапе предварительной экспертизы (когда выявляется непригодность предложенного заявителем наименования) еще не решается вопрос о государственной регистрации селекционного достижения. Речь, по существу, идет о допуске заявки на селекционное достижение к экспертизе по существу, т.е. к испытаниям селекционного достижения на отличимость, однородность и стабильность (ст. 1438 ГК).

9. В комментируемой статье отсутствует положение, аналогичное норме ч. 4 ст. 6 Закона о селекционных достижениях, обязывавшей любое лицо, использующее охраняемое селекционное достижение, применять то его наименование, которое зарегистрировано в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений. Аналогичная обязанность сформулирована еще более широко в п. 7 ст. 20 Женевской конвенции и охватывает использование наименования сорта растений даже после истечения срока действия права селекционера на этот сорт.

Поскольку в комментируемой статье не упоминается об обязанности использования наименования селекционного достижения, следует сделать вывод, что законодатель признал достаточным для выполнения указанного требования п. 7 ст. 20 Женевской конвенции положений ст. 1446 ГК, признающих нарушением прав патентообладателя присвоение производимым или продаваемым семенам, племенному материалу наименования, которое отличается от наименования соответствующего зарегистрированного селекционного достижения.

Однако конвенционная норма, несомненно, шире по своему содержанию, т.к. обязывает использовать зарегистрированное наименование и после истечения срока охраны селекционного достижения, когда уже не может идти речи о нарушении каких-либо прав патентообладателя. Отсутствие в комментируемой главе соответствующего положения не оказывает, однако, существенного влияния на защиту законных интересов приобретателей семенного или племенного материала после истечения срока охраны селекционного достижения, т.к. в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции и с п. 2 ст. 7 ГК в случае, если национальное законодательство противоречит международному договору, подлежат применению правила такого международного договора.

10. За изменение названия селекционного достижения по инициативе заявителя установлена патентная пошлина (код 1.1.2) в размере 3,0 минимальных размеров оплаты труда (Положение о патентных пошлинах на селекционные достижения). Документ об уплате этой пошлины представляется вместе с заявлением об изменении названия.