ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 22 октября 2018 г. N АКПИ18-948

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

при секретаре Б.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению Межрегиональной спортивной общественной организации "Московское общество охотников и рыболовов" о признании частично недействующим пункта 6.1 примерной формы охотхозяйственного соглашения, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 31 марта 2010 г. N 93,

установил:

приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 31 марта 2010 г. N 93 утверждена примерная форма охотхозяйственного соглашения (далее также - Примерная форма).

Согласно пункту 6.1 Примерной формы годовой размер сборов за пользование объектами животного мира указывается исходя из нормативов допустимого изъятия охотничьих ресурсов и численности охотничьих ресурсов, указанных в пункте 3.1 Примерной формы.

Межрегиональная спортивная общественная организация "Московское общество охотников и рыболовов" (далее также - МСОО "МООиР") обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании частично недействующим пункта 6.1 Примерной формы, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта изданы при отсутствии у Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации полномочий по определению и расчету годового размера сборов за пользование объектами животного мира, не соответствуют статье 27 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", статьям 6, 17 Налогового кодекса Российской Федерации и нарушают его экономические интересы.

Как указывает административный истец, Десятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 9 августа 2018 г. по делу N А41-95914/17 обязал Министерство сельского хозяйства и продовольствия Московской области заключить с МСОО "МООиР" охотхозяйственное соглашение без проведения аукциона в отношении охотничьих угодий Шатурского района на условиях Примерной формы охотхозяйственного соглашения, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 31 марта 2010 г. N 93. Во исполнение постановления арбитражного суда Министерство сельского хозяйства и продовольствия Московской области направило в МСОО "МООиР" проект охотхозяйственного соглашения, которым определены следующие условия: годовой размер сборов за пользование объектами животного мира, добыча которых осуществляется в соответствии с лимитом их добычи, определяется путем умножения соответствующих ставок сбора за каждый объект животного мира, установленных статьей 333.3 Налогового кодекса Российской Федерации, на ежегодно устанавливаемый в соответствии с законодательством в области охоты объем (лимит, квоту) добычи по видам охотничьих ресурсов для Охотпользователя (пункт 6.1); годовой размер сборов за пользование объектами животного мира, добыча которых осуществляется без утверждения лимита добычи охотничьих ресурсов, определяется путем умножения соответствующих ставок сбора за каждый объект животного мира, установленных статьей 333.3 Налогового кодекса Российской Федерации, на объем добычи по видам охотничьих ресурсов, рассчитываемый исходя из среднего норматива допустимого изъятия и средней многолетней численности конкретного вида охотничьих ресурсов. Средняя многолетняя численность охотничьих ресурсов определяется за последние 5 лет (пункт 6.2).

По мнению административного истца, Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (далее также - Минприроды России) не наделено полномочиями по определению и расчету годового размера сборов за пользование объектами животного мира.

В суде представители административного истца МСОО "МООиР" С.В., К.В. поддержали заявленные требования и пояснили, что годовой размер арендной платы за предоставляемые в аренду и расположенные в границах охотничьего угодья земельные участки и лесные участки и годовой размер сбора за пользование объектами животного мира не являются существенными условиями охотхозяйственного соглашения и носят информационный характер.

Представитель Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации С.И. возражал против удовлетворения заявленных требований и пояснил суду, что нормативный правовой акт издан в пределах полномочий Минприроды России, оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству и не нарушают прав административного истца.

Представитель Министерства юстиции Российской Федерации К.Н. не возражала против удовлетворения административного искового заявления.

Выслушав объяснения представителей административного истца МСОО "МООиР" С.В., К.В., административных ответчиков Минприроды России С.И., Минюста России К.Н., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей, что административный иск не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Регулируя отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, Федеральный закон "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в части 1 статьи 27 предусматривает, что в целях привлечения инвестиций в охотничье хозяйство с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями заключаются охотхозяйственные соглашения. Примерная форма охотхозяйственного соглашения утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 6 статьи 27).

Положение о Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2008 г. N 404, действовавшее на момент издания оспариваемого нормативного правового акта, в подпункте 5.2.51.8 предусматривало, что Минприроды России принимает примерную форму охотхозяйственного соглашения. Аналогичные полномочия закреплены в подпункте 5.2.90 действующего Положения о Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2015 г. N 1219.

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 30 апреля 2010 г., регистрационный номер 17069, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 31 мая 2010 г., N 22.

Федеральный закон "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в числе основных принципов правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов устанавливает платность пользования охотничьими ресурсами (пункт 8 статьи 2).

В целях привлечения инвестиций в охотничье хозяйство данный Федеральный закон предусматривает заключение с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями охотхозяйственного соглашения на срок от двадцати до сорока девяти лет (часть 1 статьи 27).

Согласно части 2 статьи 27 поименованного Федерального закона по охотхозяйственному соглашению одна сторона (юридическое лицо или индивидуальный предприниматель) обязуется обеспечить проведение мероприятий по сохранению охотничьих ресурсов и среды их обитания и создание охотничьей инфраструктуры, а другая сторона (орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации) обязуется предоставить в аренду на срок, равный сроку действия охотхозяйственного соглашения, земельные участки и лесные участки и право на добычу охотничьих ресурсов в границах охотничьих угодий.

В части 4 статьи 27 названного Федерального закона определены существенные условия охотхозяйственного соглашения, которые необходимы для заключения этого соглашения. К таким условиям пункт 4 части 4 данной статьи, в частности, относит годовой размер арендной платы за предоставляемые в аренду и расположенные в границах охотничьего угодья земельные участки и лесные участки, рассчитанный исходя из минимальных размеров арендной платы, и годовой размер сборов за пользование объектами животного мира.

Условие о годовом размере сборов за пользование объектами животного мира названо в Федеральном законе "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и является существенным для заключения охотхозяйственного соглашения, следовательно, доводы административного истца МСОО "МООиР" о том, что оно носит информационный характер, не могут быть признаны обоснованными.

В силу статьи 42 указанного Федерального закона плата за пользование охотничьими ресурсами устанавливается в соответствии с названным Федеральным законом и законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 17 июля 2018 г. N 1812-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Север Спец Транс" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 части 4 статьи 27 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", положение пункта 4 части 4 статьи 27 названного Федерального закона о включении в охотхозяйственное соглашение годового размера сборов за пользование объектами животного мира, направленное на реализацию принципа платности пользования охотничьими ресурсами, само по себе не может расцениваться как приводящее к двойному обложению юридических лиц сбором за пользование объектами животного мира, плательщиками которого они являются в силу пункта 1 статьи 333.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что в силу части 6 статьи 27 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" примерная форма охотхозяйственного соглашения утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, и, плата за пользование охотничьими ресурсами установлена законом в годовом размере сборов за пользование объектами животного мира, Минприроды России, осуществляя свои дискреционные полномочия по утверждению примерной формы охотхозяйственного соглашения, правомерно определило порядок расчета годового размера сборов за пользование объектами животного мира исходя из нормативов допустимого изъятия охотничьих ресурсов и численности охотничьих ресурсов.

Данные критерии предусмотрены действующим законодательством. Так, Федеральный закон "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" определяет сохранение охотничьих ресурсов как деятельность по поддержанию охотничьих ресурсов в состоянии, позволяющем обеспечить видовое разнообразие и сохранить их численность в пределах, необходимых для их расширенного воспроизводства (статья 1).

Согласно частям 2, 4 статьи 38 названного Федерального закона к нормативам в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов относятся нормативы допустимого изъятия охотничьих ресурсов, а также нормативы численности охотничьих ресурсов в охотничьих угодьях и нормативы биотехнических мероприятий. Указанные нормативы разрабатываются и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Таким образом, доводы административного истца об отсутствии у Минприроды России полномочий по определению и расчету годового размера сборов за пользование объектами животного мира являются несостоятельными.

В силу пункта 2 части 2 статьи 215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 215 КАС РФ , Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Межрегиональной спортивной общественной организации "Московское общество охотников и рыболовов" о признании частично недействующим пункта 6.1 примерной формы охотхозяйственного соглашения, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 31 марта 2010 г. N 93, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

Н.С.РОМАНЕНКОВ