1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.




1. Право защищать себя и своих близких от преступных посягательств признано всеми цивилизованными государствами. Однако, чтобы защита не превращалась в расправу, самосуд, устанавливаются необходимые правила по применению такой обороны, пределы ее допустимости.

Статья 45 Конституции РФ гласит: "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом". Одним из законных способов защиты является необходимая оборона. Из содержания ст. 37 УК вытекает, что можно защищать не только свои права и интересы, но и любых других лиц, а также интересы общества и государства. Такая защита может выражаться в причинении физического вреда лицу, совершающему общественно опасное посягательство, или в уничтожении его имущества. Защита путем причинения вреда в определенных случаях не должна превышать пределы необходимой обороны.

2. В российской уголовно-правовой теории принято различать условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к преступному нападению и к защите.

Посягательство, от которого допустима необходимая оборона, должно быть наличным, общественно опасным. Это положение важно, чтобы не допустить причинения вреда от предполагаемого нападения. Однако в случае возникновения реальной угрозы посягательства допустимо применение превентивных защитительных мер.

Таким образом, состояние необходимой обороны и право на причинение вреда посягающему возникает при начавшемся нападении или реальной угрозе общественно опасного нападения.

3. В теории и практике встал вопрос, должно ли посягательство быть объективно общественно опасным или преступным; в частности, допустима ли необходимая оборона против заведомо невменяемого или малолетнего - лиц, не являющихся субъектами преступления и не подлежащих уголовной ответственности.

Разумеется, подвергшийся общественно опасному нападению имеет право на необходимую оборону. Однако это право может быть ограничено в случаях, когда обороняющийся осознает, что угроза исходит от невменяемого или малолетнего, не подлежащих уголовной ответственности. В этих случаях необходимо руководствоваться принципом гуманизма и прибегать к причинению вреда нападающему (включая и причинение смерти) только тогда, когда это является единственным средством устранить грозящую опасность. При преступном посягательстве иных лиц у обороняющегося есть право на необходимую оборону и в тех случаях, когда были другие возможности спастись от грозящей опасности, например убежать или обратиться за помощью.

Следует отметить, что в прошлом суды допускали много ошибок при рассмотрении дел о применении необходимой обороны. В частности, не признавали состояния необходимой обороны в случаях, когда были другие способы избежать преступного посягательства помимо применения насилия к нападающему, что потребовало не только принятия нескольких постановлений Пленума Верховного Суда СССР, но и внесения специального уточнения в уголовный закон.

В ч. 3 ст. 37 подчеркнуто, что право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам либо органам власти. Подвергшийся нападению должен сам решать: вступать ему в борьбу с преступником, бежать или звать на помощь.

4. В соответствии с российским законодательством представители органов власти уполномочены в случаях противодействия их законной деятельности применить силу, специальные средства, а в особых ситуациях и оружие.

Применение силы в отношении законно действующих должностных лиц и причинение им вреда является недопустимым и может повлечь уголовную ответственность (применение насилия в отношении представителя власти - ст. 318 УК, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа - ст. 317 УК, угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования - ст. 296 УК и др.). Однако имеются случаи, когда должностные лица, в т.ч. работники правоохранительных органов, совершают незаконные действия и даже преступления, связанные с нарушением конституционных прав личности, с насилием над личностью и т.п.

Представляется, что необходимая оборона допустима против преступных насильственных действий должностных лиц. Если же должностные лица формально действуют в пределах своих полномочий, то необходимая оборона недопустима. Необоснованные или незаконные действия должностных лиц в этих случаях могут быть обжалованы в установленном законом порядке.

При задержании сотрудниками правоохранительных органов невиновного гражданина по подозрению в совершении преступления он не должен оказывать сопротивление, применять насилие, но может использовать законные способы защиты (требовать адвоката, обращаться с жалобами к вышестоящему начальству, в прокуратуру или суд).

О законности действий властей должны судить компетентные органы, а не частные лица, которые имеют право обжаловать действия любых должностных лиц. Другое дело, когда должностное лицо совершает очевидное преступление (например, попытку ограбления).

Незаконные действия должностных лиц, связанные с применением насилия, оружия, причинением тяжких последствий, рассматриваются как особо опасные виды превышения должностных полномочий и влекут уголовную ответственность по ст. 286 УК. Поэтому, если сотрудники милиции избивают задержанного, применяют пытки и ставят под угрозу его жизнь, он имеет право на необходимую оборону.

5. Из положения ч. 3 ст. 37 следует, что работники правоохранительных органов, специальных служб пользуются теми же правами, что и остальные граждане, и их право на необходимую оборону не может ограничиваться.

Важно иметь в виду, что для определенных категорий лиц (работники милиции, военнослужащие и др.) необходимая оборона является не только правом, но и обязанностью, вытекающей из их служебного положения.

6. Посягательства на честь и достоинство не порождают права на необходимую оборону. В этих случаях защита чести, доброго имени должна осуществляться в судебном порядке.

7. Состояние необходимой обороны возникает в момент начала преступного нападения или при реальной угрозе такого нападения, а заканчивается, когда преступное посягательство отражено и нападение прекратилось (преступник обезврежен, обратился в бегство, окончательно прекратил преступные действия).

Если насильственные действия обороняющегося продолжаются после прекращения посягательства, состояние необходимой обороны отсутствует. Однако надо иметь в виду, что субъект не всегда может правильно оценить ситуацию и определить наличие объективных признаков состояния необходимой обороны. Это обстоятельство влияет на определение формы его вины.

Оценка продолжения "оборонительных" действий после окончания преступного нападения должна производиться с учетом субъективного отношения лица к своим действиям, с установлением факта, сознавал ли обороняющийся, что посягательство окончилось. Если обороняющийся не сознавал, что опасность, от которой он оборонялся, миновала, и продолжил насильственные действия в отношении нападавшего, у него отсутствует умысел на совершение преступления.

Так, по делу К. суд, признав ее виновной в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, в приговоре констатировал, что она, увидев в руках С. нож, могла реально опасаться за свою жизнь, однако, вырвав из его рук нож, т.е. завладев им, К. не попыталась покинуть квартиру или предотвратить конфликт иным путем, менее опасным для жизни С., а со значительной силой нанесла ему удар ножом в жизненно важную часть тела - грудь, причинив повреждение сердца, от чего он скончался на месте преступления.

Президиум Московского городского суда дело прекратил за отсутствием в деянии К. состава преступления, указав следующее: "Как видно из материалов дела, К. находилась наедине с С. в запертой комнате, в отсутствие соседей по коммунальной квартире. Он в этот вечер был в состоянии алкогольного опьянения, вел себя агрессивно, подошел к К., держа нож на уровне ее груди. Она, понимая, что для ее жизни существует реальная угроза, защищаясь, вырвала нож и нанесла им удар С. в грудь.

Следовательно, действия К. соответствовали характеру и степени общественной опасности посягательства. Поэтому осуждение ее за убийство при превышении пределов необходимой обороны нельзя признать обоснованным" <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2002. N 6. С. 17.

В данном случае хотя К., обезоружив нападавшего, и приобрела преимущество, но, полагая, что посягательство на нее не окончилось, продолжала защищаться, используя вырванный у нападавшего нож.

В тех случаях, когда лицо, подвергшееся преступному нападению, отразило посягательство и продолжило насильственные действия, осознавая, что угроза миновала (например, нападавший обратился в бегство или упал и потерял сознание), деяние должно расцениваться как расправа, самосуд.

8. Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите, заключаются в следующем:

а) при необходимой обороне вред причиняется нападавшему, т.е. лицу, от которого исходит посягательство;

б) вред, причиняемый посягающему, должен находиться в определенной соразмерности с характером и степенью общественной опасности посягательства.

Если угроза исходит от животного или от механизма (сорвавшаяся с тормозов неуправляемая автомашина), причинение вреда рассматривается по правилам крайней необходимости (см. коммент. к ст. 39 УК).

В тех случаях, когда животное или механизм используется человеком как орудие преступления, уничтожение животного, автомашины или иного механизма должно расцениваться по правилам необходимой обороны.

9. В теории и практике возник вопрос о правовых основаниях применения силы с возможностью причинения смерти лицам, совершающим посягательство на государственные интересы России, созданием угрозы для жизни российских граждан с использованием авиации, военных и гражданских судов и иной техники.

В этих случаях необходимо руководствоваться не только Уголовным кодексом, но и другими специальными законами.

В частности, в Федеральном законе от 06.03.2006 N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" говорится: "В случае если имеется достоверная информация о возможном использовании воздушного судна для совершения террористического акта или о захвате воздушного судна и при этом были исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для его посадки, и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, Вооруженные Силы Российской Федерации применяют оружие и боевую технику для пресечения полета указанного воздушного судна путем его уничтожения". И далее: "Вооруженные Силы Российской Федерации применяют оружие и боевую технику в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации, в целях устранения угрозы террористического акта во внутренних водах, в территориальном море, на континентальном шельфе Российской Федерации и при обеспечении безопасности национального морского судоходства, в том числе в подводной среде, или в целях пресечения такого террористического акта".

Эти случаи регулируются специальными законами и общими правовыми нормами, в т.ч. нормами уголовного права, в частности о необходимой обороне.

10. Наиболее важным признаком защиты, оценивать который чаще всего приходится на практике, является определенное соответствие между средствами защиты и размером причиняемого при защите вреда, с одной стороны, и характером и степенью общественной опасности посягательств - с другой.

В случаях, когда посягательство на охраняемые законом интересы было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, причинение любого вреда нападающему признается правомерным.

В этом случае не рассматривается вопрос о соразмерности средств защиты и нападения. При защите своей или чужой жизни обороняющийся имеет право применять любые средства защиты, т.к., находясь в состоянии волнения и не имея времени для оценки ситуации, он не может оценивать, что является достаточным для отражения нападения. Поэтому положение о превышении пределов необходимой обороны не применяется в тех случаях, когда отражалось посягательство, угрожавшее жизни оборонявшегося или другого лица.

Это положение отражено в законе. Согласно ч. 2.1 комментируемой статьи не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценивать степень и характер опасности нападения.

В остальных случаях, если защита явно превышает необходимость и посягающему наносится явно несоразмерный с его деянием вред, имеет место превышение пределов необходимой обороны.

11. Согласно ч. 2 ст. 37 превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

Характер общественной опасности посягательства определяется направленностью преступного деяния на определенный объект; иначе говоря, какого рода преступления совершаются, от такой угрозы и следует защищаться. Понятно, что есть существенное различие между вооруженным разбоем и попыткой карманной кражи, между посягательством на жизнь и попыткой нанести побои. Чем более опасное посягательство совершается, тем более жесткие меры защиты являются правомерными.

Степень общественной опасности характеризуется интенсивностью посягательства. Так, разбой с применением оружия или совершенный группой лиц представляет большую опасность, чем разбойное нападение одного невооруженного лица; нанесение побоев несовершеннолетним менее опасно, чем избиение группой физически сильных взрослых лиц.

Поскольку необходимая оборона является не только правомерным, но и общественно полезным деянием, закон должен находиться на стороне обороняющегося, а не преступника. Поэтому при защите можно использовать более эффективные средства, чем у нападающего, например применить огнестрельное оружие при защите от нападения с ножом, угрожающего жизни и здоровью.

При защите допустимо причинить больший вред, нежели предотвращаемый. Так, если женщина, спасаясь от изнасилования, убьет насильника, ее действия будут необходимой обороной, хотя жизнь человека более ценное благо, чем половая свобода.

Таким образом, следует признать, что уголовный закон не требует точной соразмерности защиты и посягательства.

Превышением пределов необходимой обороны признается явное несоответствие средств защиты и характера причиняемого при этом вреда нападающему характеру и степени общественной опасности посягательства. Явными же будут очевидные, значительно превосходящие по интенсивности, средствам, характеру вреда действия обороняющегося, не вызванные необходимостью защиты.

Необоснованно был осужден И. по ч. 4 ст. 111 УК. Он распивал спиртные напитки со своей женой. В это время в комнату зашел его пасынок П., схватил стоявшую на полу бутылку водки и ударил И. по голове, от чего потекла кровь. И. ушел умыться, а когда возвращался, П., размахивая ножом, порезал отчиму губу. И. вырвал у него нож и нанес ему три удара ножом в грудь и спину, причинив телесные повреждения, относящиеся к категории тяжких по признаку опасности для жизни и повлекшие впоследствии смерть П.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ дело прекратила в связи с отсутствием в действиях И. состава преступления, указав, что "в данном случае И. не превышены пределы необходимой обороны, поскольку посягательство со стороны П. было сопряжено с непосредственным применением насилия, опасного для жизни оборонявшегося И." <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2004. N 2.

Поскольку превышением пределов необходимой обороны считается умышленное причинение вреда, виновный должен сознавать, что его действия могут причинять смерть лицу, совершившему посягательство, или тяжкий вред его здоровью. При неосторожном причинении вреда в состоянии необходимой обороны ответственность не наступает, даже если вред оказался явно большим, чем необходимый.

12. Необходимая оборона допускается против общественно опасного посягательства в момент его совершения; поэтому не допускается установка автоматически действующих устройств, способных причинить вред здоровью человека или повлечь его смерть. Автоматическое устройство не может оценить ни наличия общественной опасности, ни ее характер и степень; следовательно, при установке таких устройств требования, предъявляемые к необходимой обороне, не соблюдаются.

Применение автоматически действующих устройств в случае причинения ими вреда кому-либо должно рассматриваться как умышленное или неосторожное причинение смерти или вреда здоровью в зависимости от обстоятельств дела.

13. При определении наличия или отсутствия состояния необходимой обороны важно установить субъективное отношение обороняющегося лица ко всем обстоятельствам. Нужно иметь в виду, что в состоянии волнения, вызванного преступным посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить момент окончания нападения и, следовательно, прекращение состояния необходимой обороны.

Вечером Л. и М. с женами распивали спиртное в квартире Л. М. стал ссориться с женщинами и оскорбил жену Л., затем предложил ему выйти поговорить на кухню. Во время разговора М. ударил Л. кухонным ножом в шею, причинив колото-резаное ранение шеи слева. Выдернув застрявший в шее нож, Л. нанес М. два ответных удара ножом в грудь, причинив ему колото-резаные ранения с повреждением легких, от которых тот скончался на месте происшествия.

Л. был осужден за умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения.

По делу был принесен протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ в порядке надзора в Президиум областного суда, который протест удовлетворил.

В Постановлении Президиума областного суда указывалось: "По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягающего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства... Кроме того, Л., испытавший душевное волнение, естественное для состояния необходимой обороны, не имел возможности точно взвесить характер опасности". Дело в отношении Л. было прекращено за отсутствием состава преступления <1>. Аналогичное решение приняла Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Б.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1993. N 5. С. 13, 14.

14. В жизни возникают ситуации, когда лицо, ошибочно полагая, что совершается преступное посягательство, и считая себя находящимся в состоянии необходимой обороны, причиняет вред невиновному. Такие ситуации в уголовно-правовой доктрине и практике принято называть мнимой обороной.

В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не осознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это осознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области