Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом.




1. Субъект преступления - один из обязательных элементов состава преступления. В этом качестве его характеризует совокупность определенных признаков, раскрывающих способность нести уголовную ответственность, претерпевать меры государственного принуждения за деяние, запрещенное уголовным законом. С одной стороны, это лицо, которому адресован уголовно-правовой запрет, т.е. некая абстрактная фигура, с другой - лицо, которое фактически совершило преступное деяние, предусмотренное конкретной статьей Особенной части УК. Каждая из перечисленных сторон этого понятия имеет смысл лишь постольку, поскольку связана с другой; однако в принципе возможно их раздельное рассмотрение.

Общие признаки субъекта включают вменяемость и достижение определенного возраста на момент совершения деяния. Они естественно вытекают из самой сути норм уголовного права, которые в социальном плане адресованы людям, т.е. способны регулировать поведение человека (физического лица).

Вытеснение из уголовного права принципа объективного вменения и утверждение принципа вины (виновной ответственности) потребовало определения того минимума субъективных предпосылок (свойств психики), которых достаточно для правильного восприятия требований уголовного закона, социальной оценки поведения и способности руководить своими действиями. Совокупность таких предпосылок составляет признак субъекта преступления, именуемый вменяемостью.

Формирование способности верно оценивать социальное содержание деяния, предвидеть его последствия и действовать на основе здравого рассудка появляется лишь при наличии определенного жизненного опыта, который непосредственно связан с возрастом человека. Поэтому возраст лица - важный признак, с наличием которого законодатель связывает возможность возложения уголовной ответственности. В различных государствах и в разные периоды их истории возрастной критерий для наступления уголовной ответственности менялся; современные уголовно-правовые системы также неодинаково подходят к фиксации этого признака субъекта преступления, но в целом он может считаться универсальным.

2. В последнее время все более активно (особенно в связи с положениями международных конвенций) обсуждается вопрос о возможности признания субъектом преступления юридического лица - той или иной организации или учреждения. Споры на этот счет ведутся с прошлого века. Против признания юридических лиц субъектом преступления были многие известные юристы дореволюционной России. До сих пор данный вопрос нельзя считать окончательно решенным. Во многих зарубежных странах уголовная ответственность юридических лиц считается вполне допустимой (например, по уголовному праву Франции, США).

При разработке проекта российского УК также было высказано предложение установить уголовную ответственность юридических лиц, в связи с чем была сформирована специальная глава в Общей части Кодекса. Однако против установления такой ответственности высказалась значительная часть ведущих специалистов уголовного права. При этом основным аргументом стала невозможность согласования института уголовной ответственности юридических лиц с принципами вины и основными целями уголовного наказания. Тем не менее существуют многочисленные примеры зарубежной практики возложения уголовной ответственности (уголовного наказания) на организации, с ведома или по прямому волеизъявлению которых совершаются отдельные преступления (например, экологические, коррупционные, в сфере противодействия терроризму), не говоря уже о том, что не только юридические лица, но и государства по международному уголовному праву (например, по Статуту Международного уголовного суда) могут быть субъектами ответственности за совершение преступлений против мира и человечности.

3. В связи с тем, что по действующему законодательству юридические лица не являются субъектом преступления, ответственность за причиненный организацией вред несут ее должностные или иные лица, выполняющие соответствующие управленческие функции. Налицо признаки своего рода "кумулятивной ответственности". Например, суть преступления, предусмотренного ст. 199 УК, заключается в невыполнении юридическим лицом (субъектом налоговых правоотношений) своих обязанностей уплачивать налог. Ответственным за это преступление является лицо, в силу своих функций обязанное исчислять и перечислять налог от имени этой организации. Как отмечено в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", "к субъектам преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, могут быть отнесены руководитель организации-налогоплательщика, главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера), в обязанности которых входит подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы, обеспечение полной и своевременной уплаты налогов и сборов, а равно иные лица, если они были специально уполномочены органом управления организации на совершение таких действий. К числу субъектов данного преступления могут относиться также лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя или главного бухгалтера..." <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2007. N 3.

Применительно к составам иных (например, экологических) преступлений за вред, причиненный организацией, уголовную ответственность несет не только руководитель, но и другие лица. В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.98 N 14 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" разъясняется, что эксплуатация промышленных, сельскохозяйственных, коммунальных и других объектов с неисправными очистными сооружениями и устройствами, отключение очистных сооружений и устройств, нарушение правил транспортировки, хранения, использования минеральных удобрений и препаратов, совершение иных действий, повлекших загрязнение водоемов и водных источников и причинивших существенный вред животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству, должны квалифицироваться по соответствующей части ст. 250 УК. "К уголовной ответственности по данной статье могут быть привлечены как должностные лица или лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и другие лица, совершившие это преступление" <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1999. N 1; 2007. N 5. Подробнее о судебном толковании признаков субъекта этого и других преступлений по УК см.: Галахова А.В. Толкование Особенной части УК РФ в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. М., 2007.

4. Признаки субъекта - один из обязательных элементов состава преступления, поэтому их установление является необходимым условием для признания деяния преступным, а отсутствие любого из них исключает возможность возложения уголовной ответственности, т.к. состав преступления "не полон". Кроме того, признаки субъекта преступления помогают установить характер совершенного лицом преступления и дифференцировать уголовную ответственность. Например, должностное лицо, с помощью насилия добившееся от допрашиваемого человека признания в совершении преступления, подлежит уголовной ответственности по ст. 286 УК, а если это должностное лицо - следователь или дознаватель, то его деяние рассматривается как принуждение к даче показаний, т.е. составляет преступление против правосудия (ст. 302 УК).

Возрастные признаки субъекта могут влиять на индивидуализацию наказания. Например, несовершеннолетний возраст субъекта преступления учитывается при решении вопроса о выборе меры уголовно-правового характера - меры принудительного воспитательного воздействия (ч. 2 ст. 90 УК) или наказания (ст. ст. 88, 89 УК), при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 90 УК).

Понятие "субъект преступления" необходимо отличать от понятия "личность, совершившего преступление". Последнее гораздо шире по содержанию и включает кроме общих признаков субъекта ряд других, социальных, профессиональных, биологических и т.д., характеризующих различные качества виновного, имеющие значение при индивидуализации наказания, освобождении от уголовной ответственности или наказания.

5. В ряде случаев в статьях Особенной части УК законодатель устанавливает дополнительные признаки, при наличии которых лицо может быть признано субъектом преступления конкретного вида. Так, совершить служебный подлог (ст. 292 УК) может лишь должностное лицо или лицо, состоящее на государственной или муниципальной службе; нести ответственность за неоказание помощи людям, терпящим бедствие, согласно ст. 270 УК - только капитан судна; нарушить правила несения боевого дежурства (ст. 340 УК) - лишь военнослужащий. Нередко дополнительные признаки субъекта указываются в составах преступлений с отягчающими обстоятельствами. Например, воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума "обычным" субъектом охватывается ч. 1 ст. 141 УК; если же вмешательство в осуществление указанными комиссиями своих полномочий совершено лицом с использованием должностного или служебного положения, оно подлежит ответственности по ч. 3 ст. 141 УК.

В перечисленных выше случаях речь идет о так называемом специальном субъекте преступления, под которым понимается лицо, обладающее кроме общих признаков субъекта преступления иными дополнительными признаками, прямо предусмотренными в статье Особенной части УК или вытекающими из нее. Так, непосредственно в ст. 106 УК указано, что речь идет об убийстве новорожденного ребенка, совершенного матерью; в ст. 202 УК говорится о злоупотреблении полномочиями частными нотариусами или аудиторами. Из названий данных статей ясно, кто подлежит ответственности за предусмотренные ими преступления.

Во многих случаях признаки специального субъекта прямо в статье УК не названы, но их можно установить путем толкования на основе смысла того или иного состава преступления. Например, изнасилование согласно ст. 131 УК означает половое сношение с потерпевшей. Из этого следует, что исполнителем преступления может быть только мужчина. За нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236 УК) ответственность несут лица, на которых законом или иным нормативным правовым актом возложено соблюдение таких правил (работники предприятий общественного питания, лица, торгующие пищевыми продуктами как индивидуальные предприниматели или с рук, и др.).

В статьях Особенной части УК используются признаки специального субъекта преступления, характеризующие:

а) правовой статус лица (например, должностное лицо, военнослужащий, родители, дети, осужденный, свидетель);

б) профессию или вид деятельности (например, судья, следователь, индивидуальный предприниматель, руководитель организации, педагог, частный нотариус, медицинский работник);

в) половозрастные признаки (совершеннолетнее лицо, мужчина, женщина);

г) иные признаки лица, совершившего преступление (гражданство).

6. Признаки специального субъекта тесно связаны с другими признаками состава преступления, в т.ч. характеризующими объективную сторону и объект преступления, т.к. преступление есть неразрывное единство деяния (действия, бездействия) и того, кто его совершает (субъекта преступления). Например, в ст. 301 УК об ответственности за заведомо незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей ничего не говорится о субъекте преступления. Однако по смыслу закона совершить его могут только лица (специальные субъекты преступления), которые в соответствии с УПК РФ и Федеральным законом от 15.07.95 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" уполномочены совершать определенные процессуальные действия: следователь, дознаватель, прокурор, начальник следственного изолятора (СИЗО) или изолятора временного содержания (ИВС).

Признаки специального субъекта сами по себе еще не свидетельствуют о наличии данного состава преступления. При квалификации содеянного необходимо установить, что эти признаки отражены в совершенном деянии. Так, К. был осужден за получение взятки по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК и п. "в" ч. 3 ст. 286 УК за превышение должностных полномочий. Являясь должностным лицом - приставом-исполнителем отдела службы судебных приставов ЗАО г. Москвы, он потребовал от начальника отдела ОАО "Транспортная компания "Фили" С. деньги в сумме 5000 долл. США за направление постановления о снятии ареста на принадлежащие этому ОАО строения. После получения требуемой суммы К. был задержан сотрудниками милиции. Учитывая, что никакого отношения к делу данного ОАО К. не имел и не мог исполнить в его интересах тех действий, которые обещал выполнить его руководителю С. за деньги, Верховный Суд РФ переквалифицировал действия К. со ст. 290 на ст. 158 УК <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2003. N 10.

Дополнительные признаки субъекта преступления могут выступать конструктивными признаками определенного состава преступления, без них данный состав отсутствует. Например, субъектом уклонения от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни (ст. 339 УК) может быть только военнослужащий; субъектом получения взятки - только должностное лицо. Совершение аналогичных действий лицом, не являющимся специальным субъектом, или полностью исключается, или уголовная ответственность наступает за совершение другого преступления. Так, Пермским областным судом Н. осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290, по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 234 и ст. 292 УК. Работая в должности врача-педиатра, он совершил служебный подлог, незаконно выдавал и фактически подделывал рецепты, по которым приобреталось сильнодействующее вещество, используемое для изготовления наркотика другими лицами, которые в дальнейшем вещество сбывали. При этом неоднократно получал вознаграждения в размере 100 руб. за каждый рецепт. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении Н. в части его осуждения по ст. 292 УК отменила, дело производством прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления, тот же приговор в отношении него изменила: его действия, квалифицированные по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК, переквалифицировала на ст. 233 УК. Н. как врач-педиатр не обладал ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями и поэтому не являлся должностным лицом. Следовательно, он не может рассматриваться как субъект преступления, предусмотренного ст. 290 УК <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2003. N 11.

Дополнительные признаки субъекта преступления могут являться квалифицирующим признаком состава преступления, т.е. отягчающим обстоятельством. Так, лицо, которое вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей причинило по неосторожности тяжкий вред здоровью, несет более строгую ответственность по ч. 2 ст. 118 УК (как специальный субъект), а не по ч. 1 этой статьи.

Дополнительные признаки субъекта могут иметь значение для индивидуализации наказания и учитываться судом в качестве обстоятельства, смягчающего (ст. 61 УК) или отягчающего (ст. 63 УК) наказание. К первым относятся, например, беременность, наличие малолетних детей у виновного; ко вторым - совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора.

7. Если дополнительный признак субъекта преступления имеет бланкетный характер, для его констатации необходима ссылка на конкретные нормативные акты, раскрывающие его содержание. Например, для определения субъекта преступления, предусмотренного ст. 219 УК, необходимо установить лицо, которое в силу действующего законодательства обязано соблюдать правила пожарной безопасности. Согласно ч. 1 ст. 38 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ "О пожарной безопасности" ответственность за нарушение этих правил несут, в частности, собственники имущества, а также лица, уполномоченные им владеть, пользоваться или распоряжаться.

На практике возникли вопросы о возможности распространения этого положения на арендаторов имущества. В Обзоре Верховного Суда РФ, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 27.09.2006, указано, что в силу п. 10 Правил пожарной безопасности Российской Федерации (ППБ 01-03), утвержденных Приказом Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий от 18 июня 2003 г., собственники имущества, лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, должны обеспечивать своевременное выполнение требований пожарной безопасности, предписаний, постановлений и иных законных требований государственных инспекторов по пожарному надзору. Таким образом, можно сделать вывод, что ответственность за нарушение правил пожарной безопасности возлагается на лицо, владеющее, пользующееся или распоряжающееся имуществом на законных основаниях, т.е. таким лицом может быть как арендодатель, так и арендатор. Стороны в договоре аренды могут сами урегулировать вопрос об объеме обязанностей в области обеспечения правил пожарной безопасности, к ответственности за нарушение этих правил должно быть привлечено лицо, которое не выполнило возложенную на него обязанность <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2007. N 1.

8. Во многих случаях для определения признаков специального субъекта необходимо обращаться не только к нормативным, но и к индивидуальным правовым актам, например к распоряжениям, согласно которым лицо наделяется определенными функциями. Так, субъект нарушения правил охраны труда - специальный: лицо, обязанное соблюдать правила охраны труда (см. об этом подробно коммент. к ст. 143).

Во многих нормативных документах прямо указывается, кто является ответственным при проведении конкретных работ. Для уточнения признаков субъекта преступления необходимо сопоставить выполняемые работником трудовые функции с приведенным перечнем и на этой основе установить лиц, непосредственно ответственных за обеспечение безопасных условий труда при выполнении конкретных работ.

9. При определении бланкетных признаков специального субъекта необходимо учитывать не только нормативную основу его полномочий, но и временной промежуток, в течение которого на это лицо были возложены обязанности и предоставлены права. Преступление со специальным субъектом может быть совершено лишь в тот период, когда лицо обладало соответствующими полномочиями.

Иногда бланкетные признаки специального субъекта заменяются описательными посредством легального определения в самом уголовном законе. Однако законодатель не всегда последователен. В одном случае он предоставляет правоприменителю возможность самому определять признаки специального субъекта, в другом, практически аналогичном случае, формулирует их в статье УК. Так, субъектом необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК), является руководитель предприятия, учреждения, организации, а равно обладающий таким правом руководитель самостоятельного структурного подразделения, в т.ч. лицо, исполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. Эти признаки не указаны в статье, они сформулированы посредством логического толкования закона. Применительно же к другому составу, который раскрывается в ст. 145.1 УК, законодатель счел необходимым перечислить конкретные признаки специального субъекта. Это преступление может быть совершено руководителем организации или работодателем - физическим лицом.

В некоторых составах бланкетные признаки специального субъекта преступления имеют не только материально-правовое, но и процедурно- правовое содержание. Прежде всего речь идет о субъекте, признаки которого определяются посредством указания на определенный вид деятельности или выполняемых профессиональных функций. В таком случае признаки субъекта практически слиты с признаками объективной стороны состава преступления и лишь условно могут отделяться от них. Например, субъектом преступления, предусмотренного ст. 263 УК, может быть только лицо, в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязанное соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта. Для подобных случаев существует сложный алгоритм установления признаков специального субъекта. Необходимо выяснить, во-первых, какие конкретно функциональные обязанности должно было выполнять лицо при данных обстоятельствах; во-вторых, какими нормативными актами регламентируются такие обязанности; в-третьих, выполнена ли установленная процедура допуска лица к данному виду работы, приступило ли оно фактически и юридически к выполнению работ, оформлено ли это надлежащим образом.

Указанные выше процедурные обстоятельства, относящиеся к субъекту преступления, не всегда имеют бланкетный признак. Достаточно сослаться на выполнение им тех функций, которые перечислены в статье УК.

В условиях множественности субъектов, участвующих в управлении определенной деятельностью, приведшей к наступлению общественно опасных последствий, необходимо детально выяснять, за выполнение каких конкретно функций отвечает каждый работник, за какие действия он несет персональную ответственность. Например, возвращаясь к упомянутому выше составу преступления, следует заметить, что согласно п. 16.2 Правил технической эксплуатации железных дорог Российской Федерации, а также п. 2 Инструкции по движению поездов и маневровой работе на железных дорогах Российской Федерации каждая станция и путевой пост в части руководства движением поездов и каждый поезд должны одновременно находиться в распоряжении только одного работника: станция или пост - дежурного по станции, а поезд - машиниста. Согласно п. 15.15 указанных Правил машинист локомотива или специального самоходного подвижного состава не вправе приводить его в движение без получения указания руководителя маневров лично. При наличии нескольких лиц, причинивших по неосторожности перечисленные в законе последствия, каждый из них может быть признан субъектом уголовной ответственности за общий для них преступный результат (ст. 263 УК), несмотря на то, что признаки нарушения правил у каждого из них свои (они могут совпадать или отличаться).

Рассматривая нормативную основу бланкетного признака специального субъекта как обязательный атрибут квалификации преступления, совершенного таким субъектом, следует иметь в виду, что в некоторых случаях бланкетность является альтернативной. Другими словами, возможно совершение преступления лицом, фактически осуществляющим функции специального субъекта без соответствующего юридического оформления (в определенной части такой признак имеет сходство с рассмотренным выше альтернативно-бланкетным способом его изложения). Например, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" идет речь о том, что "по смыслу закона субъектом преступления, предусмотренного статьей 171 УК РФ, может быть как лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, так и лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. При осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской деятельности ответственности по статье 171 УК РФ подлежит лицо, на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица), а также лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации" <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2005. N 1.

10. В некоторых составах преступлений признаки субъекта разделены в соответствии с противоположными сторонами единого общего для них деяния. Например, получение (ст. 290 УК) и дача взятки (ст. 291 УК) - фактически единое преступление, но законодатель разделил его на самостоятельные составы, в одном из которых субъект специальный - должностное лицо, в другом - общий (см. коммент. к данным статьям). Примерно по такому же принципу в ст. 141.1 УК сформулированы два хотя и связанных между собой, но самостоятельных состава: по ч. 1 этой статьи ответственность наступает за незаконное финансирование избирательной кампании или деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а по ч. 2 - за использование незаконной финансовой поддержки кандидатом, его уполномоченным представителем по финансовым вопросам или уполномоченным представителем по финансовым вопросам избирательного объединения, уполномоченным представителем по финансовым вопросам инициативной группы по проведению референдума. Иными словами, субъектом преступления в первом случае являются лица, незаконно финансирующие кампанию (общий субъект), во втором - лица, получающие эту незаконную финансовую помощь (специальный субъект - кандидат, уполномоченный представитель кандидата по финансовым вопросам, уполномоченный представитель по финансовым вопросам избирательного объединения).

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области