1. Утратил силу с 1 января 2013 года. - Федеральный закон от 28.07.2012 N 131-ФЗ.

2. На внутреннем водном транспорте аренда судов осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и установленными настоящей главой правилами.

3. Аренда судов осуществляется на основании договора между арендодателем - лицом, сдающим судно в аренду, и арендатором - лицом, принимающим судно в аренду.

4. Отчуждение судна во время действия договора аренды не влечет за собой прекращение действия указанного договора, и новый собственник приобретает все права и обязанности, предусмотренные таким договором и законодательством Российской Федерации. При этом лицо, у которого отчуждается судно, обязано уведомить лицо, приобретающее право собственности на судно, обо всех договорах аренды, заключенных в отношении отчуждаемого судна. Обязанностью лица, приобретающего право собственности на судно, является уведомление всех арендаторов данного судна о смене собственника.

5. Передача судна в аренду и возврат судна по истечении срока действия договора аренды осуществляются арендодателем и арендатором в пункте отстоя судна. Расходы, связанные с доставкой судна в указанный пункт, несет сторона, передающая судно.

6. Договором аренды предусматривается срок передачи судна в распоряжение арендатора с указанием дат наступления и окончания такого срока. Арендатор не обязан принимать судно в свое распоряжение ранее даты наступления такого срока. Арендатор обязан принять судно в свое распоряжение до истечения даты окончания такого срока. В случае, если по истечении даты окончания такого срока судно не будет предоставлено в распоряжение арендатора, он имеет право требовать расторжения договора аренды. Арендодатель также вправе расторгнуть договор аренды, если судно по истечении даты окончания такого срока не было принято арендатором.

7. При заключении договора субаренды лицо, передающее судно, приобретает права и обязанности, предусмотренные законодательством Российской Федерации для арендодателей, по отношению к лицу, которому судно сдается в субаренду, но при этом сохраняет права и обязанности, предусмотренные законодательством Российской Федерации и договором аренды, по отношению к лицу, у которого до этого судно было принято в аренду или субаренду.



Текст комментария: "КОММЕНТАРИЙ К КОДЕКСУ ВНУТРЕННЕГО ВОДНОГО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 7 МАРТА 2001 Г. № 24-ФЗ"
Авторы: Т.А. Диканова, А.Н. Жеребцов, А.И. Бондарев, С.Н. Зайкова, А.В. Сивопляс, Н.А. Темникова, С.В. Ротко, Н.Ю. Чернусь, В.В. Ястребов, М.А. Беляев, Д.А. Подолян, Д.А. Тимошенко
Издание: 2019 год

1. Комментируемая статья содержит общие положения об аренде судов на внутреннем водном транспорте.

Пункт 2 комментируемой статьи содержит бланкетную норму, согласно которой аренда судов осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и установленными гл. X КВВТ правилами.

ГК регулирует отношения, возникающие при аренде транспортных средств (параграф 3 гл. 34 ГК). Согласно ст. 632 ГК по договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации.

Аналогичное определение содержится в ст. 642 ГК, согласно которой по договору аренды транспортного средства без экипажа арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации.

Таким образом, гражданское законодательство различает два вида договора аренды транспортных средств:

1) аренда транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации;

2) аренда транспортного средства без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации.

Таким образом, при возникновении отношений, которые не могут быть урегулированы нормами КВВТ, подлежат применению, прежде всего, положения ГК.

Пример: по материалам гражданского дела Баржа "Сазан" и буксир-тягач "ОТ-2077" были переданы ООО "Вартони-Петербург" по акту приема-передачи. Установлено, что баржа без указаний истца была отбуксирована в Самару. В связи с указанными обстоятельствами арендатор письмом предложил арендодателю расторгнуть договор аренды. Отказ последнего от расторжения договора аренды послужил основанием для обращения ООО "Вартони-Петербург" в арбитражный суд с иском. Факт получения от истца рейсового задания на буксировку баржи в Самару не нашел документального подтверждения в судах первой и апелляционной инстанций.

Суды указали, что в соответствии с п. 2 комментируемой статьи на внутреннем водном транспорте аренда судов осуществляется в соответствии с нормами гражданского законодательства и правилами, установленными гл. 10 КВВТ. В силу п. 2 ст. 450 ГК по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении его другой стороной. Согласно п. 1 ст. 620 ГК по требованию арендатора договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случае, когда арендодатель не предоставляет имущество в пользование арендатору либо создает препятствия пользованию имуществом в соответствии с условиями договора или назначением имущества. Удовлетворяя заявленное требование о расторжении договора тайм-чартера, судебные инстанции исходили из того, что вследствие убытия баржи в Самару истец был лишен возможности в течение длительного времени использовать судно для целей, указанных в спорном договоре, а ответчик не доказал факт получения от истца указаний буксировки арендованного судна в Самару (см. Определение ВАС РФ от 22 февраля 2008 г. N 1666/08 по делу N А56-51651/2006).

2. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает основание возникновения арендных отношений по сдаче судна в аренду.

Отношения по аренде судов возникают в силу заключаемого договора между арендодателем - лицом, сдающим судно в аренду, и арендатором - лицом, принимающим судно в аренду. При этом отношения сторон, помимо КВВТ, регулируются положениями ГК, который содержит нормы о договоре аренды транспортных средств. Гражданское законодательство к отношениям по аренде судов применяется, если такие отношения не урегулированы специальным законодательством.

Пример: как установлено судами и следует из материалов дела, между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен договор аренды транспортных средств с экипажем, по условиям которого арендодатель обязуется предоставить арендатору в аренду транспортное средство теплоход, буксир-толкач с экипажем без топлива и горюче-смазочных материалов, для буксировки судов. По акту судно было принято ответчиком в аренду. Ссылаясь на то, что до настоящего времени судно из аренды ответчиком не возвращено, что со стороны арендатора является нарушением условий заключенного договора, истец обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с исковым заявлением. Ответчик требования не признал, указывая на то, что в результате транспортного происшествия буксирный состав, состоящий из буксировщика и двух барж, был посажен на мель, при этом арендованный теплоход получил механические повреждения и был частично посажен на мель, в связи с чем дальнейшее использование и эксплуатация теплохода стала невозможна в связи с полученными повреждениями. Ответчик считает, что арендованное имущество фактически выбыло из арендных отношений, поскольку со дня инцидента не могло являться предметом договора, правоотношения сторон по договору прекратились. Проанализировав отношения сторон, суды пришли к правильному выводу, что сложившиеся между сторонами гражданско-правовые отношения подлежат регулированию нормами параграфов 1 и 3 гл. 34 ГК (общие положения об аренде, аренда транспортных средств), раздела 3 ч. 1 ГК (общие положения об обязательствах), гл. X КВВТ, а также условиями заключенного договора.

При этом нормы КВВТ в рассматриваемом случае являются специальными применительно к сложившимся правоотношениям, в связи с чем подлежат учету в совокупности с нормами ГК, регулирующими арендные отношения сторон.

В силу положений п. 1 ст. 622 ГК при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. На внутреннем водном транспорте аренда судов осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и установленными комментируемым Кодексом правилами. Пунктом 3 ст. 64 КВВТ предусмотрено, что арендатор обязан в течение срока действия договора аренды поддерживать судно в состоянии, пригодном к плаванию. Согласно п. 1 ст. 45 КВВТ правила, установленные гл. VIII КВВТ, применяются к подъему, удалению и уничтожению имущества, затонувшего в пределах внутренних водных путей. Статьей 47.1 КВВТ прямо предусмотрена обязанность владельца затонувшего судна обеспечить его подъем. Таким образом, арендодатель как владелец затонувшего судна должен обеспечить его подъем и требование истца об обязании ответчика произвести возврат теплохода является необоснованным (см. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 6 сентября 2017 г. по делу N А75-8820/2016).

3. Пунктом 4 комментируемой статьи закреплено правило об обременении арендуемого по договору аренды судна правами арендатора, что соответствует положениям гражданского законодательства.

В соответствии с п. 1 ст. 617 ГК переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды.

Аналогичное правило содержится в п. 4 комментируемой статьи, когда отчуждение судна во время действия договора аренды не влечет за собой прекращение действия указанного договора, и новый собственник приобретает все права и обязанности, предусмотренные таким договором и законодательством.

Поскольку в силу п. 1 ст. 130 ГК к недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, права и обременения таких объектов подлежат государственной регистрации в соответствующем государственном органе. Согласно ст. 16 комментируемого закона судно подлежит государственной регистрации в одном из реестров судов, к которым относятся Государственный судовой реестр, реестр маломерных судов, реестр арендованных иностранных судов, Российский международный реестр судов, реестр строящихся судов.

При этом в соответствии с п. 3 - 5 ст. 16 комментируемого Кодекса под государственной регистрацией судна и прав на него понимается акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на судно в соответствии с гражданским законодательством. Государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на судно.

Наряду с государственной регистрацией прав на судно подлежат государственной регистрации ограничения (обременения) указанных прав, а также иные сделки с судном, подлежащие обязательной государственной регистрации в соответствии с законодательством.

Государственная регистрация судна является единственным доказательством существования зарегистрированного права, которое может быть оспорено только в судебном порядке.

Таким образом, если договор аренды судна не был зарегистрирован в соответствующем органе, осуществляющем государственную регистрацию судов, то обременение судна не возникло. Отсутствие государственной регистрации аренды судна не позволяет арендатору судна, в случае смены собственника судна, требовать от нового собственника исполнения обязанностей, предусмотренных договором аренды судна.

Если в соответствии с п. 1.1 ст. 16 КВВТ судно не подлежит государственной регистрации, то передача такого судна в аренду, а затем последующая смена собственника судна позволяет арендатору воспользоваться правами, предусмотренными п. 4 комментируемой статьи, но при условии уведомления арендодателем нового собственника обо всех договорах аренды, заключенных в отношении отчуждаемого им судна.

4. Пункт 5 комментируемой статьи устанавливает место передачи судна в аренду и возврат судна по истечении срока действия договора аренды, которым является пункт отстоя судна - часть поверхностного водного объекта и (или) комплекс сооружений, обустроенные и оборудованные в целях ремонта, стоянки судов, технического осмотра судов и плавучих объектов.

Также определена сторона договора аренды, на которой лежат расходы, связанные с доставкой судна в указанный пункт. Такие расходы несет сторона, передающая судно.

Отсюда следует, что обязанность по передаче судна вытекает из заключенного сторонами договора аренды судна и не является дополнительной услугой по доставке судна, поэтому доставка судна не подлежит оплате. Приведенная позиция подтверждается существующей судебной практикой.

Пример: ООО "Рубеж-РемСтрой" обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с иском к акционерному обществу "Белуга Проджектс Лоджистик" о расторжении договора аренды, взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, процентов по денежному обязательству. Исковые требования мотивированы тем, что ответчик, получив от истца компенсацию расходов по доставке (мобилизации) суда из порта г. Кронштадт в порт г. Керчь, не исполнил обязательство по передаче судна истцу в установленный срок. Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что, несмотря на допущенное ответчиком нарушение сроков по мобилизации судна, основания для взыскания убытков отсутствуют, поскольку договором определен порядок исполнения услуги по мобилизации и сроки ее исполнения; договором не предусмотрен срок и дата исполнения обязанности ответчика передачи судна в аренду по акту приема-передачи, то есть истец не доказал, что ответчик нарушил условия договора о передаче имущества в установленный договором срок, в связи с чем ответчик, расторгнув в одностороннем порядке договор аренды, несет ответственность - оплачивает стоимость мобилизации (ст. 779, 781 ГК). Тем самым суд признал, что спорным договором предусмотрена самостоятельная возмездная услуга - доставка судна в порт Керчь, которая в соответствии с договором аренды оплачивается истцом. Между тем признание судами обеих инстанций обязанности ответчика доставить судно в порт Керчь для его передачи истцу в аренду самостоятельной возмездной услугой (ст. 779 ГК) не соответствует нормам права. Обязанность доставки судна в пункт отстоя для передачи его в аренду входит в обязанности арендодателя (ответчика) и не является самостоятельной возмездной услугой. Установив, что причиной расторжения договора аренды истцом явилась задержка услуги мобилизации (доставки) судна в порт Керчь на 10 дней, суды не учли, что нарушение срока доставки судна влечет нарушение срока аренды и, по существу, нарушение ответчиком срока передачи судна в аренду (см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 4 декабря 2017 г. N Ф06-18602/2017 по делу N А06-3176/2016).

5. Пункт 6 комментируемой статьи содержит существенное условие договора аренды судна, без согласования которого договор не считается заключенным. Таким условием является срок передачи судна в распоряжение арендатора с указанием дат наступления и окончания такого срока.

Иными словами, срок передачи судна в аренду должен быть определен в договоре аренды периодом времени, в течение которого арендодатель обязан передать судно арендатору, доставив его в пункт отстоя. Существующая в судебной практике правовая позиция судов определяет последствия несогласования в договоре аренды судна условия о сроке передачи судна арендатору. Если договор аренды судна не позволяет определить срок передачи судна арендатору, то договор не является договором аренды судна.

Пример: между сторонами заключен договор на буксировку судна от города Астрахани до приемного буя Азовского моря (Таганрогский залив). Однако судно отбуксировано лишь до города Ахтубинска, пройдя 324 км вместо положенных 1 097 км. Полагая, что подлежит оплате лишь фактическое прохождение - 324 км, истец обратился с требованием о возврате части суммы предоплаты и стоимости части дизельного топлива. Ответчик иск не признал, указав, что между сторонами заключен договор аренды судна, по которому не имеет значение расстояние буксировки, арендная плата зависит от срока аренды. Удовлетворяя требования истца в полном объеме, апелляционная инстанция указала, что судно до места назначения не отбуксировано и, следовательно, оплате подлежит стоимость эксплуатации судна лишь до города Ахтубинска. Суд кассационной инстанции подтвердил правомерность данных выводов. В ходе судебного разбирательства установлено, что воля сторон с учетом цели договора была направлена на буксировку судна, то есть возмездное оказание услуг. Данный договор не является договором аренды судна, так как отсутствует конкретный срок наступления и окончания срока аренды (п. 6 ст. 60 КВВТ) (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 12 апреля 2005 г. N А06-1545/2-15/04).

Неисполнение арендодателем обязанности по передаче судна арендатору или непринятие судна арендатором в течение определенного в договоре срока передачи является существенным нарушением договора аренды судна, что влечет возможность предъявления требования о расторжении договора аренды судна и взыскании убытков.

Пример: между ООО СК "МБС-Шиппинг" (арендодатель), являющимся владельцем судна, и ООО "Краснодарская топливная компания" (арендатор) был заключен договор аренды судна с экипажем. Согласно договору аренды судно предоставляется арендатору в аренду на навигацию 2012 г. Фактический срок аренды исчисляется со дня и часа подписания сторонами акта приема-передачи судна в аренду. Окончанием срока аренды является дата и час подписания сторонам акта приемки-передачи судна из аренды. Судно предоставляется арендатору по акту приема-передачи в срок до 1 мая 2012 г. включительно. Передача арендодателем судна в аренду арендатору по акту приема-передачи осуществляется в порту г. Астрахани.

В нарушение договора судно арендатору в установленный договором срок передано не было. Позже между ООО "Волго-Донское Судовое Агентство" (судовладелец), являющееся владельцем судов, и ООО "Краснодарская топливная компания" (фрахтователь) заключен договор тайм-чартер, по условиям которого судовладелец обязуется за обусловленную плату (фрахт) предоставить фрахтователю судно и услуги членов экипажа судна в пользование на определенный в договоре срок для перевозок светлых нефтепродуктов. В результате нарушения ответчиком срока передачи судна в аренду истцом в адрес ответчика направлена претензия с требованием об оплате задолженности в связи с простоем судна. При обращении в арбитражный суд с иском в защиту нарушенного права истец указал, что за период с 7 мая 2013 г. по 31 мая 2013 г. за эксплуатацию судна ему были причинены убытки в виде уплаты ставки арендной платы (фрахт) в связи с простоем данного судна.

Судом требования о возмещении убытков, вызванных неисполнением арендодателем обязанности по передаче судна по договору аренды, удовлетворены (см. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 апреля 2014 г. N 15АП-2213/2014 по делу N А53-33960/2012).

6. Пункт 7 комментируемой статьи регулирует отношения по субаренде судна, определяя права и обязанности арендатора, сдающего судно в субаренду.

Таким образом, в специальном законодательстве также отсутствует запрет на передачу судов в субаренду. Аналогичная норма предусмотрена ГК.

Так, согласно п. 1 ст. 638 ГК, если договором аренды транспортного средства с экипажем не предусмотрено иное, арендатор вправе без согласия арендодателя сдавать транспортное средство в субаренду.

В соответствии с п. 1 ст. 647 ГК, если договором аренды транспортного средства без экипажа не предусмотрено иное, арендатор вправе без согласия арендодателя сдавать арендованное транспортное средство в субаренду на условиях договора аренды транспортного средства с экипажем или без экипажа.

Пунктом 7 комментируемой статьи определено правовое положение арендатора судна при передаче его в субаренду.

Арендатор приобретает права и обязанности арендодателя в договоре субаренды, но при этом сохраняет права и обязанности арендатора по договору аренды.

Указанное правило распространяется на последующие договоры субаренды, которые могут быть заключены на основании предшествующего договора субаренды.

Иными словами, законодательство не ограничивает и количество договоров субаренды одного и того же судна, заключаемых арендатором и субарендаторами.

Таким образом, в случае отсутствия согласия судовладельца-арендодателя на сдачу судна в субаренду, запрет на передачу судна в субаренду должен быть прямо сформулирован в условиях договора аренды судна. Законодательство не содержит ни запрет на установление соглашением сторон иного правила, ни требований к способу установления запрета на субаренду, порядку и форме запрета арендодателем субаренды.

В соответствии с п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. По воле сторон договора аренды запрет арендодателя может быть выражен в самом договоре.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области