Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.




Комментируемая ст. 2.7 КоАП РФ устанавливает последствия совершения административного правонарушения в состоянии крайней необходимости.

Статья 2.7 КоАП РФ предусматривает, что не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

Лицо, совершившее административное правонарушение, освобождается от административной ответственности, если оно своими действиями пыталось предотвратить опасность, угрожающую общегосударственным интересам или законным интересам субъектов частного права. При этом опасность могла быть устранена не иначе как совершением административного правонарушения. Следовательно, данное состояние исключает противоправность имевшего место деяния, образующего объективную сторону правонарушения, в силу объективно сложившейся обстановки - опасности; цель, которую преследует лицо, - устранить опасность. С учетом изложенного состояние крайней необходимости изменяет объективную и субъективную стороны содеянного настолько, что факультативные их элементы (обстановка и цель) становятся доминирующими и выводят деяние из разряда противоправных (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2016 N 07АП-9561/2016).

Как следует из ст. 2.7 КоАП РФ, закон не только освобождает от административной ответственности лицо, совершившее административное правонарушение в состоянии крайней необходимости, но и не считает такие действия административным правонарушением при наличии 2 условий:

а) невозможности устранения возникшей угрозы иными средствами;

б) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный (решение Московского городского суда от 20.02.2017 по делу N 7-338/2017).

Кроме того, суды указывают, что по смыслу ст. 2.7 КоАП РФ следует, что:

а) опасность, угрожающая личности и иным интересам, должна быть реальной, а не мнимой и не предполагаемой;

б) действия, совершаемые в обстановке крайней необходимости, по времени должны совпадать с реально существующей угрозой причинения вреда;

в) опасность не могла быть устранена иными средствами; действия, квалифицируемые как административное правонарушение, - единственное, что могло бы привести к устранению опасности (Постановление Пермского краевого суда от 28.04.2018 по делу N 44а-527/2018, решение Суда Еврейской автономной области от 01.03.2018 по делу N 7-12/2018, Постановление Пермского краевого суда от 31.01.2018 по делу N 44А-80/2017).

Крайняя необходимость может возникнуть как у физических, так и у юридических лиц.

В соответствии с п. 3 ст. 24.5 КоАП РФ действия лица в состоянии крайней необходимости являются обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В судебной практике физические и юридические лица, привлекаемые к административной ответственности, нередко пытаются ссылаться на то, что совершенные ими деяния имели место в состоянии крайней необходимости, однако административные и судебные органы достаточно редко соглашаются с их доводами. Однако примеры положительного для заявителей решения вопроса встретить все-таки можно.

ПРИМЕР.

Постановлением инспектора ДПС ПДПС ГИБДД УМВД России по г. Саратову от 30 октября 2014 г., оставленным без изменения решением судьи Заводского районного суда г. Саратова от 26 февраля 2015 г. и постановлением заместителя председателя Саратовского областного суда от 30 апреля 2015 г., Теребенин А.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Теребенин А.А. просил об отмене вынесенных в отношении его по настоящему делу об административном правонарушении актов и прекращении производства по делу.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы Теребенина А.А., Верховный Суд установил, что 30 октября 2014 г. в 17 часов 35 минут в районе д. 20 по просп. Энтузиастов в г. Саратове Теребенин А.А., управляя автомобилем "<...>", государственный регистрационный знак <...>, в нарушение пункта 8.4 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - Правила дорожного движения), при перестроении не уступил дорогу автомобилю <...>, государственный регистрационный знак <...>, под управлением Апкаева В.В., двигавшемуся попутно без изменения направления движения, в результате чего допустил столкновение с данным автомобилем.

Из материалов дела следует, что с момента возбуждения производства по делу Теребенин А.А. последовательно утверждал, что действовал в состоянии крайней необходимости, маневр - перестроение вправо совершил во избежание лобового столкновения с автомобилем "<...>", государственный регистрационный знак <...>, под управлением Маматова А.О., двигавшимся во встречном направлении в крайнем левом ряду полосы, предназначенной для встречного движения, который стал неожиданно пересекать дорожную разметку 1.3 и следовать прямо на его (Теребенина А.А.) транспортное средство, при этом пассажирская дверь автомобиля "<...>" была открыта. В сложившейся ситуации, уходя от лобового столкновения, он (Теребенин А.А.) резко вывернул руль вправо и остановился, в этот момент произошло столкновение с автомобилем <...>, государственный регистрационный знак <...>, под управлением Апкаева В.В., который следовал в попутном направлении.

Обстоятельства, на которые Теребенин А.А. ссылался в ходе производства по делу, объективно подтверждены видеозаписью, исследованной в рамках рассмотрения судьей районного суда жалобы на постановление должностного лица (л.д. 19) и при рассмотрении настоящей жалобы, а также показаниями водителя автомобиля "<...>" Маматова А.О. и водителя автомобиля "<...>" Журавлева А.Н.

Этим обстоятельствам не уделено должного внимания и судебными инстанциями при рассмотрении жалоб на постановление должностного лица. Оставляя постановление инспектора ДПС от 30 октября 2014 г. без изменения, судья районного суда и заместитель председателя областного суда указали на отсутствие оснований полагать, что причиненный действиями Теребенина А.А. ущерб является меньшим по отношению к предотвращенному.

Однако, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, снижение Теребениным А.А. скорости движения транспортного средства и его остановка при описанных выше событиях и в сложившихся дорожных условиях не могли бы предотвратить столкновение автомобилей. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что столкновение движущегося во встречном Теребенину А.А. направлении автомобиля "<...>" под управлением Маматова А.О. произошло с транспортным средством "<...>" под управлением Журавлева А.Н., который следовал в попутном с Теребениным А.А. направлении и вправо не перестроился.

С учетом изложенного следует признать, что, перестраиваясь вправо, Теребенин А.А. действовал в целях предотвращения лобового столкновения автомобилей, то есть в состоянии крайней необходимости.

На этой основе Верховный Суд Российской Федерации посчитал, что производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 3 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (Постановление Верховного Суда РФ от 15.04.2016 N 32-АД16-3).

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области