В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства.




1. В гражданском процессуальном праве выделяют несколько способов оспаривания доказательств: заявление о недействительности доказательства, опровержение сведений, содержащихся в доказательстве, заявление о подлоге (подделке) доказательства.

Закон не содержит ограничений по кругу средств доказывания, которые могут быть опровергнуты путем заявления о подлоге. По смыслу комментируемой статьи, подложными могут быть письменное доказательство, вещественное доказательство, аудио- и видеозаписи. Однако, как правило, в порядке, установленном комментируемой статьей, рассматриваются заявления о подложности письменных доказательств.

Анализ судебной практики показывает, что чаще всего заявления о подложности доказательства делаются по делам, связанным с требованиями о взыскании денежных средств. Например, сторона утверждает, что не подписывала долговую расписку, кредитный договор, расходный кассовый ордер и не брала указанные в оспариваемых документах денежные средства, или она утверждает, что на представленной суду расписке путем подчистки (подписки, исправления) изменены дата возврата (получения) денежных средств, сумма долга, размер процентов, что значительно увеличивает размер задолженности или изменяет срок исполнения обязательства (Обзор судебной практики применения законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 декабря 2011 г.).

2. В АПК РФ также имеется статья, посвященная оспариванию подложного (фальсифицированного) доказательства (ст. 161 АПК РФ). Однако правовое регулирование идентичных правоотношений в гражданском и арбитражном процессах существенно отличается.

АПК РФ более детально регламентирует последовательность действий суда в связи с поступлением заявления о фальсификации доказательства.

В частности, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Таким образом, проверке судом по существу заявления о фальсификации доказательства предшествует предложение представившему его лицу исключить его из числа доказательств.

По справедливому замечанию М.З. Шварца, "именно в праве стороны взять обратно доказательство, против которого сделано заявление о фальсификации, и состоит смысл специального регулирования такого заявления" <20>.

--------------------------------

<20> Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Арбитражные споры. 2010. N 3. С. 79 - 92.

Это разумное и соответствующее требованиям процессуальной экономии положение отсутствует в гражданском процессе.

3. Рассмотрим, что же является предметом проверки при поступлении заявления о подложности доказательства в порядке, установленном комментируемой статьей.

Существует мнение, что суд проверяет достоверность доказательства, в отношении которого поступило заявление о подложности. Однако достоверность доказательства, наряду с относимостью и допустимостью, является одним из важных требований к доказательствам (ч. 3 ст. 67 ГПК РФ), поэтому проверка достоверности доказательства является задачей суда в процессе доказательственной деятельности в отношении всех доказательств по всем делам. Как замечает М.З. Шварц, "заявление о фальсификации имеет своим предметом не опровержение достоверности, а создание условий для исключения доказательства из дела ранее, чем его содержание станет предметом проверки со стороны суда на предмет достоверности" <21>.

--------------------------------

<21> Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Арбитражные споры. 2010. N 3. С. 79 - 92.

Представляется верным утверждение о том, что предметом проверки по заявлению о фальсификации доказательства является проверка формы доказательства, в то время как проверка содержания доказательства является проверкой достоверности доказательства. К примеру, если сторона оспаривает свою подпись на договоре и утверждает о его подложности, суд должен проверить именно формальную сторону - выполнена ли подпись на договоре оспаривающим ее лицом. При подтверждении этого утверждения проверка достоверности будет излишней.

Впрочем, в судебной практике редко встречаются случаи, когда оспаривающая по основанию подложности доказательство сторона не сопровождает свое утверждение о том, что доказательство поддельное, и опровержением содержащихся в нем сведений. Как правило, заявления о подложности и недостоверности оспариваемого доказательства делаются одновременно.

4. Если АПК РФ предусматривает обязательную письменную форму заявления о фальсификации доказательства, то комментируемая статья такого требования не содержит. Следовательно, заявление о фальсификации доказательства может быть сделано как в устной, так и в письменной форме. Устное заявление заносится в протокол судебного заседания.

Представляется, что установление исключительно письменной формы подачи заявления о подложности доказательства привело бы к неоправданному усложнению процесса.

5. Далее закономерен вопрос о том, является ли проверка заявления о подложности доказательства обязательной для суда. Из содержания ст. 161 АПК РФ следует, что арбитражный суд обязан проверить заявление стороны о фальсификации доказательства, ГПК РФ такой обязанности суда прямо не закрепляет.

Конституционный Суд РФ неоднократно высказывал позицию о том, что проверка заявления о подложности доказательства является правом, а не обязанностью суда, но реализация этого права судом не может быть произвольной.

Например, в Определении от 25 января 2012 г. N 159-О-О Конституционный Суд РФ отметил, что установленное ст. 186 ГПК РФ право, а не обязанность суда проверить заявление о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, назначив для этого экспертизу, или предложить сторонам представить иные доказательства вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти; при поступлении такого заявления суд оценивает его в совокупности с другими доказательствами и обстоятельствами дела, исходя из лежащей на нем обязанности вынести законное и обоснованное решение по делу (ст. 195 ГПК РФ). Кроме того, наделение суда названным правом не предполагает произвольного применения ст. 186 ГПК РФ, поскольку при наличии у суда обоснованных сомнений в подлинности доказательства он обязан принять меры, предусмотренные указанной статьей.

Таким образом, при наличии обоснованного заявления о подложности доказательства суд должен принять меры по проверке этого заявления, в том числе назначить экспертизу.

Пример: решением Красногорского городского суда Московской области от 19 декабря 2011 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 2 февраля 2012 г., удовлетворены исковые требования Т. к ООО "Экология. Технология. Образование-С" о взыскании неустойки за несвоевременное исполнение обязательства по инвестиционному договору строительства. Истец утверждал, что произвел оплату в счет исполнения своих обязательств.

Разрешая спор и удовлетворяя частично исковые требования Т., суд первой инстанции исходил из того, что факт внесения истцом денежных средств подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 15 февраля 2007 г. Доводы ответчика о том, что в квитанции к приходному кассовому ордеру подпись главного бухгалтера выполнена иным лицом, суд отклонил, указав, что на квитанции проставлена печать ответчика. Кроме того, суд сослался на то, что ответчик не представил суду доказательств того, что истцом либо третьим лицом указанные документы были сфальсифицированы. Суд второй инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав дополнительно, что довод о фальсификации квитанции к приходному кассовому ордеру может служить основанием для пересмотра решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, если факт фальсификации будет установлен в определенном законом порядке.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с данными выводами судебных инстанций, указав, что в случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 186 ГПК РФ). Из материалов дела усматривается, что представителем ответчика заявлялось ходатайство о назначении комплексной экспертизы квитанции к приходному кассовому ордеру, а также ходатайство о привлечении в качестве свидетеля главного бухгалтера ООО "ЭТО-С" А. Отклоняя данные ходатайства, суд первой инстанции исходил из того, что в деле имеются письменные доказательства, подтверждающие доводы истца, а представленная истцом квитанция к приходному кассовому ордеру не может быть поддельной. Тем самым суд в нарушение положений ст. 67 ГПК РФ фактически придал квитанции к приходному кассовому ордеру заранее установленную силу, не исключив оспариваемое доказательство из числа исследуемых в судебном заседании и не предложив истцу представить иные доказательства. Суд не проверил доводы ответчика об отсутствии на квитанции к приходному кассовому ордеру подписи именно главного бухгалтера ООО "ЭТО-С" и о поддельности представленных истцом письменных доказательств и не создал условий для всестороннего и полного исследования доказательств. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала неправильным вывод суда о том, что заявленное ответчиком ходатайство о проведении экспертизы является злоупотреблением правом (см. Определение Верховного Суда РФ от 6 ноября 2012 г. N 4-КГ12-20).

6. Комментируемая статья предусматривает, что для проверки заявления о подложности доказательства суд может назначить экспертизу.

Пример: судом рассматривалось дело по иску Е. к КБ "Альта-Банк" (ЗАО) о взыскании суммы вклада и процентов по вкладу. В обоснование заявленных требований Е. указал, что 17 апреля 2009 г. сторонами заключен договор банковского вклада, по которому он передал банку определенную сумму вклада. В январе 2011 г. Е. обратился в банк с заявлением о возврате вклада и уплате процентов, однако до настоящего времени требуемые суммы ему ответчиком не выплачены. Решением Одинцовского городского суда Московской области от 2 апреля 2012 г. в иске отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 17 июля 2012 г. данное решение отменено, по делу принято новое решение о частичном удовлетворении иска. Верховный Суд РФ не согласился с судом апелляционной инстанции и удовлетворил кассационную жалобу ответчика.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих факт внесения им денежных средств в кассу банка через уполномоченное лицо. Выданный истцу приходный кассовый ордер составлен с нарушением порядка его заполнения. Уполномоченные сотрудники банка отрицают факт получения от истца денежных средств и подписания каких-либо документов. Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении иска Е., судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда пришла к выводу о том, что факт внесения Е. в кассу банка денежных средств по договору о вкладе подтвержден представленным истцом приходным кассовым ордером от 17 апреля 2009 г., содержащим подписи бухгалтерского и кассового работников. Однако представитель ответчика в ходе судебного разбирательства по делу указывал на то, что денежные средства в кассу банка от Е. не поступали, приходный кассовый ордер от 17 апреля 2009 г. бухгалтерским и кассовым работниками не подписывался. Представителем ответчика заявлялось ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы в целях проверки подлинности подписей на приходном кассовом ордере. Ходатайство о назначении экспертизы для проверки обстоятельств, имеющих правовое значение для дела, не было рассмотрено судом в установленном законом порядке. Судом обсуждалось заключение почерковедческой экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, однако информация о том, каким образом судом было получено это заключение, а также текст экспертного заключения в материалах гражданского дела отсутствуют. Суждения об относимости и допустимости этого документа в качестве доказательства по рассматриваемому гражданскому делу судом в процессуальной форме сделаны не были. Допущенные при рассмотрении дела в апелляционном порядке нарушения процессуальных норм признаны Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ существенными, повлиявшими на исход дела, в связи с чем апелляционное определение отменено с направлением дела на новое рассмотрение в суд второй инстанции (см. подробнее Определение Верховного Суда РФ от 2 апреля 2013 г. N 4-КГ12-36).

Для проверки заявлений о подложности письменных доказательств судами назначаются следующие виды экспертиз: почерковедческая экспертиза (в целях выяснения вопроса о принадлежности подписи в доверенности, договоре, ином документе); судебно-техническая (в целях выяснения способа подписания соглашения, единства текста документа, давности изготовления документа); комплексная судебно-техническая и почерковедческая (по вопросам подлинности сертификата, принадлежности подписи, давности изготовления документа). Как отмечается Верховным Судом РФ при обобщении судебной практики, по некоторым делам такие экспертизы не производились в связи с отказом лица, заявившего о подложности документа, от проведения экспертизы и признанием принадлежности ему подписи; из-за запрета суда использовать методы, влекущие за собой уничтожение или повреждение документа; по причине непригодности штрихов записей для оценки времени их исполнения (см. Обзор судебной практики применения законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 14 декабря 2011 г.).

7. Доказательство может быть признано подложным и без проведения экспертизы с учетом оценки доводов сторон и иных материалов дела.

Пример: при рассмотрении дела по иску РОО "Томское общество - Народное право" в интересах потребителя П. к ООО ПКП "Арсенал-Л.Т.Д." о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения гарантийного ремонта между сторонами возник спор о причинах образования дефектов автомобиля. В автомобиле истца проявлялась неисправность в виде пропуска зажигания по всем цилиндрам. Истец обратился к ответчику с претензией и потребовал произвести гарантийный ремонт, в чем ему было отказано со ссылкой на то, что причиной неисправности автомобиля является некачественное топливо. В подтверждение своей позиции ответчик представил поврежденный каталитический нейтрализатор, который, со слов представителя ответчика, был установлен на автомобиле истца. Данное доказательство было принято судом и представлено для проведения судебной экспертизы.

В заключении судебной экспертизы было указано, что причиной неисправности каталитического нейтрализатора является неполное сгорание в цилиндрах двигателя и последующее догорание топливной смеси в каталитическом нейтрализаторе в результате пропусков в системе зажигания вследствие установки в двигатель нештатных свечей зажигания с неподходящим калильным числом и использования некачественного топлива.

Однако этот вывод эксперта был подвергнут сомнению судом апелляционной инстанции, который признал, что представленное ответчиком вещественное доказательство - каталитический нейтрализатор - является подложным. Истец возражал против приобщения данного доказательства и пояснил, что нейтрализатор, снятый с его автомобиля, был внутри серым, а не обгоревшим, как тот, который представлен стороной ответчика. У суда не было оснований для приобщения неисправной детали, происхождение которой установить невозможно. Пояснения сотрудников автосервиса ответчика о том, что нейтрализатор хранился на складе, не подтверждают принадлежность детали гарантийному автомобилю, поскольку истцу не была обеспечена возможность удостовериться в этом способом, не вызывающим сомнений, например, путем опечатывания детали в присутствии истца и удостоверения данного факта его подписью (см. Апелляционное определение Томского областного суда от 30 июля 2013 г. по делу N 33-2175/2013).

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области