1. Юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган в соответствии с пунктом 1 статьи 65.3 настоящего Кодекса, являются корпоративными юридическими лицами (корпорациями). К ним относятся хозяйственные товарищества и общества, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйственные партнерства, производственные и потребительские кооперативы, общественные организации, общественные движения, ассоциации (союзы), нотариальные палаты, товарищества собственников недвижимости, казачьи общества, внесенные в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, а также общины коренных малочисленных народов Российской Федерации.

Юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства, являются унитарными юридическими лицами. К ним относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, фонды, учреждения, автономные некоммерческие организации, религиозные организации, государственные корпорации, публично-правовые компании.

2. В связи с участием в корпоративной организации ее участники приобретают корпоративные (членские) права и обязанности в отношении созданного ими юридического лица, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.



Текст комментария: "ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ"
Авторы: С.П. Гришаев, Т.В. Богачева, Ю.П. Свит
Издание: 2019 год

1. Понятие корпоративных юридических лиц, о которых идет речь в комментируемой статье, известно законодательству всех развитых стран. Такое деление позволяет урегулировать в общем виде не только структуру управления и статус (компетенцию) органов корпоративных коммерческих и некоммерческих организаций, но и ряд их внутренних отношений, вызывающих споры на практике (возможность оспаривания решений общих собраний и других коллегиальных органов, условия выхода или исключения из числа участников и т.п.). Выделение корпораций как особого вида юридических лиц позволило закрепить непосредственно в ГК общие нормы, касающиеся статуса (прав и обязанностей) как самих корпораций, так и их участников. Следует отметить, что аналогичной общей части, касающейся унитарных юридических лиц, в ГК нет.

ГК РФ в качестве одного из новых классификационных критериев разделения юридических лиц предлагает разделение юридических лиц на юридические лица корпоративного типа, основанные на началах членства (корпорации), и некорпоративного (унитарные). Под правом членства в ГК РФ понимается право участников юридического лица на участие в управлении деятельностью корпораций. К корпорациям отнесены все коммерческие юридические лица, за исключением унитарных предприятий.

В теории и практике развитых стран выработаны общие представления о корпоративных и унитарных юридических лицах. Так, корпорация (от лат. corporatio - объединение) определяется как совокупность лиц, объединившихся для достижения общих целей, осуществления совместной деятельности и образующих самостоятельный субъект права - юридическое лицо.

Таким образом, в отношении всех корпораций (в том числе и некоммерческих) установлены единые права их участников и единые правила управления ими. Корпорации противопоставляются унитарным юридическим лицам, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства. Унитарной (от лат. unitus - объединенный, единый) признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками организации. Кроме того, их уставный капитал не делится на части.

В п. 1 комментируемой статьи установлен исчерпывающий перечень корпоративных юридических лиц. Корпоративными могут быть как коммерческие, так и некоммерческие организации, как хозяйственные общества, так и товарищества. Тот факт, что к корпоративным организациям относятся и некоммерческие организации, говорит о влиянии европейского корпоративного права на российское законодательство (в англо-американском праве корпорациями считаются только коммерческие юридические лица).

В п. 1 комментируемой статьи также дан исчерпывающий перечень унитарных юридических лиц, согласно которому к ним относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, фонды, учреждения, автономные некоммерческие организации, религиозные организации, а также публично-правовые компании.

Вопрос о необходимости существования такой организационно-правовой формы, как унитарные предприятия, был одним из самых обсуждаемых. В п. 6.3 Концепции развития гражданского законодательства была отмечена бесперспективность данной организационно-правовой формы юридического лица и желательность ее постепенной замены другими видами коммерческих организаций, в том числе хозяйственными обществами со 100-процентным или иным решающим участием публично-правовых образований в их имуществе. Там же было указано, что "исходя из реальных потребностей федерального государства представляется допустимым сохранение в перспективе лишь федеральных казенных предприятий для некоторых особо важных сфер экономики".

Однако на столь резкие изменения законодатель не пошел. Государственные и муниципальные унитарные предприятия были сохранены, причем имущество закрепляется за ними на основании права оперативного управления или хозяйственного ведения.

2. Важными являются положения п. 2 комментируемой статьи, согласно которым в связи с участием в корпоративной организации ее участники приобретают корпоративные (членские) права и обязанности в отношении созданного ими юридического лица, за исключением случаев, предусмотренных ГК. Так, согласно п. 2 ст. 84 ГК (см. комментарий к ней) вкладчики не вправе участвовать в управлении и ведении дел товарищества на вере, выступать от его имени иначе, как по доверенности. Они не вправе оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел товарищества.

Конкретный перечень прав и обязанностей установлен ст. 65.2 (см. комментарий к ней). Участники корпорации могут иметь и другие права, предусмотренные законом или учредительным документом корпорации.

Особое внимание следует обратить на право участника любой корпорации на обжалование решений ее органов, влекущих гражданско-правовые последствия (то есть не касающихся отношений, выходящих за рамки гражданско-правовых отношений (например, решений органов общественных организаций относительно основной сферы их деятельности)), а также его право требовать возмещения убытков, причиненных корпорации лицами, уполномоченными выступать от ее имени, или членами ее коллегиальных органов, или лицами, фактически определяющими ее действия. Это право устанавливает механизм применения правил, предусмотренных ст. 53.1 ГК РФ (см. комментарий к ней), где провозглашена ответственность перечисленных лиц за убытки, причиненные ими юридическому лиц.

Одним из неурегулированных является вопрос о праве члена корпорации на информацию о деятельности корпорации (ознакомление с протоколами общих собраний, документами бухгалтерской отчетности и т.п.). Представляется, что это право должно принадлежать любым участникам любой корпорации независимо от размера его вклада в капитал корпорации, однако, как указано выше, это должно специально оговариваться в уставе корпорации либо должно быть специально предусмотрено законом. Однако законодатель ограничил это право случаями и порядком, которые установлены в законе или уставе. Таким образом, вполне возможна ситуация, когда в уставе будет записано, что правом на информацию обладают только те участники, которые обладают определенным количеством акций.

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области