ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 25 июля 2012 г. N АКПИ12-726

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда Российской Федерации Петровой Т.А.

при секретаре И.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению К. о признании частично недействующим пункта 4 Правил исчисления периодов работы, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781,

установил:

пункт 4 Правил исчисления периодов работы, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Правила), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, устанавливает, что периоды выполнявшейся до 1 сентября 2000 г. работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, засчитываются в стаж работы независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), а начиная с 1 сентября 2000 г. - при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), за исключением случаев, определенных названными Правилами.

К. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим указанного нормативного положения в части, не позволяющей включить в ее специальный стаж периоды работы с 1 сентября 2000 г. по 1 октября 2004 г., когда ею не выполнялась установленная за ставку заработной платы норма педагогической нагрузки. Полагает, что оспариваемая в части норма не соответствует статьям 93, 423 Трудового кодекса Российской Федерации, пункту 12 Положения о порядке и условиях применения труда женщин, имеющих детей и работающих неполное рабочее время, утвержденного постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 29 апреля 1980 г. N 111/8-51, и ограничивает ее право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации (далее - Минздравсоцразвития России), уполномоченное представлять интересы Правительства Российской Федерации - заинтересованного лица по делу, в письменных возражениях на заявление указало, что оспариваемый заявителем пункт Правил не может противоречить Трудовому кодексу Российской Федерации, поскольку он не регулирует вопросы пенсионного обеспечения по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в учреждениях для детей.

В судебное заседание К. не явилась, в поступившем заявлении просила рассмотреть дело в ее отсутствие.

Обсудив доводы заявителя, выслушав возражения представителя заинтересованного лица Г., оценив нормативный правовой акт в оспариваемой части на его соответствие федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Оспариваемые заявителем в части Правила утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781 в целях реализации пункта 2 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Нормотворческая компетенция Правительства Российской Федерации по изданию оспариваемого в части нормативного правового акта подтверждена решением Верховного Суда Российской Федерации от 15 мая 2003 г. по гражданскому делу N ГКПИ03-424.

В соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, трудовая пенсия по старости назначается независимо от их возраста.

Приведенная норма предусматривает для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, льготные условия приобретения права на трудовую пенсию по старости. Данное правовое регулирование направлено на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста, и поэтому право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости связывается не с любой работой в учреждениях для детей, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, влияющими на утрату профессиональной трудоспособности. Продолжительность такой ежедневной работы также оказывает непосредственное влияние на трудоспособность гражданина, что влечет необходимость учета различий в характере работы лиц, работающих на одних и тех же должностях, но в разных условиях, в том числе выполняющих норму рабочего времени, установленную за ставку заработной платы, или работающих на соответствующих должностях на условиях неполного рабочего времени. Указанные различия, характеризующие трудовую деятельность данной категории лиц, являются объективно значимым обстоятельством, определяющим особые правила исчисления специального стажа.

Именно поэтому пункт 4 Правил закрепляет положение, согласно которому в специальный стаж засчитываются те периоды работы, в которые выполнялась (суммарно по основному и другим местам работы) норма рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленная за ставку заработной платы (должностной оклад), что не может расцениваться как неправомерное ограничение права гражданина на пенсионное обеспечение, не соответствующее действующему федеральному законодательству.

В соответствии с частью третьей статьи 93 Трудового кодекса Российской Федерации работа на условиях неполного рабочего времени не влечет для работников каких-либо ограничений продолжительности ежегодного основного оплачиваемого отпуска, исчисления трудового стажа и других трудовых прав.

Данная норма регулирует отношения в сфере трудовых прав и не содержит положений, определяющих льготные условия приобретения права на трудовую пенсию по старости, в том числе исчисления специального стажа.

В силу пункта 1 статьи 1 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовые пенсии устанавливаются и выплачиваются в соответствии с данным Федеральным законом.

Из содержания приведенной нормы, изложенной в императивной форме, следует, что реализация права на трудовую пенсию, в том числе на досрочное назначение трудовой пенсии, осуществляется посредством применения норм этого специального Федерального закона.

С учетом изложенного оспариваемый в части пункт 4 Правил не может противоречить статьям 93, 423 Трудового кодекса Российской Федерации.

Необоснованна и ссылка заявителя на пункт 12 Положения о порядке и условиях применения труда женщин, имеющих детей и работающих неполное рабочее время, утвержденного постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 29 апреля 1980 г. N 111/8-51, не имеющего большую юридическую силу, чем оспариваемый в части нормативный правовой акт, подлежащий проверке на его соответствие федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Статья 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" закрепляет положение о сохранении права на досрочное назначение пенсии по старости для отдельных категорий лиц, приобретенного ими до вступления этого Федерального закона в силу.

Исходя из правового смысла данного законоположения, условия приобретения права на предоставление трудовой пенсии по старости досрочно в соответствии с действующим законодательством должны быть аналогичны условиям, которые предусматривались ранее действовавшим пенсионным законодательством.

В соответствии с указанными требованиями законодателя Правительством Российской Федерации при утверждении оспариваемого в части нормативного правового акта были учтены положения ранее действовавших Правил исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067, пунктом 1 которых были установлены условия для зачета в специальный стаж периодов соответствующей работы, тождественные содержащимся в оспариваемой норме.

В связи с этим довод заявителя о том, что при осуществлении своих полномочий Правительство Российской Федерации произвольно изменило правила исчисления периодов работы и назначения пенсий и по своему усмотрению придало оспариваемому пункту Правил обратную силу, является ошибочным.

Правило, закрепленное в оспариваемой в части норме, обеспечивает преемственность в правовом регулировании пенсионных отношений и не вводит какие-либо не предусмотренные Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" ограничения права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей.

Таким образом, оспариваемый в части пункт 4 Правил действующему федеральному законодательству не противоречит, прав и свобод заявителя не нарушает.

Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления К. о признании частично недействующим пункта 4 Правил исчисления периодов работы, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Т.А.ПЕТРОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области