См. Документы Генеральной прокуратуры Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 15 октября 2019 г. N АКПИ19-594

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Иваненко Ю.Г.,

при секретаре С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Х. об оспаривании абзаца шестого пункта 2.13 Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, утвержденного приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399,

установил:

приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 "О едином учете преступлений" (далее - Приказ) утверждено Положение о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений (далее - Положение). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 30 декабря 2005 г., регистрационный номер 7339, и опубликован в "Российской газете" 25 января 2006 г. N 13, в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 30 января 2006 г. N 5.

Согласно абзацу шестому пункта 2.13 Положения к реабилитирующим основаниям относится прекращение уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом. В скобках к данному нормативному положению указано "ч. 2 ст. 24 УК РФ".

Х. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим абзаца шестого (в заявлении указан как абзац пятый) пункта 2.13 Положения, ссылаясь на то, что изложенная в нем норма, устанавливающая в качестве реабилитирующего основания прекращение уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом, согласуется с частью второй статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, но в оспариваемом абзаце имеется ссылка на часть вторую статьи 24 Уголовного кодекса Российской Федерации, что является ошибкой, которая подлежит исправлению в установленном законом порядке. Она считает, что указанная ошибка нарушает ее права и свободы, закрепленные в Конституции Российской Федерации, поскольку лишает возможности ссылаться на абзац шестой пункта 2.13 Положения при разрешении спора о наличии у нее права на реабилитацию в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

В обоснование административного иска Х. указывает, что постановлением мирового судьи судебного участка N 50 Калужского судебного района от 15 августа 2016 г., оставленным без изменения апелляционным постановлением Калужского районного суда Калужской области от 2 декабря 2016 г., уголовное дело в отношении ее, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ), прекращено за отсутствием в деянии состава преступления в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Однако решением Информационного центра Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Калужской области от 29 апреля 2019 г. ей отказано в исключении сведений о ней из соответствующей базы данных.

Генеральная прокуратура Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерство юстиции Российской Федерации, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, Министерство экономического развития Российской Федерации в письменных возражениях указали, что нормативный правовой акт принят ими совместно в пределах предоставленных полномочий, содержание оспариваемого абзаца по своему смыслу согласуется с положениями части второй статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, наличие технической ошибки (опечатки) в тексте пункта 2.13 Положения в виде ссылки на часть вторую статьи 24 УК РФ вместо части второй статьи 24 УПК РФ не является основанием для исключения сведений в отношении Х. из оперативно-справочной картотеки, кроме того, в целях устранения технической ошибки (опечатки) подготовлен проект совместного приказа.

В судебном заседании административный истец Х. поддержала заявленное требование.

Представители Генеральной прокуратуры Российской Федерации Мухина О.В., Министерства внутренних дел Российской Федерации К.А.Ф., Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий К.Д., Министерства юстиции Российской Федерации К.А.А., Б., Федеральной службы безопасности Российской Федерации Ч., Министерства экономического развития Российской Федерации Л. не признали административный иск.

Выслушав объяснения административного истца Х., возражения представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации К.А.Ф., Генеральной прокуратуры Российской Федерации Мухиной О.В., Федеральной службы безопасности Российской Федерации Ч., Министерства юстиции Российской Федерации К.А.А., Б., Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий К.Д., Министерства экономического развития Российской Федерации Л., проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, Верховный Суд Российской Федерации находит административное исковое заявление не подлежащим удовлетворению.

Оспариваемый в части Приказ издан в целях обеспечения функционирования государственной системы учета преступлений, единообразия и полноты отражения в формах государственного статистического наблюдения сведений о состоянии преступности, а также реализации единых принципов государственной регистрации и учета преступлений во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 30 марта 1998 г. N 328 "О разработке единой государственной системы регистрации и учета преступлений". Приказ является межведомственным нормативным правовым актом, издан уполномоченными органами государственной власти в соответствии с Правилами подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009. Названные обстоятельства установлены вступившими в законную силу решениями Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2015 г. N АКПИ15-588, от 4 мая 2017 г. N АКПИ17-204.

Положение, как следует из его пунктов 1 и 2.4, определяет единый для всех органов, осуществляющих дознание, предварительное следствие и судебное производство по уголовным делам, порядок учета преступлений и иных объектов учета, к которым относятся лицо, совершившее преступление, уголовное дело и принятые по нему решения, материальный ущерб, причиненный преступлениями, и обеспечение его возмещения, потерпевший, судебное решение по уголовному делу. На суды общей юрисдикции действие Положения распространяется в части предоставления информации о результатах рассмотрения уголовных дел, а также информации для учета преступлений по уголовным делам частного обвинения в случае вынесения обвинительного приговора, вступившего в законную силу.

В силу пункта 2.2 Положения под учетом понимается фиксирование в учетных документах органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором, судьей сведений об объектах учета с последующим включением информационным центром МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ, ДРО МВД России, Главной военной прокуратуры в статистическую отчетность сведений об объектах, отраженных в учетных документах.

К учетным документам относятся журналы учета, статистические карточки, формы статистического наблюдения, представленные в электронном виде документы и иные материальные носители, отражающие количественное значение сведений об объектах учета (пункт 2.7 Положения).

Под учтенным объектом понимается объект учета, сведения о котором включены в статистическую отчетность. Корректировка данных статистической отчетности в зависимости от результатов расследования и судебного рассмотрения уголовного дела допускается только в пределах отчетного года, являющегося законченным отчетным периодом (пункт 2.8 Положения).

Из анализа Положения следует, что оно не регулирует отношений, связанных с защитой прав и свобод человека и гражданина, а предусматривает порядок формирования статистической отчетности, ведения учетных документов и внесения в них показателей, отражающих в том числе количественное значение сведений об объектах учета в целях, как указано в преамбуле Приказа, обеспечения функционирования государственной системы учета преступлений, единообразия и полноты отражения в формах государственного статистического наблюдения сведений о состоянии преступности, а также реализации единых принципов государственной регистрации и учета преступлений.

Оспариваемое нормативное положение относится к содержанию основных понятий, применяемых в части, касающейся учета преступлений, которые определены в пунктах 2.1 - 2.13 главы I "Общие положения", и исключительно для целей порядка учета преступлений и иных объектов учета отнесено к перечисленной в пункте 2.13 Положения группе реабилитирующих оснований.

Частью второй статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой этой статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

Оспариваемый абзац пункта 2.13 Положения воспроизводит основание, предусмотренное приведенной выше нормой Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, однако содержит техническую ошибку - (опечатку) в виде указания в скобках вместо слов "ч. 2 ст. 24 УПК РФ" - "ч. 2 ст. 24 УК РФ".

Вопреки доводам Х. наличие данной технической ошибки (опечатки) в оспариваемой норме не может рассматриваться как обстоятельство, нарушающее ее права и свободы, закрепленные в Конституции Российской Федерации, так как подобная ошибка не изменяет правового содержания абзаца шестого пункта 2.13 Положения, то есть самой правовой нормы. Кроме того, Положение, включая оспариваемую норму, не регулирует, как ошибочно полагает административный истец, отношения, связанные с реабилитацией в уголовном судопроизводстве, в том числе не определяет основания возникновения права на реабилитацию, которые в действующем законодательстве установлены статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. При этом закрепленные в нормах главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации право граждан на реабилитацию и порядок его реализации также не предусматривают использование в этих целях Положения, включая его пункт 2.13.

Наличие в оспариваемой норме отмеченной технической ошибки (опечатки) в буквенной аббревиатуре, не влияющей на правильное применение самой нормы, не может служить основанием для признания ее недействующей.

Кроме того, 15 октября 2019 г. в целях устранения допущенной технической ошибки (опечатки) издан приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития Российской Федерации N 721/699/586/233/509/658 о внесении изменения в абзац шестой пункта 2.13 Положения в виде замены слов "УК РФ" словами "УПК РФ".

Оспариваемое нормативное положение не являлось правовым основанием для выдачи Х. приложенной к административному исковому заявлению справки Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Калужской области от 6 августа 2018 г. N 8/ОСК-Э-040/6776 о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, с содержанием которой она фактически выражает несогласие вследствие указания в данном документе сведений о факте ее уголовного преследования и прекращения уголовного дела.

Вместе с тем форма такой справки и порядок ее выдачи установлены Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче справок о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования, утвержденным приказом МВД России от 7 ноября 2011 г. N 1121. Оценка законности действий и решений полиции, связанных с обработкой данных о гражданах, необходимых для выполнения возложенных на нее обязанностей, и предоставлением государственной услуги по выдаче соответствующей справки, не входит в предмет административного иска по настоящему делу.

При изложенных обстоятельствах абзац шестой пункта 2.13 Положения, как соответствующий по своему юридическому содержанию нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не может рассматриваться в качестве нормативного положения, нарушающего права административного истца в упоминаемом в заявлении аспекте.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Х. об оспаривании абзаца шестого пункта 2.13 Положения о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, утвержденного приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.Г.ИВАНЕНКО

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области