ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 5 февраля 2013 г. N АКПИ12-1574

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению С. о признании частично недействующим пункта 4.29 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов 2.1.2.2564-09 "Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию, содержанию объектов организаций здравоохранения и социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, санитарно-гигиеническому и противоэпидемиологическому режиму их работы", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 23 ноября 2009 г. N 71,

установил:

постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 23 ноября 2009 г. N 71 утверждены Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы 2.1.2.2564-09 "Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию, содержанию объектов организаций здравоохранения и социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, санитарно-гигиеническому и противоэпидемиологическому режиму их работы" (далее - Санитарные правила). Постановление зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 29 декабря 2009 г., N 15884, и опубликовано в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 15 марта 2010 г., N 11.

Согласно пункту 4.29 Санитарных правил на хозяйственной территории организаций должно быть предусмотрено помещение с холодильной камерой для хранения трупов, при наличии площадей - ритуальные помещения.

С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 4.29 Санитарных правил недействующим в части, ограничивающей возможность размещения на хозяйственной территории организаций ритуальных помещений наличием площадей.

Свои требования заявитель мотивирует тем, что оспариваемое нормативное положение противоречит пункту 1 статьи 5 и пункту 1 статьи 7 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" (далее - Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ) и подпункту 9 пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" (далее - Федеральный закон от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ), ограничивает право граждан быть похороненными в соответствии с обычаями и традициями, право на проведение посмертных религиозных обрядов.

С. в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом.

Представители Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор) Т. и Министерства юстиции Российской Федерации Б., возражая против доводов заявителя, пояснили, что оспариваемая норма не противоречит действующему федеральному законодательству и каких-либо прав и свобод граждан не затрагивает.

Выслушав представителей заинтересованных лиц, проверив материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Статья 42 Конституции Российской Федерации и статья 8 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ) закрепляют право граждан на благоприятную окружающую среду и благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека.

Государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы согласно статье 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ - это нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний. На территории Российской Федерации действуют федеральные санитарные правила, утвержденные и введенные в действие федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (пункт 1 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ).

В соответствии с пунктами 3, 6 Положения об осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2005 г. N 569, федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в Российской Федерации, является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, организацию государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации осуществляет руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - главный государственный санитарный врач Российской Федерации.

Таким образом, Санитарные правила утверждены Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в соответствии с предоставленными ему полномочиями.

В силу пункта 1 статьи 12 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ граждане пожилого возраста и инвалиды, проживающие в стационарных учреждениях социального обслуживания, имеют право на обеспечение им условий проживания, отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям.

Санитарные правила устанавливают обязательные санитарно-эпидемиологические требования к размещению, устройству, оборудованию, содержанию объектов организаций здравоохранения и социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, а также санитарно-гигиеническому и противоэпидемическому режиму работы организаций здравоохранения и социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов (пункт 1.2), в том числе требования к объемно-планировочным решениям (раздел IV).

Пункт 4.29 Санитарных правил допускает возможность размещения ритуального помещения на хозяйственной территории организаций социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, при наличии площадей, что не противоречит действующему федеральному законодательству и не нарушает прав граждан.

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ граждане пожилого возраста и инвалиды, проживающие в стационарных учреждениях социального обслуживания, имеют право на свободное посещение их священнослужителем, на предоставление им помещения для отправления религиозных обрядов, создание для этого соответствующих условий, не противоречащих правилам внутреннего распорядка, с учетом интересов верующих различных конфессий (подпункты 7, 9 пункта 1).

В силу пункта 3 статьи 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозные организации вправе проводить религиозные обряды в домах-интернатах для престарелых и инвалидов по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей.

Доводы заявителя о противоречии оспариваемого положения статье 12 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ лишены правовых оснований. Данный законодательный акт имеет иной предмет регулирования, не распространяется на отношения, связанные с погребением.

Федеральным законом от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ, регулирующим отношения, связанные с погребением умерших, на территории Российской Федерации каждому человеку после смерти гарантируется погребение с учетом его волеизъявления и пожелания родственников (статья 1). Данный Федеральный закон закрепляет право на отправление обрядов при захоронении тела после смерти человека согласно его пожеланию быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими (статья 3, пункт 1 статьи 5), при этом достойное отношение к телу умершего должно выражаться в действиях, полностью соответствующих его волеизъявлению (а при отсутствии такового - согласно воле родственников), если не возникли обстоятельства, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно, либо иное не установлено законодательством Российской Федерации (пункт 2 статьи 5).

Ритуальное помещение в соответствии с ГОСТ Р 53107-2008 "Услуги бытовые. Услуги ритуальные. Термины и определения", утвержденным приказом Ростехрегулирования от 18 декабря 2008 г. N 516-ст, является специализированным помещением, входящим в состав объекта похоронного назначения, предназначенным для проведения похоронных и мемориальных обрядов (пункты 1, 2.5.6). Согласно пункту 2.10 СанПиН 2.1.2882-11 "Гигиенические требования к размещению, устройству и содержанию кладбищ, зданий и сооружений похоронного назначения", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 84, расстояние от зданий и сооружений, имеющих в своем составе помещения для хранения тел умерших, подготовки их к похоронам, проведения церемонии прощания, до жилых зданий, детских (дошкольных и школьных), спортивно-оздоровительных, культурно-просветительных учреждений и учреждений социального обеспечения должно составлять не менее 50 м; главой 5 СанПиН 2.1.2882-11 установлены санитарно-гигиенические требования к крематориям, в том числе траурному залу.

С учетом этого размещение ритуальных помещений на хозяйственной территории организаций социального обслуживания допустимо только при наличии площадей, что обусловлено санитарно-эпидемиологическими требованиями. Отсутствие ритуального помещения в организациях, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, не исключает проведение обрядовых действий по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями в других предназначенных для этого ритуальных помещениях.

Поскольку оспариваемое нормативное положение не нарушает прав и законных интересов заявителя, не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, то в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления С. о признании частично недействующим пункта 4.29 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов 2.1.2.2564-09 "Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию, содержанию объектов организаций здравоохранения и социального обслуживания, предназначенных для постоянного проживания престарелых и инвалидов, санитарно-гигиеническому и противоэпидемиологическому режиму их работы", утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 23 ноября 2009 г. N 71, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.А.ЕМЫШЕВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области