См. Документы Министерства внутренних дел Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 4 июля 2022 г. N АКПИ22-290

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С.,

при секретаре С.Г.,

с участием прокурора Слободина С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Р. о признании частично недействующим приложения N 3 "Оформление водительского удостоверения при его выдаче" к приказу Министерства внутренних дел Российской Федерации от 13 мая 2009 г. N 365 "О введении в действие водительского удостоверения",

установил:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее также - МВД России) от 13 мая 2009 г. N 365 "О введении в действие водительского удостоверения" (далее также - Приказ) утверждены описание образца водительского удостоверения (приложение N 1), реестр выдачи водительских удостоверений (приложение N 2) и порядок оформления водительского удостоверения при его выдаче (приложение N 3). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации (далее также - Минюст России) 10 июля 2009 г., регистрационный номер 14302, и опубликован в "Российской газете" 21 июля 2009 г., N 132.

Согласно приложению N 3 к Приказу оформление водительского удостоверения производится с использованием автоматизированных рабочих мест. Цветная фотография владельца выполняется в процессе оформления удостоверения цифровым способом на сером фоне и печатается в специально отведенном месте удостоверения. В специально отведенном месте удостоверения наносится штрих-код, содержание которого определяется подразделением Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД России (далее - Госавтоинспекция) на федеральном уровне.

Административный истец Р. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующим приложения N 3 к Приказу в части, предусматривающей только автоматизированную (электронную) обработку персональных данных при оформлении водительского удостоверения, как противоречащего статьям 1, 3, 9, 11, 16 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных", пункту 3 статьи 5, пункту 2 части 1 статьи 6 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", пунктам 2, 7 Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. N 687 (далее - Положение N 687), нарушающего его право на обработку персональных данных без средств автоматизации, оформление и выдачу в соответствии с таким видом обработки персональных данных документа (водительского удостоверения).

По мнению Р., автоматизированная система учета, используемая в ГИБДД МВД России, осуществляет обработку персональных данных, в том числе и биометрических (технология, построенная на анализе изображения лица), на основе национального стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 54412-2019 (ISO/IEC TR 24741:2018) "Информационные технологии. Биометрия. Общие положения и примеры применения", утвержденного приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 19 ноября 2019 г. N 1184-ст. Однако в типовой форме документа (заявления), выдаваемого в подразделениях ГИБДД МВД России для заполнения, отсутствует поле, в котором субъект персональных данных может поставить отметку о своем согласии на обработку персональных данных, осуществляемую без использования средств автоматизации, при необходимости получения письменного согласия на обработку персональных данных. Приказом предусмотрена обработка персональных данных только в автоматизированном виде.

Административный истец полагает, что Конвенция о дорожном движении (заключена в г. Вене 8 ноября 1968 г.) и законодательство Российской Федерации не возлагают обязанности на МВД России вводить в действие исключительно автоматизированную систему учета персональных данных, при этом приведенные им в административном иске федеральные законы и нормативные правовые акты закрепляют за гражданином право выбора обработки его персональных данных без средств автоматизации и выдачи ему документа в соответствии с такой обработкой.

Требование Р. мотивировано тем, что ему было отказано в удовлетворении его заявления, поданного 3 июня 2021 г. в отделение N 1 МРЭО ГИБДД УМВД России по Тульской области, о выдаче нового водительского удостоверения в связи с истекшим сроком действия предыдущего без использования средств и признаков автоматизации со ссылкой на приложение N 3 к Приказу. Как указывает административный истец, отказ в выдаче водительского удостоверения служит препятствием и лишает его работы и средств к существованию.

В письменных возражениях на административное исковое заявление МВД России и Минюст России указали, что оспариваемый нормативный правовой акт разработан и утвержден уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в установленном законом порядке, в оспариваемой части соответствует действующему законодательству и не нарушает прав и законных интересов административного истца.

В судебном заседании представитель административного истца С.В. поддержал заявленное требование, дополнив его тем, что оспариваемое положение ограничивает право Р. действовать в соответствии с религиозными убеждениями.

Представители МВД России Ф. и И. возражали против удовлетворения административного иска.

Министерство юстиции Российской Федерации в письменном отзыве заявило о рассмотрении административного искового заявления по существу без участия его представителя.

Выслушав объяснения представителя административного истца С.В., возражения представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации Ф. и И., обсудив письменный отзыв Министерства юстиции Российской Федерации, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Слободина С.А., полагавшего необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.

В соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" на полицию возложена обязанность в том числе принимать экзамены на право управления автомототранспортными средствами, трамваями, троллейбусами и выдавать водительские удостоверения.

В силу статьи 25 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" проведение экзаменов на право управления транспортными средствами, определение состава технических средств контроля, предназначенных для проведения экзаменов, требований к указанным техническим средствам и условий их применения, а также выдача водительских удостоверений осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (абзац второй пункта 2); образцы российских национальных водительских удостоверений и образцы международных водительских удостоверений утверждаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации (пункт 10).

Пунктом 24 Правил проведения экзаменов на право управления транспортными средствами и выдачи водительских удостоверений, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 24 октября 2014 г. N 1097 "О допуске к управлению транспортными средствами" (далее также - Правила N 1097), предусмотрено, что в Российской Федерации выдаются российские национальные и международные водительские удостоверения, соответствующие требованиям международных договоров Российской Федерации. Образцы российских национальных водительских удостоверений и образцы международных водительских удостоверений разрабатываются и утверждаются Министерством внутренних дел Российской Федерации.

Согласно подпункту 11 пункта 11 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 2016 г. N 699, утверждение форм документов, используемых при предоставлении государственных услуг и выполнении государственных функций в сфере внутренних дел, а также требований к этим документам относится к полномочиям МВД России.

Приказ, исходя из его преамбулы, разработан в целях обеспечения международных обязательств Российской Федерации, связанных с вступлением в силу 28 марта 2006 г. поправок к Конвенции о дорожном движении, касающихся требований к национальному водительскому удостоверению.

Таким образом, Приказ утвержден уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, порядок принятия нормативного правового акта, а также требования к его государственной регистрации и опубликованию соблюдены и не оспариваются административным истцом.

Доводы административного истца о противоречии приложения N 3 к Приказу в оспариваемой части статьям 1, 3, 9, 11, 16 Федерального закона "О персональных данных", пункту 3 статьи 5, пункту 2 части 1 статьи 6 Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", пунктам 2, 7 Положения N 687 основаны на ошибочном толковании норм права.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, государство в лице органов законодательной и исполнительной власти, действующих на основании закона, обязано устанавливать определенные требования, лишь при соблюдении которых гражданин вправе управлять транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности; это согласуется со статьей 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (определения от 8 июля 1999 г. N 118-О, от 25 сентября 2014 г. N 2158-О, от 29 марта 2016 г. N 464-О, от 27 февраля 2020 N 521-О и др.).

Федеральный закон "О безопасности дорожного движения" определяет правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, в том числе положения, касающиеся допуска лиц к управлению транспортными средствами, и условия получения права на управление транспортными средствами, задачами которого являются охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий (статья 1).

В силу пункта 5 статьи 25 названного федерального закона в Российской Федерации выдаются российские национальные и международные водительские удостоверения, соответствующие требованиям международных договоров Российской Федерации.

Конвенцией о дорожном движении установлены требования, предъявляемые к национальным и международным водительским удостоверениям. 28 сентября 2004 г. в Конвенцию о дорожном движении внесены поправки, вступившие в силу 28 марта 2006 г., которыми, в частности, изменены требования к форме и содержанию национального и международного водительских удостоверений (приложения 6, 7).

Так, в приложении 6 к Конвенции о дорожном движении закреплено, что национальным законодательством на удостоверении может предусматриваться также место для хранения информации, вводимой электронным образом (пункт 7); кроме того, к водительскому удостоверению должна прилагаться фотография владельца. Национальное законодательство определяет дополнительные сведения, которые вносятся в водительское удостоверение, а также размер и тип переплета удостоверения (примечания).

В соответствии с подпунктом "с" пункта 1 статьи 41 Конвенции о дорожном движении в национальном законодательстве должны быть предусмотрены требования для получения водительского удостоверения.

Приложением N 1 к Приказу предусмотрено, что водительское удостоверение имеет лицевую и оборотную стороны. В левой части оборотной стороны содержится поле размером 10 x 42 мм для нанесения штрих-кода, необходимого для автоматизированного учета.

Из приложения N 3 к Приказу следует, что водительское удостоверение оформляется с использованием автоматизированных рабочих мест, в котором цветная фотография владельца выполняется цифровым способом на сером фоне и печатается в специально отведенном месте удостоверения.

В приложении к Оформлению водительского удостоверения при его выдаче содержится ссылка на справочную информацию - Национальный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р ИСО/МЭК 7501-1-2013 "Карты идентификационные. Машиносчитываемые паспортно-визовые документы. Часть 1. Машиносчитываемый паспорт", утвержденный и введенный в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 22 ноября 2013 г. N 1634-ст, в частности международный стандарт ИКАО Doc 9303 "Машиносчитываемые проездные документы. Часть 1. Машиносчитываемые паспорта".

Данный стандарт предназначен для использования во всех областях применения, связанных с машиносчитываемыми паспортами. Он устанавливает форму и обеспечивает руководство по конструкции машиносчитываемых паспортов (MRP), в частности в отношении тех элементов MRP, где данные законного владельца представлены в формате, пригодном как для визуального, так и для машинного считывания.

Таким образом, использование автоматизированных рабочих мест при оформлении водительского удостоверения соответствует требованиям Конвенции о дорожном движении.

Исходя из взаимосвязанных положений частей 1, 3 и 7 статьи 17 Федерального закона "О полиции" полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, и вносить в банки данных информацию о владельцах транспортных средств и лицах, получивших водительское удостоверение. Обработка персональных данных осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации в области персональных данных.

Согласно статье 3 Федерального закона "О персональных данных", раскрывающей основные понятия, используемые в данном федеральном законе, под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных); оператором является государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными; обработка персональных данных - любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

Обработка персональных данных должна ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Не допускается обработка персональных данных, несовместимая с целями сбора персональных данных (часть 2 статьи 5 названного федерального закона).

Статья 6 Федерального закона "О персональных данных" определяет условия обработки персональных данных. Частью 1 приведенной статьи установлено, что обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных Федеральным законом "О персональных данных". В частности, обработка персональных данных допускается в случаях, когда обработка персональных данных необходима для достижения целей, предусмотренных законом, для осуществления и выполнения возложенных законодательством Российской Федерации на оператора функций, полномочий и обязанностей, а также предоставления государственной или муниципальной услуги в соответствии с Федеральным законом "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" для обеспечения предоставления такой услуги и для регистрации субъекта персональных данных на едином портале государственных и муниципальных услуг.

Одним из основных принципов предоставления государственных и муниципальных услуг является возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя, за исключением случая, если на основании федерального закона предоставление государственной или муниципальной услуги осуществляется исключительно в электронной форме (пункт 6 статьи 4, пункт 3 статьи 5, пункт 2 части 1 статьи 6 Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг").

Операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (статья 7 Федерального закона "О персональных данных").

Кроме этого, в силу прямого указания закона запрет на обработку биометрических персональных данных без согласия субъекта персональных данных имеет исключения, в частности в связи с осуществлением правосудия, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности (часть 2 статьи 11 Федерального закона "О персональных данных"), что не исключает возможность правомерной обработки биометрических персональных данных правоохранительными органами без согласия субъекта персональных данных в случаях, указанных в законе.

В системе действующего правового регулирования Приказ допускает обработку персональных данных для идентификации, аутентификации, авторизации участников информационного взаимодействия только для обеспечения предоставления государственной услуги в электронной форме при получении или замене водительского удостоверения и не противоречит требованиям действующего законодательства.

Согласно пункту 4 статьи 2, части 1 статьи 12, части 1 статьи 13 Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" предоставление государственных и муниципальных услуг осуществляется в соответствии с административным регламентом - нормативным правовым актом, устанавливающим порядок предоставления государственной или муниципальной услуги и стандарт предоставления государственной или муниципальной услуги, разработка проекта которого осуществляется органом, предоставляющим государственную услугу, или органом, предоставляющим муниципальную услугу.

В соответствии с подпунктом 28.1 пункта 28 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по проведению экзаменов на право управления транспортными средствами и выдаче водительских удостоверений, утвержденного приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 20 февраля 2021 г. N 80, для получения государственной услуги заявители представляют в том числе заявление (приложение N 1 к данному административному регламенту). Заявление может быть представлено заявителем при личном обращении в экзаменационное подразделение, направлено в электронной форме с использованием "Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)" либо подано через многофункциональный центр.

Пунктом 207 названного административного регламента предусмотрено, что оформление российского национального водительского удостоверения производится на основании Приказа.

Пункт 19 Правил N 1097 содержит аналогичную норму, предусматривающую, что заявление может быть подано в электронной форме через федеральную государственную информационную систему "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)" или региональные порталы государственных и муниципальных услуг (функций).

Прием документов о выдаче, а также выдача поступивших из подразделений Госавтоинспекции российских национальных водительских удостоверений взамен ранее выданных российских национальных водительских удостоверений и выдача международных водительских удостоверений могут осуществляться в многофункциональных центрах предоставления государственных и муниципальных услуг (пункт 2 Правил N 1097).

Приложение N 3 к Приказу в системной взаимосвязи с положениями Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" позволяет сделать вывод о том, что возможность предоставления государственной услуги автоматизированной регистрации не отменяет и не изменяет требований, предъявляемых федеральным законодателем к стандарту предоставления государственной или муниципальной услуги.

Неосновательной является ссылка административного истца на отдельные пункты Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. N 687.

Согласно пункту 1 Положения N 687 обработка персональных данных, содержащихся в информационной системе персональных данных либо извлеченных из такой системы, считается осуществленной без использования средств автоматизации (неавтоматизированной), если такие действия с персональными данными, как использование, уточнение, распространение, уничтожение персональных данных в отношении каждого из субъектов персональных данных, осуществляются при непосредственном участии человека.

Как следует из пункта 2 Положения N 687 обработка персональных данных не может быть признана осуществляемой с использованием средств автоматизации только на том основании, что персональные данные содержатся в информационной системе персональных данных либо были извлечены из нее.

Следовательно, поименованное положение не регулирует вопросы, касающиеся обработки персональных данных с применением автоматизированных средств, названные правоотношения не урегулированы данным правовым актом.

Оспоренное Р. правовое положение направлено на обеспечение и защиту прав субъектов персональных данных, на создание условий для обеспечения дополнительной цифровой защиты документов от подделок. При этом использовать штрих-код возможно только при предъявлении соответствующего водительского удостоверения, что исключает доступ к сведениям, содержащимся в штриховом коде, третьих лиц без согласия владельца водительского удостоверения.

Таким образом, нанесение штрих-кода на водительском удостоверении обеспечивает дополнительную защиту юридически значимых документов, гарантирует безопасность и соблюдение законных интересов граждан.

Федерального закона или иного нормативного правового акта большей юридической силы, которым бы противоречило оформление водительского удостоверения с использованием автоматизированных рабочих мест, предусмотренное приложением N 3 к Приказу, также не имеется.

По изложенным мотивам нельзя согласиться и с доводами административного истца о том, что оспариваемое нормативное положение, вопреки требованиям федерального закона, нарушает его права и законные интересы в упоминаемом им аспекте и ограничивает право действовать в соответствии с религиозными убеждениями.

При изложенных обстоятельствах приложение N 3 к Приказу в оспариваемой части соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и законных интересов административного истца в упоминаемых им аспектах, что согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела влечет принятие судом решения об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Руководствуясь статьями 175 - 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Р. о признании частично недействующим приложения N 3 "Оформление водительского удостоверения при его выдаче" к приказу Министерства внутренних дел Российской Федерации от 13 мая 2009 г. N 365 "О введении в действие водительского удостоверения" отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.С.КИРИЛЛОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области