ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ
от 3 октября 2000 г. N ГКПИ 2000-1080

Именем Российской Федерации

Верховный Суд РФ в составе:

    председательствующего -
    судьи Верховного Суда РФ                        Редченко Ю.Д.,
    при секретаре                                    Жуковой И.В.,
    с участием прокурора                            Масаловой Л.Ф.
    и адвоката                                     Леонтьева В.М.,

рассмотрев в открытом заседании гражданское дело по жалобе Суркова Сергея Эрнестовича о признании недействительным абз. 3 пункта 28 "Положения об осуществлении сотрудниками Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству надзора за деятельностью арбитражных управляющих", утвержденного распоряжением ФСФО России от 27 августа 1999 г. N 23-р,

установил:

Сурков С.Э. обратился в Верховный Суд РФ с вышеуказанным требованием, сославшись на то, что оспариваемый им абзац 3 п. 28 Положения не соответствует требованиям ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" и фактически расширяет, по сравнению с Законом, перечень оснований для приостановления действия лицензии, чем неправомерно нарушаются права лицензиатов, в том числе и его как обладателя лицензии.

В судебном заседании представитель заявителя - адвокат Леонтьев В.М. жалобу Суркова С.Э. поддержал.

Представители Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО России) Дворницин Ю.А., Жаданов И.Л. и Левочкин Р.Н. с жалобой Суркова С.Э. не согласились и просили об оставлении ее без удовлетворения, сославшись при этом на то, что оспариваемый пункт Положения полностью соответствует действующему по этому вопросу законодательству РФ и прав заявителя, по сравнению с законом, не ограничивает.

Выслушав объяснения представителя заявителя адвоката Леонтьева В.М., представителей ФСФО России Дворницина Ю.А., Жаданова И.Л. и Левочкина Р.Н., исследовав материалы и дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Масаловой Л.Ф., полагавшей в удовлетворении жалобы отказать, Верховный Суд Российской Федерации находит ее не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" лицензирующие органы могут приостанавливать действие лицензии в случае выявления лицензирующими органами, государственными надзорными и контрольными органами, иными органами государственной власти, в пределах компетенции указанных органов, нарушений лицензиатом лицензионных требований и условий, которые могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, а также обороне страны и безопасности государства.

Согласно пункту 3 ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" арбитражный управляющий при осуществлении своих прав и обязанностей обязан действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов.

Из содержания пп. "г" пункта 28 "Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544, также следует, что лицензирующий орган вправе приостановить действие лицензии в случае невыполнения лицензионных условий.

Как установлено судом, в целях обеспечения надзора с соблюдением лицами, имеющими лицензии арбитражных управляющих, требований и условий осуществления деятельности в качестве арбитражных управляющих при проведении процедур банкротства, а также повышения качества арбитражного управления и во исполнение Постановления Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544 Федеральной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству распоряжением от 27 августа 1999 г. N 23-р утверждено "Положение об осуществлении сотрудниками федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству надзора за деятельностью арбитражных управляющих" (далее Положение).

Абзацем 3 пункта 28 данного Положения предусмотрено, что решение о приостановлении действия лицензии арбитражного управляющего может быть принято в случае систематических недобросовестных, некомпетентных или неэффективных действий арбитражного управляющего, приводящих к ущемлению прав и законных интересов должника и его кредиторов, а также государственных интересов.

По утверждению представителей ФСФО России, оспариваемый заявителем указанный выше пункт Положения каких-либо новых, не предусмотренных законом, оснований для приостановления действия лицензии, о чем утверждает заявитель, не содержит и полностью соответствует букве и смыслу ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и п. 28 "Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих".

Данное Положение принято ФСФО России в пределах своей компетенции (п. 2 ст. 25 Закона о банкротстве; п. 20 Положения о ФСФО России) и прав заявителя не ущемляет.

Эти утверждения представителей заинтересованного лица материалами дела не опровергнуты.

Не представлено каких-либо убедительных данных в их опровержение в судебном заседании и представителем заявителя Леонтьевым В.М.

Кроме того, анализ содержания оспариваемого пункта Положения и приведенных выше норм Федеральных законов также свидетельствует о его соответствии указанным нормам.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что каких-либо правовых оснований для признания оспариваемого абзаца п. 28 Положения недействительным не имеется.

Довод заявителя и его представителя о том, что абзацем 3 п. 28 Положения фактически расширен, по сравнению с законом, перечень оснований для приостановления действия лицензии, чего ФСФО России не вправе было делать, не может быть принят во внимание, поскольку он ничем не подтвержден и фактически основан лишь на неправильном понимании ими положений закона.

Действуя, как это указано в оспариваемом абзаце 3 п. 28 Положения, "систематически недобросовестно, некомпетентно или неэффективно", лицензиат тем самым нарушает требования п. 3 ст. 20 Закона о банкротстве, что в соответствии с п. 1 ст. 9 Закона о лицензировании и пп. "б" пункта 27 Положения о лицензировании является нарушением лицензионных требований и условий.

В свою очередь, нарушение лицензионных требований и условий в силу п. 1 ст. 13 Закона о лицензировании является основанием для приостановления действия лицензии, что и нашло отражение в оспариваемом пункте Положения.

Использование в оспариваемом пункте Положения терминов, отличающихся от терминов, содержащихся в указанных выше нормах Закона, также не может свидетельствовать о расширении данным пунктом перечня оснований для приостановления действия лицензии, так как использованные в Положении и указанных Законах термины по своему смыслу и направленности, по мнению суда, являются идентичными.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 191 - 197 и 239.7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

жалобу Суркова Сергея Эрнестовича о признании недействительным абзаца 3 пункта 28 "Положения об осуществлении сотрудниками Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству надзора за деятельностью арбитражных управляющих", утвержденного распоряжением ФСФО России от 27 августа 1999 г. N 23-р, оставить без удовлетворения.

Настоящее решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда РФ в течение 10 дней со дня его вынесения в окончательной форме.

Председательствующий -
Судья Верховного Суда
Российской Федерации
Ю.Д.РЕДЧЕНКО

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области