ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 23 июня 2021 г. N АКПИ21-391

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

судей Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М., Николаевой О.В.,

при секретаре Б.,

с участием прокурора Власовой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Г. о признании недействующими второго предложения абзаца третьего, абзаца четвертого пункта 2 приложения N 4 к особенностям возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам вследствие нарушения лесного законодательства, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2018 г. N 1730,

установил:

в приложении N 4 к особенностям возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам вследствие нарушения лесного законодательства (далее - Приложение N 4), утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2018 г. N 1730, приведена методика определения размера возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам вследствие нарушения лесного законодательства (далее также - Методика).

В соответствии со вторым предложением абзаца третьего пункта 2 Приложения N 4 в случае отсутствия ствола дерева для определения объема производится измерение диаметра пня в месте спила, которое принимается за диаметр ствола на высоте 1,3 метра.

Согласно абзацу четвертому пункта 2 Приложения N 4 объем уничтоженных, поврежденных или срубленных деревьев, кустарников и лиан определяется по сортиментным таблицам, применяемым в субъекте Российской Федерации, по первому разряду высот в коре. В случае отсутствия в сортиментных таблицах данных по первому разряду высот в коре при определении указанного объема используются сортиментные таблицы, применяемые в субъекте Российской Федерации по наивысшему в указанных таблицах разряду высот в коре.

Гражданин Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими второго предложения абзаца третьего, абзаца четвертого пункта 2 Приложения N 4, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта не соответствуют уголовному законодательству, создают угрозу нарушения его прав на справедливое наказание за уничтожение, повреждение или рубку деревьев, объективное вменение уголовной ответственности по статье 260 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как указывает административный истец, ГКУ Пермского края "Управление лесами Пермского края" Косинское лесничество 9 декабря 2020 г. составлен акт о лесонарушении, в котором применен метод определения объема деревьев на основании оспариваемых положений нормативного правового акта, а именно диаметр пня в месте спила принят как диаметр на высоте 1,3 метра дерева и объем определен по первому разряду высот в коре по сортиментным таблицам для равнинных лесов Урала, утвержденным приказом Рослесхоза от 25 мая 2000 г. N 83. Сумма ущерба составила - 2 106 906 руб. После уточнения расчета суммы ущерба Г. выслано претензионное письмо от 26 января 2021 г. N 30 о добровольном возмещении ущерба в размере 1 397 851 руб. Считает правомерным разъяснение Рослесхоза от 3 июля 2019 г., данное в рамках рассмотрения уголовного дела Еравнинским районным судом Республики Бурятия N 1-97/2019, согласно которому размеры пня определяют возможность вычисления объема ствола, при этом в целях перевода диаметра пня в диаметр ствола на высоте 1,3 метра требуется воспользоваться таблицей 22 справочника Общесоюзных нормативов таксации лесов, утвержденных приказом Госкомлеса СССР от 28 февраля 1989 г. N 38, либо иными специальными таблицами.

Административный истец полагает, что согласно Методике гражданин, совершивший незаконную рубку деревьев, будет привлечен к ответственности за объем рубки, которую не совершал, вследствие чего возможно изменение категории преступления с менее тяжкой на более тяжкую (статья 15 Уголовного кодекса Российской Федерации), таким образом, будут нарушены принципы вины и справедливости, предусмотренные статьями 5, 6 Уголовного кодекса Российской Федерации. Кроме того, работникам лесничества предоставлено право производить определение объема незаконной рубки на площади более 1 га с использованием материалов лесоустройства либо производить ленточный перечет, что создает коррупциогенные условия.

Административный истец Г. и его представитель адвокат Мелехина Т.А. о месте и времени судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в судебное заседание не явились, просили рассмотреть дело в их отсутствие.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации (поручение от 14 мая 2021 г. N ДГ-П11-5997).

Представители Правительства Российской Федерации П., М. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемые положения нормативного правового акта изданы в пределах полномочий Правительства Российской Федерации, соответствуют действующему законодательству и не нарушают права административного истца.

Выслушав сообщение судьи-докладчика Романенкова Н.С., объяснения представителей административного ответчика Правительства Российской Федерации П., М., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что административный иск не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов, распоряжений и поручений Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, а также обеспечивает их исполнение. Акты Правительства Российской Федерации, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации (статья 5 Федерального конституционного закона от 6 ноября 2020 г. N 4-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации").

Аналогичные полномочия Правительства Российской Федерации содержались в статье 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", действовавшего на момент издания оспариваемого нормативного правового акта.

Согласно части 3 статьи 2 Лесного кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает нормативные правовые акты, регулирующие лесные отношения в пределах полномочий, определенных названным Кодексом, другими федеральными законами, а также указами Президента Российской Федерации. В силу части 4 статьи 100 данного Кодекса особенности возмещения вреда, включая таксы и методики определения размера возмещения такого вреда, утверждаются Правительством Российской Федерации.

Во исполнение требований федерального законодателя постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2018 г. N 1730 утверждены особенности возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам вследствие нарушения лесного законодательства (действуют в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2020 г. N 2164).

Нормативный правовой акт размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru) 31 декабря 2018 г., опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации 7 января 2019 г., N 1.

Лесной фонд - ввиду его жизненно важной многофункциональной роли и значимости для общества в целом, необходимости обеспечения устойчивого развития (сбалансированного развития экономики и улучшения состояния окружающей природной среды в условиях возрастания глобального экологического значения лесов России и выполнения ею соответствующих международных обязательств), а также рационального использования этого природного ресурса в интересах Российской Федерации и ее субъектов - представляет собой публичное достояние многонационального народа России и как таковой является федеральной собственностью особого рода и имеет специальный правовой режим (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 января 1998 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации").

Определяя правовые основы государственной политики в области охраны окружающей среды, Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" в статье 3 к основным принципам охраны окружающей среды относит платность природопользования, возмещение вреда окружающей среде.

В соответствии с Методикой (Приложение N 4) определяется размер вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства, и представляющего собой ущерб и упущенную выгоду.

Согласно второму предложению абзаца третьего пункта 2 Методики в случае отсутствия ствола дерева для определения объема срубленного ствола дерева производится измерение диаметра пня в месте спила, которое принимается за диаметр ствола на высоте 1,3 метра. Абзац четвертый пункта 2 Методики предусматривает определение срубленных деревьев по сортиментным таблицам, применяемым в субъекте Российской Федерации, по первому разряду высот в коре, а в случае отсутствия в сортиментных таблицах данных по первому разряду высот в коре - использование сортиментных таблиц, применяемых в субъекте Российской Федерации по наивысшему в указанных таблицах разряду высот в коре.

Устанавливая ответственность за правонарушения в области лесных отношений, часть 4 статьи 100 Лесного кодекса Российской Федерации относит утверждение особенностей возмещения вреда, включая таксы и методики определения размера возмещения такого вреда, к полномочиям Правительства Российской Федерации, которое осуществило нормативное правовое регулирование порядка определения размера возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам, что соответствует лесному законодательству, законодательству в области охраны окружающей среды, уголовному законодательству и не может рассматриваться как нарушающее права и законные интересы административного истца на назначение справедливого наказания за содеянное правонарушение.

Доводы административного истца о том, что предусмотренный оспариваемым нормативным правовым актом механизм определения объема уничтоженного, поврежденного или срубленного ствола дерева не соответствует уголовно-правовому принципу справедливости, поскольку противоречит характеру и степени общественной опасности фактически содеянного, не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Статья 260 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за незаконную рубку, а равно повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений или не отнесенных к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан, если эти деяния совершены в значительном размере. Согласно примечанию к названной статье значительным размером в данной статье признается ущерб, причиненный лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, исчисленный по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам и методике, превышающий пять тысяч рублей, крупным размером - пятьдесят тысяч рублей, особо крупным размером - сто пятьдесят тысяч рублей.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" разъяснено, что вопрос о наличии в действиях виновных лиц признаков совершения незаконной рубки насаждений в значительном, крупном или особо крупном размере решается в соответствии с примечанием к статье 260 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как незаконная рубка насаждений в значительном размере должно квалифицироваться совершение нескольких незаконных рубок, общий ущерб от которых превышает пять тысяч рублей, в крупном размере - пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере - сто пятьдесят тысяч рублей, при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить незаконную рубку в значительном, крупном или в особо крупном размере (пункт 15).

Как отмечено в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. N 1743-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Ува-молоко" на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 69 Водного кодекса Российской Федерации и пунктом 3 статьи 77, пунктом 1 статьи 78 Федерального закона "Об охране окружающей среды", окружающая среда, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба. Учитывая данное обстоятельство, федеральный законодатель определил, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (пункт 3 статьи 77 Федерального закона "Об охране окружающей среды").

Преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются Уголовным кодексом Российской Федерации. Предусмотренная статьей 260 данного Кодекса ответственность за незаконную рубку лесных насаждений позволяет гражданам осознавать сущность установленного уголовно-правового запрета и предвидеть наступление ответственности за его нарушение, притом что в силу принципа вины лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (статья 5 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Довод административного истца об угрозе нарушения его прав на справедливое наказание в результате применения методик и такс для определения размера вреда, причиненного лесам, по сути, свидетельствует о несогласии административного истца с положениями примечания к статье 260 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ссылки административного истца на разъяснение Рослесхоза от 3 июля 2019 г., данное в рамках рассмотрения конкретного уголовного дела, не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку согласно части 8 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд проверяет оспариваемый нормативный правовой акт или его часть на предмет соответствия нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Оспариваемые положения нормативного правового акта не запрещают учитывать нормативно-справочный материал для таксации лесного и лесосечного фонда, утвержденный приказом Госкомлеса СССР от 28 февраля 1989 г. N 38 "Общесоюзные нормативы для таксации лесов. Справочник", содержащий сортиментные и товарные таблицы, иные нормативно-справочные материалы по таксации лесов отдельных регионов Российской Федерации.

Нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, который бы по-иному определял объем уничтоженного, поврежденного или срубленного ствола дерева вследствие нарушения лесного законодательства, повлекшего за собой ущерб и упущенную выгоду, не имеется.

В силу пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 215 КАС РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Г. о признании недействующими второго предложения абзаца третьего, абзаца четвертого пункта 2 приложения N 4 к особенностям возмещения вреда, причиненного лесам и находящимся в них природным объектам вследствие нарушения лесного законодательства, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2018 г. N 1730, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий
судья Верховного Суда
Российской Федерации
Н.С.РОМАНЕНКОВ

Судьи Верховного Суда
Российской Федерации
А.М.НАЗАРОВА
О.В.НИКОЛАЕВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области