См. Документы Министерства здравоохранения Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 9 марта 2022 г. N АКПИ21-1091

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

судей Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С., Назаровой А.М.,

при секретаре Б.,

с участием прокурора Засеевой Э.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению М. о признании не действующими пункта 2.7 (в части) Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, пунктов 2, 3, 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475; пункта 15 Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 г. N 933н; пункта 10 (в части) Правил проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании, являющихся приложением N 3 к данному Порядку,

установил:

согласно абзацам первому и второму пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее также - Правила дорожного движения), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с пунктом 2 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475 (далее - Правила освидетельствования), освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения, а также водитель, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В силу пункта 3 Правил освидетельствования достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица; д) поведение, не соответствующее обстановке.

Пунктом 10 Правил освидетельствования установлено, что направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: а) при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; б) при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; в) при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Пунктом 15 Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 г. N 933н (далее также - Порядок), предусмотрено, что медицинское заключение "установлено состояние опьянения" выносится в случае освидетельствования лиц, указанных в подпункте 1 пункта 5 Порядка, при положительном результате повторного исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя или наличии абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови, либо при обнаружении по результатам химико-токсикологических исследований в пробе биологического объекта одного или нескольких наркотических средств и (или) психотропных веществ.

Исходя из положений абзаца первого пункта 10 Правил проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании, являющихся приложением N 3 к Порядку (далее также - Правила), по окончании первого этапа химико-токсикологического исследования в случае отсутствия в пробе биологического объекта (моче) наркотических средств, психотропных веществ, лекарственных препаратов для медицинского применения, вызывающих нарушение физических и психических функций, которые могут повлечь неблагоприятные последствия при деятельности, связанной с источником повышенной опасности, метаболитов и аналогов указанных средств, веществ и препаратов выносится заключение об отсутствии в исследованной пробе биологического объекта (моче) вызывающих опьянение средств (веществ), второй этап химико-токсикологического исследования не проводится.

Гражданин М. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании не действующими пункта 2.7 (в части) Правил дорожного движения, пунктов 2, 3, 10 Правил освидетельствования, пункта 15 Порядка, пункта 10 (в части) Правил, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативных правовых актов в смысле, который придает им сложившаяся правоприменительная практика, не соответствуют части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее также - КоАП РФ), порождают правовую неопределенность; неясность и двусмысленность изложения указанных норм делают невозможным их неукоснительное применение водителями соответствующих транспортных средств, а также допускают возможность неограниченного субъективного усмотрения в процессе правоприменения, что создает условия для необоснованного привлечения к ответственности.

Как указывает административный истец, постановлением мирового судьи судебного участка N 3 г. Коркино Челябинской области от 20 августа 2020 г. он признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа 30 000 (тридцать тысяч) рублей и лишения права управления транспортными средствами сроком 1 (один) год 7 (семь) месяцев. Решением Коркинского городского суда Челябинской области от 16 октября 2020 г. указанное постановление оставлено без изменения. Как следует из содержания материалов дела об административном правонарушении, достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, не установлено, так как признаков опьянения у М. не имелось и не выявлено, что подтверждается протоколом об отстранении от управления транспортным средством и актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. В дальнейшем отсутствие клинических признаков опьянения было подтверждено и актом медицинского освидетельствования.

По мнению административного истца, оспариваемые положения порождают правовую неопределенность, в частности, положения пункта 2.7 Правил дорожного движения не содержат каких-либо четких критериев и сроков (час, день, месяц, год) ограничения по управлению транспортным средством под воздействием лекарственных средств, содержащих фенобарбитал, таких как андипал, валокордин, корвалол, валосердин, инструкции которых не содержат каких-либо указаний о сроках выведения запрещенных веществ из организма, входящих в состав данных лекарств. Пункты 2, 3, 10 Правил освидетельствования с учетом сложившейся правоприменительной практики в нарушение положений части 1.1 статьи 27.12 КоАП РФ позволяют направлять водителей на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, не при несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, не при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и ни при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, а по иным основаниям, в том числе в связи с возбуждением дела по статье 12.24 КоАП РФ, а также согласием водителя пройти медицинское освидетельствование в отсутствие поименованных выше причин. При этом частью 1.1 статьи 27.12 КоАП РФ установлен закрытый перечень оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, определение о возбуждении дела по статье 12.24 КоАП РФ к таковым не относится. А пункт 10 Правил позволяет проводить второй этап химико-токсикологического исследования не для подтверждения положительного результата исследования пробы биологического объекта, полученного на первом этапе, а произвольно вне зависимости от проведения первого этапа химико-токсикологического исследования.

Административный истец М. и его представитель В. о месте и времени судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в судебное заседание не явились.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству внутренних дел Российской Федерации (поручение от 11 января 2022 г. N ДГ-П50-95).

Представители Правительства Российской Федерации С.Ю., Н. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемые положения нормативных правовых актов изданы в пределах полномочий Правительства Российской Федерации, соответствуют действующему законодательству и не нарушают права административного истца.

Представитель административного ответчика Министерства здравоохранения Российской Федерации Ш. возражал против удовлетворения заявленных требований и пояснил суду, что оспариваемые положения нормативного правового акта Министерства здравоохранения Российской Федерации не противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не нарушают права и законные интересы административного истца.

Представитель заинтересованного лица Министерства юстиции Российской Федерации С.Н. пояснила суду, что оспариваемый нормативный правовой акт Министерства здравоохранения Российской Федерации издан в форме, в которой федеральные органы исполнительной власти вправе принимать нормативные правовые акты, введен в действие с соблюдением установленных правил государственной регистрации.

Выслушав сообщение судьи-докладчика Романенкова Н.С., объяснения представителей административного ответчика Правительства Российской Федерации С.Ю., Н., административного ответчика Министерства здравоохранения Российской Федерации Ш., заинтересованного лица Министерства юстиции Российской Федерации С.Н., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей, что административный иск не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов, распоряжений и поручений Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, а также обеспечивает их исполнение. Акты Правительства Российской Федерации, имеющие нормативный характер, издаются в форме постановлений Правительства Российской Федерации (статья 5 Федерального конституционного закона от 6 ноября 2020 г. N 4-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации"). Аналогичные полномочия Правительства Российской Федерации содержались в статье 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации".

Формирование и проведение на территории Российской Федерации единой государственной политики в области обеспечения безопасности дорожного движения, установление правовых основ обеспечения безопасности дорожного движения и единой системы технических регламентов, правил, документов по стандартизации, принимаемых в соответствии с законодательством Российской Федерации о стандартизации, технических норм и других нормативных документов по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения, согласно статье 6 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", находятся в ведении Российской Федерации.

Единый порядок дорожного движения на территории Российской Федерации в соответствии с частью 2 статьи 9 Федерального закона от 29 декабря 2017 г. N 443-ФЗ "Об организации дорожного движения в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" устанавливается правилами дорожного движения, утверждаемыми Правительством Российской Федерации.

Следовательно, Правила дорожного движения Российской Федерации, утвержденные постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, изданы в пределах полномочий Правительства Российской Федерации.

Нормативный правовой акт опубликован в Собрании актов Президента и Правительства Российской Федерации 22 ноября 1993 г., N 47, "Российских вестях" 23 ноября 1993 г., действует в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2020 г. N 2441.

Определяя общие обязанности водителей, абзац второй пункта 2.7 Правил дорожного движения запрещает водителю управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения, что соответствует законодательству о безопасности дорожного движения, в области организации дорожного движения, законодательству об административных правонарушениях.

Устанавливая правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, Федеральный закон "О безопасности дорожного движения" в пункте 4 статьи 24 предусматривает, что участники дорожного движения обязаны выполнять требования данного Федерального закона и издаваемых в соответствии с ним нормативно-правовых актов в части обеспечения безопасности дорожного движения. Названный Федеральный закон в пункте 2.1 статьи 19 запрещает эксплуатацию транспортных средств лицами, находящимися в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в примечании к статье 12.8 запрещает водителю употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ.

Согласно части 6 статьи 27.12 данного Кодекса освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Оспариваемые положения пункта 2.7 Правил дорожного движения направлены на обеспечение безопасности дорожного движения путем исключения управления транспортными средствами водителями, находящимися в состоянии опьянения от наркотических, психотропных или иных вызывающих опьянение веществ, являются ясными и определенными.

Доводы административного истца о том, что оспариваемые положения пункта 2.7 Правил дорожного движения в отсутствие регламентации критериев и сроков ограничения по управлению транспортным средством под воздействием лекарственных средств, а также указания на какой-либо уровень порогового значения содержания запрещенных веществ в биологических средах водителя характеризуются правовой неопределенностью, делают невозможным их соблюдение водителями транспортных средств и допускают в процессе правоприменения возможность неограниченного субъективного усмотрения при решении вопроса о привлечении к административной ответственности, являются несостоятельными, поскольку не основаны на нормах материального права.

Во исполнение требований федерального законодателя постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475 утверждены Правила освидетельствования (действуют в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 10 сентября 2016 г. N 904).

Нормативный правовой акт опубликован в "Российской газете" 2 июля 2008 г., в Собрании законодательства Российской Федерации 7 июля 2008 г., N 27.

Правила устанавливают порядок освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования на состояние опьянения и оформления его результатов лица, которое управляет транспортным средством соответствующего вида (пункт 1).

Пункт 2 Правил освидетельствования соответствует части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей, что лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, либо лицо, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 данного Кодекса, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения.

Наличие одного или нескольких признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке, - приведенных в пункте 3 Правил освидетельствования, является достаточным основанием полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения.

Нормативного правового акта большей юридической силы, который бы по-иному определял признаки, свидетельствующие о наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, не имеется.

Пункт 10 Правил освидетельствования соответствует второму предложению части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей, что при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Коррупциогенными факторами, согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов", являются положения нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов), устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции.

Оспариваемые положения Правил дорожного движения, Правила освидетельствования соответствуют действующему законодательству и не содержат коррупциогенных факторов.

Регулируя отношения в сфере охраны здоровья, Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" в части 4 статьи 65 предусматривает, что медицинское освидетельствование проводится в медицинских организациях в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

К полномочиям федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, данный Федеральный закон относит, в частности, утверждение порядка медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), включающего определение клинических признаков опьянения и правила проведения химико-токсикологических исследований (пункт 18 части 2 статьи 14).

В силу пункта 1, подпункта 5.2.73 пункта 5 Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 608, Министерство здравоохранения Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, самостоятельно принимает порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), включающего определение клинических признаков опьянения и правила химико-токсикологических исследований, а также критерии, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

Согласно статье 65 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинское освидетельствование лица представляет собой совокупность методов медицинского осмотра и медицинских исследований, направленных на подтверждение такого состояния здоровья человека, которое влечет за собой наступление юридически значимых последствий. Одним из видов медицинского освидетельствования является освидетельствование на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического) (части 1 и 2).

Во исполнение предоставленных полномочий Министерство здравоохранения Российской Федерации приказом от 18 декабря 2015 г. N 933н утвердило Порядок, действующий в редакции приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 25 марта 2019 г. N 159н, приложением N 3 к которому являются Правила, определяющие порядок проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании.

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 11 марта 2016 г., регистрационный номер 41390, размещен на "Официальном интернет-портале правовой информации" (http://www.pravo.gov.ru) 15 марта 2016 г., опубликован в "Российской газете" 23 марта 2016 г.

Порядок регулирует вопросы проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Порядок оформления результатов медицинского освидетельствования в пункте 15 предусматривает случаи вынесения медицинского заключения об установлении состояния опьянения, что соответствует примечанию к статье 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому административная ответственность, предусмотренная данной статьей и частью 3 статьи 12.27 Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови, либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Из содержания данной нормы следует, что административная ответственность за употребление веществ, вызывающих наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ наступает в случае наличия таких веществ в организме человека независимо от концентрации и целей их приема.

В силу пункта 6 части 1 статьи 27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях медицинское освидетельствование на состояние опьянения является мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Определяя порядок проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании, Правила в абзаце первом пункта 10 предусматривают вынесение по окончании первого этапа химико-токсикологического исследования в случае отсутствия в пробе биологического объекта (моче) наркотических средств, психотропных веществ, лекарственных препаратов для медицинского применения заключения об отсутствии в исследованной пробе биологического объекта (моче) вызывающих опьянение средств (веществ), второй этап химико-токсикологического исследования в этом случае не проводится.

Абзац второй пункта 10 Правил предусматривает проведение второго этапа химико-токсикологического исследования в случае наличия в пробе биологического объекта (моче) наркотических средств, психотропных веществ, лекарственных препаратов для медицинского применения.

Данный порядок проведения химико-токсикологического исследования при медицинском освидетельствовании установлен в пределах полномочий Министерства здравоохранения Российской Федерации в соответствии с законодательством в сфере охраны здоровья, законодательством об административных правонарушениях, законодательством о безопасности дорожного движения.

Приведенные административным истцом доводы в обоснование заявленных требований, по сути, сводятся к несогласию с принятыми судебными постановлениями о привлечении М. к административной ответственности по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, что не может служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку проверка законности и обоснованности судебных постановлений осуществляется в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях.

В силу пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления М. о признании не действующими пункта 2.7 (в части) Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090; пунктов 2, 3, 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475; пункта 15 Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 г. N 933н; пункта 10 (в части) Правил проведения химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании, являющихся приложением N 3 к данному Порядку, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий
судья Верховного Суда
Российской Федерации
Н.С.РОМАНЕНКОВ

Судьи Верховного Суда
Российской Федерации
В.С.КИРИЛЛОВ
А.М.НАЗАРОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области