ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 31 июля 2012 г. N АПЛ12-404

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Назаровой А.М.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ч. об оспаривании пунктов 1.2, 2.1.1, 2.3.2, 4.3, 11.4, 14.1, 17.2, 17.3 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090,

по апелляционной жалобе Ч. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2012 г., которым заявление Ч. оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителей Правительства Российской Федерации М.Д. и М.Г., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Правила дорожного движения Российской Федерации (далее - Правила) утверждены постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, действуют в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 28 марта 2012 г. N 254.

Ч. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об оспаривании пунктов 1.2, 2.1.1, 2.3.2, 4.3, 11.4, 14.1, 17.2, 17.3 Правил, ссылаясь на их противоречие нормам Конвенции о дорожном движении, пункту 1 статьи 6, пункту 4 статьи 22 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", а также на неопределенность формулировок указанных выше пунктов Правил.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2012 г. Ч. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Ч. просит данное решение суда отменить, считая его принятым с нарушением норм материального права. Полагает, что заявленные им требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со статьями 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Проведя правовой анализ соответствия действующему законодательству, регулирующему рассматриваемые правоотношения, оспоренных положений Правил, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о несостоятельности заявленных требований по основаниям, подробно изложенным в решении суда.

При этом суд обоснованно исходил из того, что доводы Ч. о незаконности указанных положений Правил надуманы, сводятся к иному (ошибочному) толкованию норм права, регулирующих рассматриваемые правоотношения. Кроме того, из содержания заявления Ч. не следует, что эти правовые нормы фактически к нему применялись или существует непосредственная угроза их применения, что могло бы свидетельствовать о возможном нарушении прав и свобод заявителя.

Так, оспаривая пункт 2.1.1 Правил, предусматривающий перечень документов, которые водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им, для проверки, Ч. сослался на то, что данная норма обязывает водителя самоходной машины категории "A" иметь при себе и передавать сотрудникам полиции для проверки водительское удостоверение. Данный довод надуман, поскольку пункт 2.1.1 Правил такого положения не содержит. Кроме того, в соответствии с пунктами 2 - 4 Правил допуска к управлению самоходными машинами и выдачи удостоверений тракториста-машиниста (тракториста), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июля 1999 г. N 796, к самоходным машинам категории "A" относятся автомототранспортные средства, не предназначенные для движения по автомобильным дорогам общего пользования (внедорожные мотосредства). Таким образом, Правила не устанавливают перечень документов, которые граждане обязаны иметь при управлении самоходной машиной категории "A".

Ссылка заявителя на противоречие пункта 2.1.1 Правил Федеральному закону от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" также несостоятельна.

Пункт 2 статьи 4 данного Федерального закона обязывает владельца транспортного средства застраховать свою гражданскую ответственность до регистрации транспортного средства, но не позднее чем через десять дней после возникновения права владения им.

Положение пункта 2.1.1 Правил устанавливает требование для водителя иметь при себе страховой полис в случаях, когда обязанность по страхованию своей гражданской ответственности установлена федеральным законом, в связи с чем данная норма подлежит применению в порядке и при условиях (как это следует из ее буквального содержания), предусмотренных законодательством, регулирующим рассматриваемые правоотношения, в том числе и с учетом вышеприведенного положения федерального закона.

Суд первой инстанции проверил доводы Ч., изложенные в апелляционной жалобе, об отсутствии обязанности для водителя проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и пришел к правильному выводу о их надуманности.

Так, пункт 2.3.2 Правил возлагает на водителя транспортного средства обязанность по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Названной обязанности корреспондирует право уполномоченных должностных лиц применять к лицу, управляющему транспортным средством, таких мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных частью 1 статьи 27.12 КоАП РФ, как освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Отказ лица от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения влечет обязательное направление его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, что прямо предусмотрено указанной нормой КоАП РФ.

Частью 2 статьи 27.12 КоАП РФ установлено, что освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида. При этом согласно части 3 статьи 30 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и должностными лицами.

Иные доводы апелляционной жалобы по существу повторяют доводы первоначального заявления, были исследованы судом первой инстанции, получили соответствующую оценку в решении суда.

Выводы суда основаны на нормах материального права, проанализированных в решении, предусмотренных законом оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2012 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ч. - без удовлетворения.

Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
Г.В.МАНОХИНА
А.М.НАЗАРОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области