См. Документы Министерства здравоохранения Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 сентября 2012 г. N АПЛ12-521

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Назаровой А.М.,

при секретаре Д.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Р. о признании недействующим абзаца шестого пункта 4 Инструкции по заполнению формы N 148-1/у-04 (л) "Рецепт" и формы N 148-1/у-06 (л) "Рецепт", утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 февраля 2007 г. N 110 (далее - Инструкция),

по апелляционной жалобе Р. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2012 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения Р., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя Министерства здравоохранения Российской Федерации Е., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора Степановой Л.Е., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

В соответствии со статьей 6.2 Федерального закона "О государственной социальной помощи" от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ приказом Минздравсоцразвития России от 12 февраля 2007 г. N 110 утверждена Инструкция.

Нормативный правовой акт зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 27 апреля 2007 г. (регистрационный номер 9364) и 15 мая 2007 г. опубликован в "Российской газете".

Согласно абзацу шестому пункта 4 Инструкции при заполнении рецептурного бланка в графе "Rp:" указываются на латинском языке наименование лекарственного препарата (международное непатентованное или химическое либо торговое), зарегистрированного в Российской Федерации, его дозировка и количество.

Гражданин Р. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим абзаца шестого пункта 4 Инструкции. В обоснование заявленного требования указал, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат пунктам 2, 16 статьи 4 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств". Международное непатентованное или химическое название лекарства является наименованием фармацевтической субстанции для производства готовой формы препаратов и не может быть использовано при заполнении рецептурного бланка на готовый лекарственный препарат. Выписка рецептов на лекарственные препараты должна производиться только по их торговому, коммерческому названию.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2012 г. в удовлетворении данного заявления отказано.

В апелляционной жалобе Р. просит указанное решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований. Полагает, что судом первой инстанции не были мотивированно опровергнуты доводы заявителя. Как указывает Р., выписка рецептов по химическому составу лекарственного средства нарушает его права как пациента на получение рекомендованных ему врачом конкретных лекарственных препаратов, поскольку позволяет предлагать ему аналоги этих препаратов, выпускаемые другими фирмами-производителями.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" предусматривает, что медицинские работники обязаны назначать лекарственные препараты и выписывать их на рецептурных бланках (за исключением лекарственных препаратов, отпускаемых без рецепта на лекарственный препарат) в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (статья 73).

Назначение лекарственных препаратов при амбулаторном и стационарном лечении в медицинской организации независимо от организационно-правовой формы производится врачом, непосредственно осуществляющим ведение больного.

Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" в статье 46 предусматривает маркировку лекарственных средств. В соответствии с данной нормой Федерального закона лекарственные препараты, за исключением лекарственных препаратов, изготовленных аптечными организациями, ветеринарными аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, должны поступать в обращение, если на их первичной упаковке (за исключением первичной упаковки лекарственных растительных препаратов) хорошо читаемым шрифтом на русском языке указаны наименование лекарственного препарата (международное непатентованное или химическое, или торговое наименование), номер серии, дата выпуска (для иммунобиологических лекарственных препаратов), срок годности, дозировка или концентрация, объем, активность в единицах действия или количество доз.

Статья 4 вышеуказанного Федерального закона содержит основные понятия, используемые в данном законе.

Согласно пункту 53 данной нормы понятие "рецепт на лекарственный препарат" это письменное назначение лекарственного препарата по установленной форме, выданное медицинским или ветеринарным работником, имеющим на это право, в целях отпуска лекарственного препарата или его изготовления и отпуска.

Пункт 4 этой же нормы понятие "лекарственный препарат" определяет как лекарственные средства в виде лекарственных форм, применяемые для профилактики, диагностики, лечения заболевания, реабилитации, для сохранения, предотвращения или прерывания беременности.

К лекарственным средствам Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" относит фармацевтические субстанции и лекарственные препараты (пункт 1 статьи 4).

Статья 33 указанного Федерального закона предусматривает, что международное непатентованное наименование имеют как лекарственные препараты, так и фармацевтические субстанции, зарегистрированные в государственном реестре лекарственных средств.

С учетом изложенного выше довод заявителя о том, что при заполнении рецептурного бланка на готовый лекарственный препарат не может быть использовано международное непатентованное или химическое название лекарства, поскольку является наименованием фармацевтической субстанции для производства готовой формы, несостоятелен, основан на неправильном толковании норм материального права, в частности статей 4, 46 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств".

Данный довод заявителя, изложенный в том числе и в апелляционной жалобе, судом первой инстанции проверялся и получил соответствующую оценку в решении. В связи с чем ссылка Р. в апелляционной жалобе на немотивированность судебного решения ошибочна.

Как правильно отмечено в решении суда первой инстанции, Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств", на противоречие которому указывает заявитель, непосредственно вопросы заполнения рецепта не регулирует. В частности, как уже указывалось выше, пункт 53 статьи 4 данного закона лишь раскрывает понятие "рецепт на лекарственный препарат", не регулируя вопрос о том, какое именно наименование препарата по его международному непатентованному, химическому или торговому наименованию должно в нем указываться.

Оформление рецептурного бланка в графе "Rp:", допускающее указание на латинском языке наименования лекарственного препарата (международное непатентованное или химическое либо торговое), зарегистрированного в Российской Федерации, соответствует законодательству об обращении лекарственных средств, поскольку требования о необходимости указания наименования лекарственного препарата установлены федеральным законодателем.

При этом абзац шестой пункта 4 Инструкции не запрещает врачам при выписке лекарственного препарата в случае индивидуальной непереносимости каких-либо лекарственных препаратов выписывать больному конкретное лекарственное средство по торговому наименованию.

В соответствии со статьями 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Вывод о законности оспариваемого положения нормативного правового акта сделан судом исходя из компетенции правотворческого органа, его издавшего, и содержания изложенных в нем норм на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства, непосредственно регулирующего правоотношения в сфере обращения лекарственных средств.

Установив, что оспариваемый (в части) нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд обоснованно на основании части 1 статьи 253 ГПК РФ отказал в удовлетворении заявления.

Выводы суда основаны на нормах материального права, проанализированных в решении, предусмотренных законом оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Р. - без удовлетворения.

Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
Г.В.МАНОХИНА
А.М.НАЗАРОВА

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области