См. Документы Министерства юстиции Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 августа 2012 г. N АПЛ12-455

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Пирожкова В.Н., Пелевина Н.П.,

при секретаре К.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Р.И. о признании частично недействующими абзаца одиннадцатого пункта 14, пункта 34 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. N 205, и приложения N 3 к Правилам

по апелляционной жалобе Р.И. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2012 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Министерства юстиции Российской Федерации Д., Б., Генеральной прокуратуры Российской Федерации Р.Д., возражавших против доводов апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) от 3 ноября 2005 г. N 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте России 14 ноября 2005 г., регистрационный N 7161, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 21 ноября 2005 г., N 47.

Согласно абзацу одиннадцатому пункта 14 Правил, осужденные обязаны носить одежду установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками, в колониях-поселениях осужденные могут носить гражданскую одежду.

Приложение N 3 к Правилам содержит образцы и описание образцов нагрудных и нарукавных отличительных знаков для осужденных.

Пунктом 34 Правил предусмотрено, что проверки наличия осужденных проводятся в установленном месте на общем построении путем количественного подсчета и пофамильной переклички. От построения освобождаются осужденные, отдыхающие после работы, занятые на работах, оставление которых невозможно, имеющие освобождение по болезни (с постельным режимом), а также инвалиды первой и второй группы с учетом медицинских показаний. Их проверка проводится по местам пребывания.

Р.И. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими приведенных абзаца одиннадцатого пункта 14, пункта 34 Правил и приложения N 3 к Правилам. В подтверждение заявленных требований указал, что оспариваемые им положения Правил предоставляют неограниченный доступ к его персональным данным другим осужденным, тем самым нарушая его право на конфиденциальность персональных данных, установленное Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных".

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2012 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Р.И. просит об отмене решения суда, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Р.И. о времени и месте судебного заседания Апелляционной коллегии извещен в установленном законом порядке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд обоснованно исходил из того, что оспоренные заявителем положения Правил изданы в пределах полномочий Минюста России, основаны на нормах федерального закона и не противоречат им.

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации в части 3 статьи 82 предусматривает, что в исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые Минюстом России по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Реализуя предоставленные ему законодателем полномочия, Минюст России приказом от 3 ноября 2005 г. N 205 утвердил согласованные с Генеральной прокуратурой Российской Федерации оспариваемые заявителем в части Правила.

Федеральным законом "О персональных данных" в пункте 1 статьи 1 закреплено, что настоящим Федеральным законом регулируются отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами, органами местного самоуправления, иными муниципальными органами, юридическими лицами и физическими лицами с использованием средств автоматизации, в том числе в информационно-телекоммуникационных сетях, или без использования таких средств, если обработка персональных данных без использования таких средств соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, то есть позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных, и (или) доступ к таким персональным данным.

Статьей 7 названного Федерального закона установлено, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с частью 2 статьи 11 данного Федерального закона обработка биометрических персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных, в том числе в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об оперативно-разыскной деятельности, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации допускается возможность ограничения федеральным законом прав человека и гражданина как средства защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Статьей 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации (часть 2).

В статье 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации закреплено, что режим в исправительных учреждениях - установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания (часть 1). Администрация исправительного учреждения обязана обеспечить осужденных одеждой установленного образца. Форма одежды определяется нормативными правовыми актами Российской Федерации (часть 4).

Согласно статье 19 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственное имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

На основании изложенных выше законоположений суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые заявителем положения абзаца одиннадцатого пункта 14, приложения N 3 к Правилам, пункта 34 Правил, устанавливающие необходимость ношения одежды установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками, на которых указывается фамилия, инициалы осужденного и номер отряда (отделения) и проведения проверки наличия осужденных на общих построениях путем количественного подсчета и пофамильной переклички, не противоречат приведенным нормам федерального законодательства и не могут рассматриваться как разглашение администрацией исправительного учреждения персональных данных осужденного и вмешательство в частную жизнь осужденного к лишению свободы, как ошибочно указывает заявитель в апелляционной жалобе.

Ношение одежды установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками и проведение проверки наличия осужденных в установленном месте на общем построении путем количественного подсчета и пофамильной переклички обусловлено необходимостью поддержания установленного законом порядка отбывания наказания в виде лишения свободы, постоянного надзора за осужденными, предупреждения побегов, соблюдения прав на личную безопасность, целями оперативно-розыскной деятельности в исправительных учреждениях (статьи 82, 83, 84 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

Оспариваемые положения Правил являются режимными требованиями и применяются ко всем осужденным, отбывающим лишение свободы в исправительных учреждениях.

Ошибочной является ссылка Р.И. в апелляционной жалобе на противоречие оспариваемых положений Правил статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (4 ноября 1950 г., Рим), так как в соответствии с пунктом 2 названной статьи не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление права на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении судом первой инстанции принципов состязательности и равноправия сторон противоречат материалам дела и не могут служить поводом к отмене решения суда. Дело рассмотрено судом с соблюдением положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов. Свои объяснения заявитель обосновал в письменном виде. Наличие письменных объяснений заявителя по данному делу, исследование оспариваемого нормативного положения на соответствие действующему законодательству было достаточным для обеспечения состязательности судопроизводства и соблюдения принципа равенства сторон.

Указание Р.И. в апелляционной жалобе на то, что он получил возражения Минюста России на его заявление об оспаривании нормативного положения уже после судебного заседания, в результате чего он не имел возможности довести свою позицию относительно этих возражений до суда, не свидетельствует о незаконности решения суда и не может служить основанием для его отмены, поскольку в возражениях не содержится данных, по которым не было бы известно мнение заявителя.

Принятое решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права. Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2012 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу Р.И. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.Н.ПИРОЖКОВ
Н.П.ПЕЛЕВИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области