См. Документы Министерства юстиции Российской Федерации

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 сентября 2012 г. N АПЛ12-479

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Коваля В.С., Крупнова И.В.,

при секретаре К.Ю.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Б., К. о признании недействующим пункта 5 Административного регламента исполнения государственной функции по организации рассмотрения предложений, заявлений и жалоб осужденных и лиц, содержащихся под стражей, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 26 декабря 2006 г. N 383,

по апелляционным жалобам Б., К. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2012 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Министерства юстиции Российской Федерации Ц. и С., возражавших против доводов апелляционных жалоб, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей апелляционные жалобы необоснованными, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 26 декабря 2006 г. N 383 утвержден Административный регламент исполнения государственной функции по организации рассмотрения предложений, заявлений и жалоб осужденных и лиц, содержащихся под стражей (далее - Административный регламент). (Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 29 июня 2012 г. N 125 "Об утверждении Административного регламента предоставления государственных услуг по организации рассмотрения предложений, заявлений и жалоб осужденных и лиц, содержащихся под стражей" приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 26 декабря 2006 г. N 383 признан утратившим силу).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 17 января 2007 г., регистрационный номер 8761, опубликован в "Российской газете" 25 января 2007 г.

Согласно пункту 5 Административного регламента в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы рассматриваются индивидуальные и коллективные предложения, заявления и жалобы подозреваемых, обвиняемых или осужденных, поступающие в форме устного личного обращения к должностному лицу во время приема, в письменной форме устного личного обращения к должностному лицу во время приема, в письменной форме, а также в форме электронного сообщения (для осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы).

Б., К., отбывающие наказание в виде лишения свободы, обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 5 Административного регламента. В подтверждение заявленного требования указали, что на территории исправительного учреждения администрацией в рамках программы по внедрению в колонии информационных автоматизированных систем установлен информационный терминал, который позволяет осужденным получать и направлять письма через администрацию-цензора посредством электронной почты. Через информационный терминал осужденные осуществляют личную переписку с родственниками и знакомыми путем направления электронных писем, однако переписка с государственными органами, прокуратурой, судом посредством направления осужденными электронных писем через информационный терминал запрещена. По мнению заявителей, оспариваемый ими пункт 5 Административного регламента, устанавливающий данный запрет, противоречит Конституции Российской Федерации, Федеральному закону "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", нормам международного права, является дискриминационным и нарушает права лиц, содержащихся под стражей.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2012 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционных жалобах Б., К. просят об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, и удовлетворении заявления. Полагают, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют действующему законодательству, судом не установлены факты и обстоятельства, имеющие значение для настоящего дела, нарушены нормы процессуального права.

Заявители Б. и К. о времени и месте судебного заседания Апелляционной коллегии извещены в установленном законом порядке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Апелляционная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Согласно статье 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Административный регламент принят Министерством юстиции Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, оспариваемый заявителем его пункт 5 не противоречит действующему федеральному законодательству и нормам международного права, и прав и свобод заявителей не нарушает.

В целях совершенствования форм и методов работы с предложениями, заявлениями и жалобами осужденных и лиц, содержащихся под стражей, повышения качества защиты их конституционных прав и законных интересов, во исполнение предписаний пункта 4, абзаца 2 пункта 7 постановления Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2005 г. N 679 "О порядке разработки и утверждения административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов представления государственных услуг" утвержден Административный регламент, которым установлен порядок рассмотрения в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы индивидуальных и коллективных предложений, заявлений и жалоб подозреваемых, обвиняемых или осужденных.

Частью 2 статьи 10 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации установлено, что при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частью 4 статьи 12 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные имеют право обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами к администрации учреждения или органа, исполняющего наказания, в вышестоящие органы управления учреждениями и органами, исполняющими наказания, суд, органы прокуратуры, органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные наблюдательные комиссии, общественные объединения, а также в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека.

Согласно частям 2 и 3 статьи 15 названного Кодекса предложения, заявления и жалобы осужденных могут быть изложены в устной и письменной формах. Предложения, заявления и жалобы осужденных к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы, смертной казни, адресованные в органы, указанные в части четвертой статьи 12 настоящего Кодекса, направляются через администрацию учреждений и органов, исполняющих наказания. Осужденные к иным видам наказаний направляют предложения, заявления и жалобы самостоятельно.

В силу статьи 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения. Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченным по правам человека в субъекте Российской Федерации, уполномоченным по правам ребенка в субъекте Российской Федерации, общественной наблюдательной комиссией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, Европейским Судом по правам человека цензуре не подлежит.

Исходя из изложенного, осужденные обладают правом на обращение с предложениями, заявлениями и жалобами в государственный орган, орган местного самоуправлениями, как и другие граждане Российской Федерации. Однако порядок реализации данного права различается в зависимости от вида отбываемого ими наказания. Осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, направляют обращения в обычном порядке в любой доступной форме, включая форму электронного сообщения. Осужденные же, содержащиеся в учреждениях, исполняющих наказания в виде лишения свободы, направляют корреспонденцию через администрацию учреждений и органов, исполняющих наказания, в письменной форме либо имеют возможность реализовать свое право на обращение в форме устного обращения. Такие ограничения обусловлены целями исполнения и отбывания лишения свободы, предусмотренными уголовно-исполнительным законодательством, и режимом содержания в исправительных учреждениях.

При таком положении правомерен вывод суда о том, что оспариваемый заявителями пункт 5 Административного регламента, предусматривающий рассмотрение в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы индивидуальных и коллективных предложений, заявлений и жалоб подозреваемых, обвиняемых или осужденных, поступающих в форме устного личного обращения к должностному лицу во время приема, в письменной форме устного личного обращения к должностному лицу во время приема, в письменной форме, а также в форме электронного сообщения (для осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы), не противоречит действующему законодательству и не нарушает прав и законных интересов заявителей.

На основании статьи 2 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации" устанавливающей, что обращение гражданина - направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления, суд пришел к обоснованному выводу о том, что электронное предложение, заявление или жалобу, федеральный законодатель рассматривает как самостоятельную форму обращения, а не письменное обращение, как ошибочно указывают заявители.

Рассматривая данное дело, суд обоснованно учел, что ни Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, ни Федеральный закон "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" не рассматривают осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы, как пользователей информационно-телекоммуникационными сетями, через которые осуществляется передача электронного сообщения.

Утверждения в апелляционных жалобах о том, что заявители являются пользователями информационно-телекоммуникационных сетей, так как осуществляют переписку в форме электронного сообщения с родственниками и начальником ГУФСИН России по Иркутской области, не опровергают выводы суда о законности оспариваемого нормативного положения и не могут служить поводом к отмене решения суда.

Несостоятельны доводы апелляционных жалоб о противоречии оспариваемого положения части 1 статьи 10, 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, так как пункт 5 Административного регламента не препятствует осужденным к лишению свободы свободно получать и распространять информацию и ограничивает их право на обращение в форме электронного сообщения на основании закона, что является необходимым.

Доводы апелляционных жалоб о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права (дело рассмотрено в отсутствие заявителей, в результате чего они были лишены права опровергнуть возражения Министерства юстиции Российской Федерации, не рассмотрено ходатайство об истребовании доказательств), принципов состязательности и равноправия сторон противоречат материалам дела. Данное дело рассмотрено судом с соблюдением положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов. Свои объяснения заявители обосновали в письменном виде. Судебное заседание не подразумевало обсуждение фактических обстоятельств, поэтому не было необходимости в истребовании доказательств. Наличие письменных объяснений заявителей по данному делу, исследование оспариваемого нормативного положения на соответствие действующему законодательству было достаточным для обеспечения состязательности судопроизводства и соблюдения принципа равенства сторон.

В случае участия осужденного к лишению свободы в качестве стороны в гражданском деле его право довести до суда свою позицию может быть реализовано и без его личного присутствия в судебном разбирательстве, в том числе путем допуска к участию в деле адвокатов и других представителей, а также иными предусмотренными законом способами, что заявителям было разъяснено судом первой инстанции в сообщении от 5 апреля 2012 г. (л.д. 17 - 18).

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 мая 2012 г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу Б., К. - без удовлетворения.

Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
В.С.КОВАЛЬ
И.В.КРУПНОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области