КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 сентября 2015 г. N 1925-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНКИ СМОЛЬЯНОВОЙ КРИСТИНЫ НИКОЛАЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТОМ 2 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6
И СТАТЬЕЙ 28 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ
ПЕНСИОННОМ СТРАХОВАНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", ПУНКТОМ 2
ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 11 И ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 17 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ МЕДИЦИНСКОМ СТРАХОВАНИИ В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ", А ТАКЖЕ ПУНКТОМ 2 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 5 И ЧАСТЯМИ 1,
1.1, 1.2, 4 И 4.1 СТАТЬИ 14 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О СТРАХОВЫХ ВЗНОСАХ В ПЕНСИОННЫЙ ФОНД РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, ФОНД СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ФОНД ОБЯЗАТЕЛЬНОГО
МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки К.Н. Смольяновой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка К.Н. Смольянова - адвокат, которой с 23 сентября 2013 года был предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, оспаривает конституционность примененных в ее деле судами общей юрисдикции положений подпункта 2 пункта 1 статьи 6 и статьи 28 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", пункта 2 части 1 статьи 11 и части 2 статьи 17 Федерального закона от 29 ноября 2010 года N 326-ФЗ "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации", а также пункта 2 части 1 статьи 5 и частей 1, 1.1, 1.2, 4 и 4.1 статьи 14 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования", предусматривающих отнесение адвокатов к числу плательщиков страховых взносов и обязывающих их в период осуществления профессиональной деятельности уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в фиксированных размерах, исчисленных исходя из минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на начало финансового года.

По мнению заявительницы, оспариваемые законоположения нарушают ее права, гарантированные статьями 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 37 (часть 1), 38 (часть 1) и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку не предусматривают возможность освобождения адвокатов, которые не осуществляют адвокатскую деятельностью в связи с необходимостью ухода за ребенком до достижения им возраста трех лет, от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, притом что на страхователя-работодателя не возложена обязанность по уплате данных страховых взносов за период нахождения работника в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Учитывая цели обязательного пенсионного страхования, социально-правовую природу и предназначение страховых взносов, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (подпункт 2 пункта 1 статьи 6, абзац третий пункта 1 статьи 7) и Федеральный закон "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (пункт 2 части 1 статьи 5, часть 1 статьи 14, часть 1 статьи 18 и пункт 1 части 2 статьи 28) закрепляют круг лиц, на которых распространяется обязательное пенсионное страхование. В качестве застрахованных лиц и одновременно страхователей по обязательному пенсионному страхованию в него включаются лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой (адвокаты, индивидуальные предприниматели и нотариусы, занимающиеся частной практикой), которые обязаны уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, отнесение индивидуальных предпринимателей и адвокатов к числу лиц, подлежащих обязательному пенсионному страхованию, и возложение на них обязанности по уплате страховых взносов само по себе не может расцениваться как не согласующееся с требованиями Конституции Российской Федерации. Граждане, самостоятельно обеспечивающие себя работой, подвержены такому же социальному страховому риску в связи с наступлением страхового случая, как и лица, работающие по трудовому договору; уплата страховых взносов обеспечивает формирование их пенсионных прав, приобретение ими права на получение трудовой пенсии (определения от 24 мая 2005 года N 223-О, от 29 сентября 2011 года N 1179-О-О, от 25 января 2012 года N 226-О-О и др.).

Исходя из особенностей правового статуса лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой (адвокатов, индивидуальных предпринимателей и нотариусов, занимающихся частной практикой), федеральный законодатель предусмотрел для них особый порядок исчисления страховых взносов с учетом минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом (статья 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования"; статья 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"). При этом размер страховых пенсий застрахованных лиц, включая адвокатов, исчисляется с учетом сумм страховых взносов, поступивших в Пенсионный фонд Российской Федерации за указанных лиц (статьи 15 и 18 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях").

Такое правовое регулирование, предоставляющее лицам, самостоятельно обеспечивающим себя работой, к числу которых отнесены и адвокаты, возможность формировать свои пенсионные права в рамках системы обязательного пенсионного страхования, направлено на реализацию права на пенсионное обеспечение, а потому не может расцениваться как нарушающее их конституционные права и противоречащее конституционным принципам равенства, справедливости и соразмерности.

2.2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации (статья 6, часть 2); каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, которая в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений (статья 41, часть 1). Приведенные положения составляют конституционные основы финансирования медицинской помощи, оказываемой гражданам государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения бесплатно. Одной из конституционных гарантий такой помощи является обязательное медицинское страхование.

Отношения, возникающие в связи с осуществлением обязательного медицинского страхования, регулируются Федеральным законом "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации". Закрепляя круг лиц, на которых распространяется обязательное медицинское страхование, законодатель включил в него индивидуальных предпринимателей как в качестве застрахованных, имеющих право на бесплатное оказание медицинской помощи медицинскими организациями при наступлении страхового случая, так и страхователей, обязанных уплачивать страховые взносы по общим тарифам (пункт 2 статьи 10, пункт 2 части 1 статьи 11, часть 1 статьи 16 и пункт 2 части 2 статьи 17 Федерального закона "Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации", а также пункт 2 части 1 статьи 5, статья 12 и часть 1 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования").

Таким образом, лицам, самостоятельно обеспечивающим себя работой, в том числе адвокатам, наравне с другими гражданами гарантируется бесплатное оказание медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования, сформированных с учетом страховых взносов.

2.3. Выбор гражданином той или иной формы реализации права на труд (заключение трудового договора с работодателем, заключение контракта о прохождении государственной службы, индивидуальная предпринимательская деятельность, приобретение статуса адвоката и пр.) влечет для него определенные правовые последствия, обусловленные правовым статусом, характерным для субъекта того или иного вида общественно-полезной деятельности.

Как и иные лица, относящиеся к категории самостоятельно обеспечивающих себя работой, адвокаты действуют на принципах автономии воли и имущественной самостоятельности. Наличие у лица статуса адвоката не только дает ему возможность пользоваться правами и гарантиями, связанными с данным статусом, но и предполагает принятие им на себя соответствующих рисков и обязанностей, в том числе по самостоятельной уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования.

Данная обязанность, согласно положениям частей 3 - 4.1 и 6 статьи 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования", возлагается на адвоката с календарного месяца, в котором ему выдано удостоверение адвоката, и до момента прекращения либо приостановления статуса адвоката, за исключением отдельных периодов, к числу которых отнесен и период ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет. При условии предоставления документов, подтверждающих отсутствие профессиональной деятельности в указанный период, адвокат не исчисляет и не уплачивает указанные взносы.

В случае же более длительного осуществления адвокатом ухода за ребенком, в том числе до достижения им возраста трех лет, утрата в связи с этим возможности исполнения профессиональных обязанностей на продолжительный период (до полутора лет), вопреки утверждениям заявительницы, позволяет приостанавливать статус адвоката в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (неспособность адвоката более шести месяцев исполнять свои профессиональные обязанности).

Когда адвокат, осуществляющий уход за ребенком, придет к выводу о возможности возобновления профессиональной деятельности, он вправе обратиться в совет адвокатской палаты, принявший решение о приостановлении его статуса, с личным заявлением. По решению данного совета статус адвоката возобновляется.

Следовательно, после принятия советом адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об этом адвокате, решения о приостановлении его статуса осуществляющий уход за ребенком адвокат освобождается от обязанности по начислению и уплате взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования.

При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что оспариваемые К.Н. Смольяновой законоположения в системе действующего правового регулирования могут расцениваться как противоречащие Конституции Российской Федерации и нарушающие конституционные права заявительницы.

Разрешение же поставленного заявительницей вопроса об установлении для всех плательщиков страховых взносов независимо от их правового статуса единого порядка уплаты страховых взносов за периоды осуществления ухода за ребенком до достижения им возраста трех лет является прерогативой федерального законодателя и не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Смольяновой Кристины Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области