КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 мая 2012 г. N 890-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ВОЛКОВА ОЛЕГА ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 79 И ЧАСТЬЮ
ВТОРОЙ СТАТЬИ 100 ФЕДЕРАЛЬНОГО КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА
"О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О.В. Волкова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.В. Волков оспаривает конституционность положений Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации": части третьей статьи 79, в соответствии с которой решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, а также части второй статьи 100, согласно которой в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации принял постановление, предусмотренное пунктом 2 или пунктом 3 части первой названной статьи, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

Как следует из представленных материалов, в 1997 году по приговору Московского областного суда О.В. Волков был осужден к смертной казни. Указом Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 года смертная казнь ему заменена в порядке помилования пожизненным лишением свободы. В 2012 году постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации заявителю отказано в удовлетворении надзорной жалобы на принятые по его делу судебные решения. При этом судья Верховного Суда Российской Федерации, сославшись на часть третью статьи 79 и часть вторую статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", указал, что постановление Конституционного Суда Российской Федерации обладает обратной силой только в отношении конкретных дел, рассмотренных по жалобам граждан, обратившихся в Конституционный Суд Российской Федерации, тогда как из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П следует, что заявитель участником конституционного судопроизводства не являлся.

По мнению заявителя, часть вторая статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в той мере, в какой она препятствует пересмотру приговоров, вынесенных в отношении граждан, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, но чьи дела также были разрешены на основании актов, признанных Конституционным Судом Российской Федерации неконституционными, в процедуре возобновления уголовных дел ввиду новых обстоятельств, не соответствует Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 1, 4, 18, 19, 45, 46 и 55.

Что касается части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", то заявитель просит признать необходимость ее применения в его уголовном деле и необходимость пересмотра вынесенного в отношении него приговора с учетом пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П и установленных статьей 54 Конституции Российской Федерации и статьей 10 УК Российской Федерации принципов действия уголовного закона во времени.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные О.В. Волковым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Как следует из этих материалов, нарушение своих прав заявитель связывает с неприменением в его деле Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П в качестве нового обстоятельства.

Между тем в пункте 5 резолютивной части этого Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, предметом рассмотрения которого являлся вопрос о реализации права обвиняемого в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлена смертная казнь, на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, указано, что с момента вынесения данного Постановления и до момента введения суда присяжных на всей территории Российской Федерации назначение наказания в виде смертной казни недопустимо; в основе запрета на вынесение приговоров, предусматривающих смертную казнь, лежат процессуальные основания. Соответственно, принятие данного Постановления не породило каких-либо правовых последствий в отношении осужденных, которым как до, так и после его принятия указами Президента Российской Федерации о помиловании смертная казнь была заменена другим видом наказания (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 мая 2007 года N 380-О-О, от 15 января 2009 года N 276-О-О и от 9 ноября 2010 года N 1536-О-Р).

Таким образом, нет оснований полагать, что часть вторая статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" нарушает конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Что касается требований заявителя о признании необходимости применения в его деле части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и пересмотра вынесенного в отношении него приговора с учетом пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П и установленных статьей 54 Конституции Российской Федерации и статьей 10 УК Российской Федерации принципов действия уголовного закона во времени, то они свидетельствуют, что фактически заявитель ставит вопрос о законности и обоснованности принятых в отношении него судебных решений. Однако разрешение данного вопроса не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волкова Олега Викторовича, поскольку разрешение поставленного заявителем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно и поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области