КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 июня 2012 г. N 1246-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
РЕГИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ "МОЛОДЕЖНЫЙ
ЦЕНТР ПОЭЗИИ, МУЗЫКИ И КУЛИНАРНОГО ИСКУССТВА" И ГРАЖДАНКИ
НАСОНОВОЙ НАТАЛЬИ АНДРЕЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ И СВОБОД ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТЕЙ ТРЕТЬЕЙ, ЧЕТВЕРТОЙ
И ПЯТОЙ СТАТЬИ 29 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи К.В. Арановского, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы региональной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" и гражданки Н.А. Насоновой,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации региональная общественная организация "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" и гражданка Н.А. Насонова - председатель правления и член данной организации оспаривают конституционность положений статьи 29 "Обязанности общественного объединения" Федерального закона от 19 мая 1995 года N 82-ФЗ "Об общественных объединениях", согласно которым неоднократное непредставление общественным объединением в установленный срок обновленных сведений, необходимых для внесения изменений в единый государственный реестр юридических лиц, является основанием для обращения органа, принявшего решение о государственной регистрации общественного объединения, в суд с заявлением о признании этого объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из единого государственного реестра юридических лиц (часть третья); неоднократное непредставление общественным объединением в установленный срок сведений, предусмотренных этой статьей, является основанием для обращения органа, принявшего решение о государственной регистрации общественного объединения, в суд с заявлением о признании данного объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из единого государственного реестра юридических лиц (часть четвертая); непредставление общественным объединением в установленный срок сведений, предусмотренных абзацем восьмым части первой той же статьи (об объеме денежных средств и иного имущества, получаемых им от международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, о целях их расходования или использования и об их фактическом расходовании или использовании по форме и в сроки, которые устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти), является основанием для обращения органа, принявшего решение о государственной регистрации общественного объединения, в суд с заявлением о признании данного объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из единого государственного реестра юридических лиц (часть пятая).

Из жалобы и приложенных к ней и дополнительно полученных материалов следует, что Кировский районный суд города Екатеринбурга решением от 16 декабря 2010 года, сославшись на оспариваемые нормы, удовлетворил заявление Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области (решением) о признании региональной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" прекратившей деятельность в качестве юридического лица и об исключении ее из единого государственного реестра юридических лиц. Суд установил, что уведомление от 1 октября 2010 года о проведении проверки, направленное названной общественной организации территориальным органом Министерства юстиции Российской Федерации, было возвращено с отметкой об отсутствии адресата по указанному в отправлении адресу. Кроме того, суд посчитал доказанными нарушения организацией законодательства, в том числе тот факт, что в проверяемый период организация деятельность по реализации уставных целей, а также иную деятельность не осуществляла. Эти обстоятельства суд установил на основании служебных записок, представленных Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области; региональная общественная организация "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" их не оспаривала, поскольку ее представитель по вызову суда не явился и в судебном заседании не участвовал.

Кассационная жалоба на решение от 16 декабря 2010 года определением судьи Кировского районного суда города Екатеринбурга от 5 декабря 2011 года возвращена региональной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" за истечением срока обжалования, в восстановлении которого также было отказано (определение от 3 ноября 2011 года).

По мнению заявителей, оспариваемые законоположения противоречат статьям 8 (часть 2), 30 (часть 1) и 35 (часть 1) Конституции Российской Федерации и нарушают имущественные права общественной организации и ее кредиторов, поскольку допускают возможность признания такой организации прекратившей свою деятельность в качестве юридического лица и ее исключения из единого государственного реестра юридических лиц без проведения процедуры ликвидации.

2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый имеет право на объединение; свобода деятельности общественных объединений гарантируется (статья 30, часть 1); право частной собственности охраняется законом; никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (статья 35, части 1 и 3); каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (статья 46, часть 1). С приведенными конституционными установлениями соотносятся составляющие часть правовой системы Российской Федерации положения международного права, согласно которым каждый человек имеет право на свободу ассоциации с другими и пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц (пункты 1 и 2 статьи 22 Международного пакта о гражданских и политических правах); никто не должен быть произвольно лишен своего имущества (пункт 2 статьи 17 Всеобщей декларации прав человека); каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Право на объединение и свобода деятельности общественных объединений относятся к правам коллективным. Государство во исполнение положений статей 18, 71 (пункты "в", "о") и 76 Конституции Российской Федерации обязано определить в федеральном законе правовое положение общественных объединений, в том числе установить условия их признания в качестве юридических лиц, порядок их учреждения, государственной регистрации и прекращения деятельности, содержание правоспособности, исходя из того, что в силу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации возможные ограничения, затрагивающие названные конституционные права, должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям.

Суды, также связанные в своей деятельности требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, принимая решение, затрагивающее права общественного объединения, в том числе имеющего статус юридического лица, обязаны, не ограничиваясь установлением одного только формального основания назначения соответствующей санкции или иного правоограничения, учитывать все обстоятельства дела, включая характер нарушений, если они допущены, и давать оценку иным установленным по делу фактам, образующим или исключающим основания применяемых к общественному объединению мер.

Изложенное следует из сохраняющих свою силу решений Конституционного Суда Российской Федерации, в частности из Постановления от 6 декабря 2011 года N 26-П и Определения от 10 ноября 2002 года N 270-О. Иное умаляло бы право на судебную защиту, признаваемое статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, и противоречило бы требованию реального обеспечения прав и свобод граждан правосудием (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 1995 года N 7-П, от 3 ноября 1998 года N 25-П, определения от 24 января 2008 года N 33-О-О, от 8 февраля 2011 года N 130-О-О, от 7 июня 2011 года N 767-О-О, от 8 декабря 2011 года N 1629-О-О и др.).

В частности, ликвидация, как это следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 18 июля 2003 года N 14-П, не может быть применена к юридическому лицу по одному лишь формальному основанию - в связи с неоднократными нарушениями закона; такие нарушения в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить суду с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, принять решение о его ликвидации в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц.

3. Согласно Федеральному закону "Об общественных объединениях" создание общественных объединений, включая общественные организации, осуществляется гражданами и юридическими лицами - общественными объединениями на добровольной основе для защиты общих интересов, достижения общих целей и способствует реализации прав и законных интересов граждан (части первая и вторая статьи 3, статья 5, часть первая статьи 6); общественные объединения, в том числе общественные организации, могут как регистрироваться в порядке, предусмотренном этим Федеральным законом, приобретая права юридического лица, так и функционировать без государственной регистрации и прав юридического лица (часть четвертая статьи 3, часть четвертая статьи 8); правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента его государственной регистрации (часть четвертая статьи 18, статья 21), однако созданным такое объединение считается с момента принятия решений о его создании, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов; с этого же момента оно осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица, и принимает на себя обязанности, предусмотренные названным Федеральным законом (часть третья статьи 18).

Так, согласно части второй статьи 27 Федерального закона "Об общественных объединениях" общественное объединение, не являющееся юридическим лицом, имеет право для осуществления уставных целей свободно распространять информацию о своей деятельности; проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование; представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников в органах публичной власти, органах местного самоуправления и в общественных объединениях; осуществлять иные полномочия, прямо указанные в федеральных законах об отдельных видах общественных объединений; выступать с инициативами по вопросам, имеющим отношение к реализации своих уставных целей, вносить предложения в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Согласно части первой той же статьи общественное объединение, являющееся юридическим лицом, кроме поименованных прав, вправе участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления в порядке и объеме, предусмотренных законами; учреждать средства массовой информации и осуществлять издательскую деятельность; выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни; участвовать в выборах и референдумах в порядке, установленном законодательством, и в полном объеме осуществлять полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях. Кроме того, часть первая статьи 32 Федерального закона "Об общественных объединениях" только общественные организации, обладающие правами юридического лица, признает собственниками имущества, а по смыслу его статьи 37 только в этом статусе общественные объединения могут осуществлять предпринимательскую деятельность, создавать хозяйственные товарищества, общества, иные хозяйственные организации, а также приобретать имущество, предназначенное для ведения предпринимательской деятельности.

3.1. Обладание правами юридического лица, вместе с тем, сопряжено с обязанностями, которые, в частности, общественная организация должна исполнять, будучи юридическим лицом, - при том что в силу части первой статьи 41 Федерального закона "Об общественных объединениях" их неисполнение может влечь ответственность именно самой общественной организации, а не только ее руководителей или членов, - а также с применением к общественной организации такой меры принуждения, как признание ее судом прекратившей деятельность в качестве юридического лица с исключением из единого государственного реестра юридических лиц.

Эта мера принуждения может применяться к юридическим лицам различных видов как в судебном, так и во внесудебном порядке и предназначена обеспечить достоверность сведений, содержащихся в едином государственном реестре юридических лиц, доверие к этим сведениям со стороны третьих лиц и стабильность гражданского оборота, препятствовать недобросовестному использованию статуса юридических лиц.

Внесудебное (упрощенное) признание юридических лиц недействующими, однако, рассчитано, как это следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2011 года N 26-П, по большей части на применение к тем участникам гражданского оборота, деятельность которых связана с имущественными отношениями, т.е. к коммерческим организациям. Выявляя конституционно-правовой смысл взаимосвязанных положений статьи 21.1 и пункта 7 статьи 22 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", Конституционный Суд Российской Федерации в названном Постановлении пришел к выводу, что, предусматривая для коммерческих организаций упрощенный порядок исключения из единого государственного реестра юридических лиц при двух условиях признания их прекратившими деятельность (непредставление документов отчетности о налогах и сборах в течение установленного срока и неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету), эти законоположения в отношении религиозных организаций предполагают - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - возможность их признания недействующими с исключением из указанного реестра только в судебном порядке и только в случае, если установлено фактическое прекращение уставной деятельности религиозной организации.

Оспариваемые законоположения закрепляют возможность признания общественной организации, как общественного объединения, недействующей именно в судебном, а не в упрощенном порядке; предусматривая право органа, принимающего решение о регистрации общественного объединения, обратиться в суд с заявлением о признании его недействующим, эти законоположения не предрешают выводов суда.

При рассмотрении дела суд принимает меры к соблюдению процессуальных прав участников процесса, включая общественную организацию, в отношении которой подано заявление, а также исследует все доказательства, ему представленные, в том числе данные, полученные от органа, обратившегося с заявлением, имея в виду, что для принятия решения, вследствие которого общественная организация утрачивает статус юридического лица, факт прекращения ею своей деятельности должен быть доказан. Суд, в частности, может принять во внимание сведения о возврате почтовых отправлений, направленных по адресу общественной организации, явку (как и неявку) в судебное заседание ее руководителей, а равно представленные ими объяснения; суд учитывает и данные о банковских счетах, поскольку движение денежных средств по счетам юридического лица доказывает факт его деятельности, даже если оно нарушает правила отчетности, а полное отсутствие сведений о состоянии банковских счетов может ставить под сомнение достаточность данных для вывода о прекращении общественной организацией своей деятельности.

Непредставление же в установленный срок документов отчетности может свидетельствовать не только о фактическом прекращении общественной организацией своей деятельности, но и о нарушении ею или ее органами законодательства, т.е. об обстоятельствах, образующих основание для решения вопроса о привлечении к ответственности этой организации или обращения в суд с заявлением о ее ликвидации, которая имеет значение запрета на деятельность общественных объединений независимо от факта их государственной регистрации в качестве юридического лица (части четвертая и пятая статьи 44 Федерального закона "Об общественных объединениях").

3.2. Следовательно, наделение оспариваемыми законоположениями органа, принявшего решение о государственной регистрации общественного объединения, правом обратиться в суд с заявлением о признании данного объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из единого государственного реестра юридических лиц при наличии предусмотренных ими оснований само по себе конституционные права заявителей не нарушает.

Кроме того, признание общественной организации прекратившей свою деятельность в качестве юридического лица с исключением ее из единого государственного реестра юридических лиц не препятствует этой общественной организации продолжить (возобновить) свою деятельность на правах общественного объединения, не являющегося юридическим лицом. Не препятствует оно и ее последующей регистрации в качестве юридического лица, поскольку Федеральный закон "Об общественных объединениях", в том числе оспариваемые его положения, не связывает с таким признанием запрет на ее деятельность (в отличие от ликвидации общественного объединения по решению суда) и не лишает ее возможности приобрести статус юридического лица заново. Так, согласно информации, официально размещенной на сайте Федеральной налоговой службы в сети Интернет, в Едином государственном реестре юридических лиц на 5 апреля 2012 года содержалась и содержится в настоящее время внесенная 22 декабря 2011 года запись о государственной регистрации Свердловской областной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства".

3.3. Из жалобы следует, что неконституционность положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 29 Федерального закона "Об общественных объединениях" заявители усматривают, помимо прочего, в нарушении ими права собственности общественной организации и прав ее кредиторов. Представленные в Конституционный Суд Российской Федерации материалы, однако, не содержат сведений о том, что принятыми по делу региональной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" судебными актами названные права были затронуты.

Поскольку, таким образом, применение оспариваемых законоположений в указанном аспекте не нашло подтверждения в представленных материалах, жалоба заявителей в этой части также не может быть признана допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Проверка же законности и обоснованности судебных актов, постановленных по делу региональной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства", предполагает исследование фактических обстоятельств и проверку правильности выбора судами подлежащих применению норм, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы региональной общественной организации "Молодежный центр поэзии, музыки и кулинарного искусства" и гражданки Насоновой Натальи Андреевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области