КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26 мая 2016 г. N 1037-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНКИ ИВЛЕВОЙ ЕКАТЕРИНЫ ЮРЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТАМИ 1 И 9 СТАТЬИ 8
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ
ПО СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКЕ ДЕТЕЙ-СИРОТ И ДЕТЕЙ,
ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Е.Ю. Ивлевой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, было отказано в удовлетворении иска гражданки Е.Ю. Ивлевой, 1986 года рождения, к органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации о включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для получения жилья. При этом суды исходили из того, что истицей не были представлены доказательства ненадлежащего исполнения обязанностей по защите ее прав попечителем, органами опеки и попечительства, образовательными или иными учреждениями, а также того, что до достижения возраста 23 лет она предпринимала попытки встать на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении. Суды также учитывали обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному делу по иску Е.Ю. Ивлевой к органам местного самоуправления и органам исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.Ю. Ивлева оспаривает конституционность пунктов 1 и 9 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", устанавливающих условия и порядок обеспечения благоустроенными жилыми помещениями специализированного жилищного фонда детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании срока пребывания в образовательных учреждениях, учреждениях социального обслуживания населения, учреждениях системы здравоохранения и иных учреждениях, создаваемых в установленном законом порядке для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также по завершении обучения в образовательных организациях профессионального образования либо окончании прохождения военной службы по призыву, либо окончании отбывания наказания в исправительных учреждениях.

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы не соответствуют статьям 7, 19 (часть 1) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку, ограничивая предоставление лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, благоустроенных жилых помещений специализированного жилищного фонда 23-летним возрастом, не учитывают обстоятельства, по которым такое лицо не было своевременно поставлено на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Федеральный закон "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" закрепляет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в частности обеспечение их жильем в целях социализации по окончании срока пребывания в образовательных учреждениях, учреждениях социального обслуживания населения, учреждениях системы здравоохранения и иных учреждениях, создаваемых в установленном законом порядке для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также по завершении обучения в образовательных организациях профессионального образования либо окончании прохождения военной службы по призыву, либо окончании отбывания наказания в исправительных учреждениях.

В исключение из общего правила о необходимости государственной поддержки детей, т.е. лиц, не достигших 18-летнего возраста (пункт 1 статьи 54 Семейного кодекса Российской Федерации), лишившихся или ограниченных в возможности иметь содержание от своих родителей и нуждающихся по этой причине в социальной защите, законодатель распространил действие названного Федерального закона на лиц, достигших 18-летнего возраста, и предоставил им право пользоваться соответствующими мерами социальной поддержки до достижения возраста 23 лет, обеспечив тем самым единообразный подход к определению оснований социальной защиты таких граждан (аналогичный возрастной критерий установлен пенсионным законодательством, законодательством об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, о социальной защите отдельных категорий граждан).

Такое правовое регулирование осуществлено в интересах названных лиц с целью предоставления им дополнительной социальной поддержки с учетом имевшегося у них ранее статуса детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права тех граждан, на которых действие данного Федерального закона не распространяется.

Установление же и исследование фактических обстоятельств конкретного дела, в том числе в части определения, надлежаще ли исполнялись обязанности по защите прав заявительницы попечителем, органами опеки и попечительства, образовательными или иными учреждениями, а также имелись ли у заявительницы до достижения 23-летнего возраста препятствия для обращения за постановкой на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится; не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации и внесение изменений и дополнений в действующее законодательство.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ивлевой Екатерины Юрьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области