КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 сентября 2014 г. N 1830-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
БАСИАШВИЛИ ШАЛВЫ ЗУРАБОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 31
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ
ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы Ш.З. Басиашвили к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ш.З. Басиашвили оспаривает конституционность статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" в целом, а также следующих ее положений:

абзаца первого пункта 9, согласно которому иностранные граждане, подлежащие депортации, по решению суда содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации;

пункта 11, согласно которому в случае, если федеральным органом исполнительной власти, ведающим вопросами юстиции, в отношении иностранного гражданина, находящегося в местах лишения свободы, вынесено решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, указанное решение в течение трех дней со дня его вынесения направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере миграции, который принимает решение о депортации данного иностранного гражданина либо в случае наличия международного договора Российской Федерации о реадмиссии, который затрагивает данного иностранного гражданина, решение о его реадмиссии.

Как следует из представленных материалов, в 2010 году Министерством юстиции Российской Федерации в отношении Ш.З. Басиашвили, который в 2006 году был осужден за совершение преступлений, предусмотренных статьями 158 "Кража", 161 "Грабеж" и 228 "Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов" УК Российской Федерации, и которому было назначено наказание в виде пяти лет и шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, было вынесено решение о нежелательности его пребывания (проживания) на территории Российской Федерации сроком до 18 ноября 2017 года и обязании его покинуть территорию Российской Федерации. На основании данного решения 7 марта 2013 года Управление Федеральной миграционной службы по Ростовской области приняло решение о депортации его за пределы территории Российской Федерации.

По решению суда от 22 марта 2013 года Ш.З. Басиашвили был помещен в специальное учреждение для содержания иностранных граждан, подлежащих депортации или административному выдворению за пределы Российской Федерации. Консул Республики Грузия сообщил Управлению Федеральной миграционной службы по Ростовской области, что свидетельство на возвращение в Грузию оформлено не будет в связи с отсутствием оснований, предусмотренных законодательством Грузии. Впоследствии Ш.З. Басиашвили обратился с заявлением о пересмотре указанного судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку полагал, что письмо консула Республики Грузия свидетельствует об отсутствии у него гражданства Республики Грузия, однако в удовлетворении заявления ему было отказано. Заявитель обжаловал в судебном порядке решение о депортации, ссылаясь на ответ консула Республики Грузия, однако в удовлетворении требований ему также было отказано.

Кроме того, заявитель неоднократно обжаловал действия (бездействие) должностных лиц Управления Федеральной миграционной службы по Ростовской области, связанных с рассмотрением его обращений по вопросу законности его содержания в специальном учреждении, а также по вопросу приобретения им гражданства Российской Федерации, однако в удовлетворении и этих заявлений ему было отказано.

В 2014 году Ш.З. Басиашвили обратился в суд с требованием признать незаконными действия Управления Федеральной миграционной службы по Ростовской области по содержанию его в специальном учреждении, поскольку полагал, что он был помещен в указанное учреждение без возбуждения исполнительного производства и на основании не вступившего в законную силу решения суда и это препятствует обжалованию соответствующих действий в рамках исполнительного производства. Отказывая в удовлетворении данных требований, суд в решении от 8 апреля 2014 года сослался на то, что нормы Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" не распространяют свое действие на исполнение решений о депортации иностранных граждан и лиц без гражданства, т.е. требование Ш.З. Басиашвили возбудить исполнительное производство на основании исполнительного листа не основано на законе.

Нарушение своих прав положениями статьи 31 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" заявитель усматривает в том, что они позволяют выносить решение о нежелательности пребывания на территории России иностранного гражданина или лица без гражданства, находящегося в местах лишения свободы, устанавливают одни и те же правила депортации и для иностранных граждан, и лиц без гражданства, к которым себя относит заявитель, и не выделяют лиц без гражданства в отдельную категорию, а также не разделяют на разные категории лиц, прибывших в Российскую Федерации до 1 ноября 2002 года и после этого срока, позволяют признавать нахождение лиц, прибывших в Россию до 1 ноября 2002 года, нежелательным на территории России и препятствуют им в оформлении гражданства Российской Федерации. Заявитель также полагает, что оспариваемые законоположения позволяют бессрочно содержать лиц, подлежащих депортации, в специальных учреждениях, притом что условия содержания в таких учреждениях аналогичны условиям содержания в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

В связи с этим заявитель просит признать оспариваемые законоположения не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7 (часть 1), 15 (часть 1), 19 (часть 1), 21, 22, 23 (часть 1), 27, 45 (часть 1), 56 (часть 3), 62 (часть 3), 63 (часть 2) и 64.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. При этом, закрепляя право каждого на свободный выезд за пределы Российской Федерации, Конституция Российской Федерации предоставляет право на беспрепятственный въезд в Российскую Федерацию только гражданам Российской Федерации (статья 27, часть 2).

Исходя из указанных конституционных положений в рамках предоставленной ему дискреции законодатель в Федеральном законе от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" установил, что в случае, если пребывание (проживание) иностранного гражданина или лица без гражданства, законно находящихся в Российской Федерации, создает реальную угрозу обороноспособности или безопасности государства, либо общественному порядку, либо здоровью населения, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации (часть четвертая статьи 25.10).

Решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, как это предусмотрено пунктом 11 статьи 31 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", может быть принято в отношении иностранного гражданина, находящегося в местах лишения свободы, и такой гражданин по решению федерального органа исполнительной власти в сфере миграции подлежит депортации либо в случае наличия международного договора Российской Федерации о реадмиссии, который затрагивает данного иностранного гражданина, решение о его реадмиссии. В силу пункта 2 статьи 2 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" данные правила распространяются и на лиц без гражданства.

Такое законодательное регулирование согласуется с закрепленным в Конституции Российской Федерации принципом, в соответствии с которым права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3).

Что касается доводов заявителя о том, что статья 31 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" необоснованно препятствует ему в оформлении гражданства Российской Федерации, то они не могут быть признаны обоснованными, поскольку данное законоположение не регулирует порядок приобретения гражданства, а также основания отклонения заявлений о приеме в гражданство. Соответствующие основания установлены статьей 16 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации", которая судами в отношении заявителя не применялась.

Оспариваемый заявителем пункт 9 статьи 31 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", действующий в настоящий момент в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года N 232-ФЗ, предусматривает, что иностранные граждане, подлежащие депортации, содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации, что согласуется с подпунктом "f" пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, который допускает лишение свободы в случае законного задержания или заключения под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

Указанное законоположение подлежит применению во взаимосвязи с положениями главы 26.1 ГПК Российской Федерации в редакции того же Федерального закона, в частности с частью второй его статьи 261.4, в соответствии с которой решение суда об удовлетворении заявления о помещении иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальное учреждение или о продлении срока пребывания иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальном учреждении является основанием для помещения иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальное учреждение на необходимый для осуществления его депортации или реадмиссии срок или продления срока пребывания иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальном учреждении.

Таким образом, действующей системой правового регулирования предусматривается судебный контроль за сроком содержания лица, в отношении которого принято решение о депортации, в специализированном учреждении, и, соответственно, оно не предполагает, что лицо, в отношении которого принято решение о депортации, может быть оставлено в неопределенности относительно сроков его содержания в специализированном учреждении.

Из представленных материалов следует, что заявитель не обжаловал в судебном порядке бездействие территориального органа Федеральной миграционной службы, выразившееся в длительном неисполнении решения о его депортации. При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что оспариваемые законоположения могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном в жалобе аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Басиашвили Шалвы Зурабовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области