КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 февраля 2016 г. N 435-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА МОЛЧАНОВА НИКОЛАЯ БОРИСОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 228 И 229.1
УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Н.Б. Молчанова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Н.Б. Молчанов, признанный приговором суда виновным в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, оспаривает конституционность статей 228 "Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества" и 229.1 "Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ" УК Российской Федерации.

Как утверждает заявитель, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 1 (часть 1), 2, 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19, 29 (часть 4), 46 (часть 1), 50 (часть 1), 54, 55 (часть 3) и 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют привлекать лицо, приобретшее наркотическое средство через интернет-магазин, к уголовной ответственности дважды за одно и то же деяние, признавая это лицо, не покидавшее территорию Российской Федерации, исполнителем контрабанды, признаки которой не отвечают требованию правовой определенности, и поскольку допускают назначение несоразмерного наказания за такое деяние.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Исходя из Конституции Российской Федерации и в предусмотренных ею пределах федеральный законодатель, реализуя свои полномочия, определяет содержание положений уголовного закона, устанавливает преступность тех или иных общественно опасных деяний, их наказуемость, а также порядок привлечения виновных лиц к уголовной ответственности, учитывая при этом степень распространенности таких деяний, значимость охраняемых законом ценностей, на которые они посягают, и существенность причиняемого ими вреда, а также невозможность их преодоления с помощью иных правовых средств. Введение законом уголовной ответственности за то или иное деяние является свидетельством достижения им такого уровня общественной опасности, при котором для восстановления нарушенных общественных отношений требуется использование государственных сил и средств (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года N 7-П).

В соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года (с поправками, внесенными в нее Протоколом 1972 года) Российская Федерация, будучи ее участницей, взяла на себя обязательство принимать в пределах своей территории любые необходимые специальные меры контроля в отношении какого бы то ни было наркотического средства, включенного в ее Список I, учитывая его особо опасные свойства, а также - если существующие в стране условия делают это наиболее подходящим способом охраны здоровья и благополучия - вводить законодательные и административные меры, какие могут быть необходимы для того, чтобы выполнять принятые на себя обязательства (пункт 5 статьи 2 и пункт "а" статьи 4). В развитие приведенных установлений Конвенцией о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года предусмотрено, что с учетом своих конституционных положений и основных принципов своей правовой системы ее участники, в том числе Российская Федерация, принимают меры для признания правонарушениями согласно своему законодательству, когда они совершаются преднамеренно, хранения, приобретения или культивирования любого наркотического средства или психотропного вещества для личного потребления в нарушение положений международных договоров; государства должны стремиться использовать имеющиеся в национальном законодательстве дискреционные полномочия, относящиеся к уголовному преследованию лиц за правонарушения, признанные таковыми в соответствии с данной Конвенцией, для достижения максимальной эффективности правоохранительных мер в отношении этих правонарушений, принимая во внимание необходимость воспрепятствования их совершению (пункты 2 и 6 статьи 3).

Заключенный Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года закрепил принципы функционирования таможенного союза в рамках Евразийского экономического союза (статья 25). В свою очередь, Таможенный кодекс таможенного союза определяет перемещение товаров через таможенную границу как ввоз товаров на таможенную территорию таможенного союза или вывоз товаров с таможенной территории таможенного союза (подпункт 22 пункта 1 статьи 4), устанавливает, что пересылка международных почтовых отправлений должна сопровождаться документами, предусмотренными актами Всемирного почтового союза (пункт 2 статьи 312), и не допускает пересылку в международных почтовых отправлениях товаров, запрещенных к ввозу на таможенную территорию таможенного союза или вывозу с этой территории, запрещенных к пересылке в соответствии с актами Всемирного почтового союза или в отношении которых применяются ограничения, если такие товары запрещены к пересылке в международных почтовых отправлениях в соответствии с решением Комиссии таможенного союза (пункт 1 статьи 313).

Всемирная почтовая конвенция 2012 года обязывает государства - члены Всемирного почтового союза принимать все необходимые меры для предотвращения включения в почтовые отправления наркотиков, психотропных или взрывоопасных, горючих или другого рода опасных веществ, недвусмысленно ею не разрешенных, для преследования и наказания виновных (§ 1.1.1 статьи 11), запрещает включение во все категории отправлений наркотиков и психотропных веществ, как они определены Международным комитетом по контролю над наркотиками, или других незаконных веществ, запрещенных в стране назначения (§ 2.1.1 статьи 18).

Документы, подтверждающие соблюдение ограничений в отношении товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях, представляются заинтересованным лицом или назначенным оператором таможенному органу в месте (учреждении) международного почтового обмена либо заинтересованным лицом в иных местах, определенных таможенным органом, при таможенном декларировании и выпуске товаров (абзац восьмой статьи 4 Соглашения от 18 июня 2010 года об особенностях таможенных операций в отношении товаров, пересылаемых в международных почтовых отправлениях, которое было заключено правительствами Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации и к которому впоследствии присоединились Республика Армения и Кыргызская Республика).

2.2. Соответствующим международным обязательствам Российской Федерации корреспондируют положения Федерального закона от 8 января 1998 года N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", который, закрепляя правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности (преамбула), определяет Список I как список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и ее международными договорами, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 1 и 5 статьи 14 этого Федерального закона (пункт 1 статьи 2), и прямо устанавливает, что пересылка наркотических средств, психотропных веществ и внесенных в Список I прекурсоров в почтовых отправлениях, в том числе международных, запрещается (пункт 1 статьи 22).

Кроме того, статьи 228 и 229.1 УК Российской Федерации, предусматривая уголовную ответственность за указанные в них виды нарушений запретов, вытекающих из международных обязательств Российской Федерации и прямо установленных Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах", являются нормами Особенной части уголовного закона и применяются во взаимосвязи с положениями его Общей части, определяющими, в частности, что исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в совершении преступления совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных данным Кодексом (часть вторая его статьи 33), и с учетом разъяснений, которые даны в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами". Так, согласно пункту 17 названного постановления под незаконной пересылкой следует понимать действия лица, направленные на перемещение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, адресату (например, в почтовых отправлениях), когда эти действия по перемещению осуществляются без непосредственного участия отправителя; при этом ответственность лица как за оконченное преступление наступает с момента отправления письма, посылки, багажа и т.п. с содержащимися в нем указанными средствами, веществами или их аналогами, такими растениями либо их частями независимо от получения их адресатом; незаконную пересылку указанных средств, веществ, растений путем международного почтового отправления следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 228.1 и 229.1 УК Российской Федерации, в случае установления их незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза, членом которого является Российская Федерация, либо Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза.

Следовательно, оспариваемые нормы, действуя в системе правового регулирования, не содержат неопределенности, на которую указывает заявитель в своей жалобе.

Разрешение же вопроса о размере санкций за предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации преступления является прерогативой федерального законодателя (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П). При этом должна обеспечиваться соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств. Соответственно, федеральный законодатель, определяя - при соблюдении конституционных гарантий прав личности в ее публично-правовых отношениях с государством - уголовно-правовые последствия совершения преступления, дифференцирует их в зависимости от общественной опасности содеянного (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2013 года N 998-О, от 29 сентября 2015 года N 1969-О и от 28 января 2016 года N 211-О).

При этом принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией Российской Федерации и регулируется уголовным законом, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 года N 3-П). Вместе с тем нормы Особенной части УК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 17 и 69, регламентирующими понятие совокупности преступлений и правила назначения наказания по совокупности преступлений, призваны обеспечить реализацию принципа справедливости при применении уголовного закона, в силу которого наказание должно соответствовать, помимо прочего, характеру и степени общественной опасности преступления (часть первая статьи 6 данного Кодекса). Такое соответствие в случаях, когда лицом совершены деяния, различающиеся по объекту посягательства, объективной и субъективной стороне и образующие тем самым преступления, предусмотренные различными статьями уголовного закона, достигается в том числе путем квалификации содеянного и назначения наказания по совокупности преступлений. Иное противоречило бы задачам и принципам Уголовного кодекса Российской Федерации, целям уголовного наказания (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года N 846-О-О, от 22 апреля 2014 года N 832-О и от 27 октября 2015 года N 2588-О).

Не являются исключением и случаи, когда совершенные лицом деяния охватываются диспозициями статей 228 и 229.1 УК Российской Федерации, существенно различающимися по признакам объективной стороны (в частности, в статье 228 - незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а в статье 229.1 - незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС таких предметов) и, соответственно, содержанием субъективной стороны.

Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Молчанова Николая Борисовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области