КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 декабря 2012 г. N 2323-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА БЕЛЬКОВА ОЛЕГА ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 109
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О.В. Белькова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.В. Бельков оспаривает конституционность частей второй, третьей, пятой и седьмой статьи 109 "Сроки содержания под стражей" УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, указанные законоположения допускают произвольное усмотрение следователя при определении руководителя следственного органа, у которого он испрашивает согласие на обращение в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, а также при определении суда, в который им направляется соответствующее ходатайство; кроме того, они не исключают неоднократное обращение следователя в суд с ходатайством о продлении предельного срока содержания обвиняемого под стражей в случае, если после окончания предварительного следствия обвиняемому и его защитнику оказалось не достаточно 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела, что противоречит статьям 2, 17 (часть 2), 18, 19 (часть 1) и 45 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные О.В. Бельковым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, необоснованное применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации, пунктом 1 статьи 9 и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо; при решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей суд должен исходить не только из обоснованного подозрения, что лицо совершило преступление, но и, главным образом, из обстоятельств, оправдывающих его содержание под стражей (возможность оказания давления на свидетелей, опасение, что подсудимый скроется от правосудия, может совершить новое преступление, и т.д.), а также важности предмета разбирательства, сложности дела, поведения обвиняемого и иных факторов (Постановление от 13 июня 1996 года N 14-П; определения от 25 декабря 1998 года N 167-О, от 15 мая 2002 года N 164-О и др.).

В соответствии с положениями статьи 109 УПК Российской Федерации в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 того же Кодекса, на срок до 6 месяцев; дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда, в частности, по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа, до 12 месяцев (часть вторая); срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 данного Кодекса, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев (часть третья).

Какой-либо неопределенности с точки зрения возможности определения того руководителя следственного органа, к которому следователь управомочен обратиться с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, либо суда, в который подлежит направлению такое ходатайство, эти положения статьи 109 УПК Российской Федерации не содержат. Устанавливая конкретные основания для продления сроков предварительного следствия, они также не предполагают, что указанные вопросы решаются следователем по его произвольному усмотрению (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 года N 547-О).

Согласно положениям частей четвертой - седьмой статьи 109 УПК Российской Федерации материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями второй и третьей той же статьи; если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению; в случае, если после окончания предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой указанной статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед соответствующим судом.

Оспариваемые положения статьи 109 УПК Российской Федерации не предполагают избыточного или не ограниченного по продолжительности содержания обвиняемого под стражей; эти нормы не лишают обвиняемого и его защитника права обжаловать в вышестоящий суд законность и обоснованность судебного решения о продлении срока содержания под стражей, а также права в любой момент производства по уголовному делу заявить ходатайство об отмене или изменении данной меры пресечения и возможности обжаловать в суд законность и обоснованность отказа в этом и не препятствуют суду принять соответствующее решение (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 2003 года N 184-О, от 19 марта 2009 года N 271-О-О и от 18 октября 2012 года N 1904-О).

Установление же того, имелись ли по делу с участием заявителя фактические основания для обращения следователя с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей к руководителю следственного органа того или иного уровня и в суд того или иного звена судебной системы, к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Белькова Олега Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области