См. Документы Центрального Банка Российской Федерации

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 сентября 2012 г. N 1825-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНКИ ПЕРЕВАЛОВОЙ ОЛЬГИ БОРИСОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 29 ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА "О БАНКАХ И БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ", СТАТЬИ 9
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВАЛЮТНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ И ВАЛЮТНОМ
КОНТРОЛЕ", СТАТЕЙ 31, 50, 54 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ ИПОТЕКЕ (ЗАЛОГЕ НЕДВИЖИМОСТИ)", СТАТЬИ 446 ГРАЖДАНСКОГО
ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬЮ 446 ГРАЖДАНСКОГО
ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки О.Б. Переваловой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка О.Б. Перевалова утверждает:

часть первая статьи 29 "Процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям кредитной организации" Федерального закона 2 декабря 1990 года N 395-1 "О банках и банковской деятельности" в части отсутствия ограничений по установлению вида исчисления процентной ставки (дифференцированный платеж или аннуитентный платеж), а также отсутствия ограничений максимальной величины процентной ставки в случае ее аннуитентного исчисления не соответствует статьям 2, 4 (часть 2), 7 (часть 1), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2) и 34 (часть 2) Конституции Российской Федерации;

пункт 1 части 3 статьи 9 "Валютные операции между резидентами" Федерального закона от 10 декабря 2003 года N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" в части, позволяющей банкам выдавать ипотечные кредиты в иностранной, а не российской валюте, и таким образом увеличивающей валютные риски по сложному кредитному продукту, не соответствует статьям 2, 8 (часть 1) и 18 Конституции Российской Федерации;

абзац первый пункта 4 статьи 31 "Страхование заложенного имущества и ответственности заемщика за невозврат кредита" Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в части отсутствия требования об обязательности страхования риска ответственности заемщика перед кредитором за неисполнение обязательства по возврату кредита и указания лишь на обязательность страхования имущества, которое подлежит залогу, не соответствует статьям 34 (часть 2) и 39 (часть 3) Конституции Российской Федерации;

подпункт 4 пункта 2 статьи 54 "Вопросы, разрешаемые судом при рассмотрении дела об обращении взыскания на заложенное имущество" Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в части использования неопределенной формулировки об установлении судом начальной продажной цены заложенного имущества, которая позволяет произвольное изменение условия договора о стоимости заложенного имущества даже при условии наличия соответствующего требованиям закона договора о закладной, не соответствует статьям 8 (часть 1), 19 (части 1 и 2) и 34 (часть 1) Конституции Российской Федерации;

абзац первый пункта 1 статьи 50 "Основания обращения взыскания на заложенное имущество" Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и абзац первый части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации в части отсутствия запрета на обращение взыскания по исполнительным документам на принадлежащее должнику единственное жилое помещение не соответствуют статьям 4 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 40 (части 1 и 2) и 55 Конституции Российской Федерации;

Федеральный закон от 29 декабря 2004 года N 194-ФЗ "О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", внесший изменение в абзац второй части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации, снимающее запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на принадлежащее должнику единственное жилое помещение, не соответствует статье 4 (часть 2) Конституции Российской Федерации и статье 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявительницей материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Данными материалами не подтверждается применение положений статьи 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", статьи 9 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле", статьи 31 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в конкретном деле с участием О.Б. Переваловой, а потому ее жалоба в этой части не может быть признана допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, исполнение судебного решения, в том числе вынесенного в пользу кредитора в случае нарушения должником гражданско-правового обязательства, по смыслу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, следует рассматривать как элемент судебной защиты; соответственно, защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно не исполняется, что обязывает федерального законодателя при выборе в пределах своей конституционной дискреции того или иного механизма исполнительного производства осуществлять непротиворечивое регулирование отношений в этой сфере, создавать для них стабильную правовую основу и не ставить под сомнение конституционный принцип исполнимости судебного решения (постановления от 30 июля 2001 года N 13-П, от 15 января 2002 года N 1-П, от 14 мая 2003 года N 8-П, от 14 июля 2005 года N 8-П, от 26 февраля 2010 года N 4-П, от 14 мая 2012 года N 11-П).

Таким образом, законодательная регламентация обращения взыскания по исполнительным документам должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора (охватывающих его право требования), с целью предотвращения либо уменьшения размера негативных последствий неисполнения обязательства должником (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2007 года N 10-П).

Оспариваемые в жалобе законоположения, предоставляющие залогодержателю право обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества названных в статьях 3 и 4 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное, направлены на обеспечение баланса прав и законных интересов взыскателей и должников и в качестве таковых служат реализации предписаний статей 17 (часть 3), 35, 46 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2010 года N 1589-О-О, от 20 октября 2011 года N 1445-О-О).

Вместе с тем, стремясь сохранить должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и жизнедеятельности, федеральный законодатель в пункте 3 статьи 54 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" предусмотрел, что в случаях, когда залогодателем является гражданин, независимо от того, какое имущество заложено им по договору об ипотеке, при условии, что залог не связан с осуществлением этим гражданином предпринимательской деятельности, суд по заявлению залогодателя при наличии уважительных причин вправе в решении об обращении взыскания на заложенное имущество отсрочить его реализацию на срок до одного года.

Проверка же законности и обоснованности судебных постановлений, как связанная с установлением и исследованием фактических обстоятельств, а также проверка соответствия положений федерального закона положениям федерального конституционного закона к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, предусмотренным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Переваловой Ольги Борисовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области