КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 января 2013 г. N 124-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА АБАШИДЗЕ ПАВЛА ЭНВЕРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ СЕДЬМОЙ СТАТЬИ 54 ПОЛОЖЕНИЯ
О СЛУЖБЕ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина П.Э. Абашидзе вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.Э. Абашидзе оспаривает конституционность части седьмой статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утверждено постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1), предусматривающей, что беременные женщины и матери из числа сотрудников органов внутренних дел, а также отцы - сотрудники органов внутренних дел, воспитывающие детей без матери (в случае ее смерти, лишения родительских прав, длительного пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения), пользуются правовыми и социальными гарантиями, установленными законодательством Российской Федерации для этой категории населения Российской Федерации.

Как следует из материалов жалобы, майор милиции П.Э. Абашидзе, которому 3 февраля 2011 года было вручено уведомление о предстоящем увольнении из органов внутренних дел по сокращению штатов, 18 мая 2011 года был уволен со службы на основании приказа от 16 мая 2011 года. От замещения предложенных ему вакантных должностей заявитель отказался. Выслуга лет заявителя на момент увольнения превысила 21 год в календарном исчислении (23 года в льготном исчислении). При этом 16 мая 2011 года гражданин П.Э. Абашидзе обратился к начальнику с рапортом о предоставлении ему с 17 мая 2011 года отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. До этого момента уход за ребенком, родившимся 8 мая 2010 года, осуществляла супруга заявителя, которая до 16 мая 2011 года получала ежемесячное пособие по уходу за ребенком в связи с предоставлением ей соответствующего отпуска.

По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 15, 19 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку не предполагает возможности предоставления указанного отпуска сотруднику органов внутренних дел мужского пола в том случае, если он не относится к числу отцов, воспитывающих детей без матери. Кроме того, П.Э. Абашидзе настаивает на признании противоречащим Конституции Российской Федерации отказа в предоставлении ему указанного отпуска.

Заявитель также просит разъяснить Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 года N 13-О-О, указав, может ли оно применяться при рассмотрении судом его дела об увольнении со службы в органах внутренних дел для проверки соблюдения сроков предупреждения его о предстоящем увольнении.

Часть седьмая статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации применена в деле заявителя судами общей юрисдикции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные П.Э. Абашидзе материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии с частью 1 статьи 97 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" с 1 января 2012 года Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1 "Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации" в отношении сотрудников органов внутренних дел не применяется за исключением частей пятой и шестой статьи 45, части седьмой статьи 46, статей 54 и 64 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, которые до 31 декабря 2012 года включительно применялись лишь в отношении сотрудников органов внутренних дел, прикомандированных в соответствии с законодательством Российской Федерации к федеральному органу исполнительной власти, реализующему государственную политику в сфере миграции и осуществляющему правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции, и федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему специальные функции в сфере обеспечения федеральной фельдъегерской связи в Российской Федерации. С требованием о проверке конституционности норм статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации П.Э. Абашидзе впервые обратился в Конституционный Суд Российской Федерации в октябре 2012 года, т.е. в тот период, когда нормы Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, по общему правилу, не подлежали применению к сотрудникам органов внутренних дел.

2.2. Положения части седьмой статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации ранее были предметом обращения граждан в Конституционный Суд Российской Федерации. Отказывая в принятии соответствующих жалоб к рассмотрению, Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что по смыслу статей 32 (часть 4), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункт "е" части 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статей 2 и 7 Федерального закона от 27 мая 2003 года N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" служба в органах внутренних дел, посредством прохождения которой граждане реализуют право на свободное распоряжение своими способностями к труду, относится к особому виду государственной службы - правоохранительной службе и представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, борьбе с преступностью, защите прав и свобод человека и гражданина. Следовательно, такого рода деятельность осуществляется в публичных интересах, а лица, которые проходят службу в органах внутренних дел, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их специальный правовой статус (определения от 5 марта 2009 года N 377-О-О, N 464-О-О, N 465-О-О и N 466-О-О).

Такой правовой статус, в частности, включает в себя обусловленные характером соответствующей деятельности права и обязанности данной категории лиц, налагаемые на них ограничения, а также гарантии их социальной защиты (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 15 июля 2009 года N 13-П и от 20 октября 2010 года N 18-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 1249-О и др.). При этом гражданин, добровольно избирая такой род занятий, соглашается с условиями и ограничениями, с которыми связан приобретаемый им правовой статус (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 года N 219-О, от 7 декабря 2001 года N 256-О и от 20 октября 2005 года N 378-О).

Конституционный Суд Российской Федерации применительно к части седьмой статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации сделал вывод о том, что данная норма, согласно которой беременные женщины и матери из числа сотрудников органов внутренних дел, а также отцы - сотрудники органов внутренних дел, воспитывающие детей без матери (в случае ее смерти, лишения родительских прав, длительного пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения), пользуются правовыми и социальными гарантиями, установленными законодательством Российской Федерации для этой категории населения Российской Федерации, является по своему характеру отсылочной, применяется только в системной связи с положениями иных нормативных правовых актов и сама по себе не направлена на ограничение прав и свобод сотрудников органов внутренних дел (определения от 5 марта 2009 года N 377-О-О, N 464-О-О, N 465-О-О и N 466-О-О).

Что касается вопроса о признании противоречащим Конституции Российской Федерации отказа в предоставлении П.Э. Абашидзе отпуска по уходу за ребенком, то его разрешение - с учетом целевого характера данного отпуска и того обстоятельства, что заявитель обратился за его предоставлением в день издания приказа об увольнении со службы - означало бы необходимость установления фактических обстоятельств дела и осуществления контроля за деятельностью правоприменительных органов, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

2.3. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им решения дается только в рамках предмета этого решения по ходатайству органов и лиц, чьи обращения послужили основанием для возбуждения производства в Конституционном Суде Российской Федерации, а также других органов и лиц, которым решение было направлено.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 2011 года N 13-О-О, о разъяснении которого ходатайствует заявитель, вынесено не по жалобе П.Э. Абашидзе, а по жалобе иного лица и в официальном порядке ему не направлялось, а потому он не может быть отнесен к числу надлежащих заявителей ходатайства о разъяснении этого Определения.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьей 83, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абашидзе Павла Энверовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области