КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 ноября 2012 г. N 2224-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ
ГРАЖДАНИНА ЗОТОВА МАКСИМА ПАВЛОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 19.3 И ЧАСТЬЮ 1
СТАТЬИ 32.8 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина М.П. Зотова вопрос о возможности принятия его жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.П. Зотов оспаривает конституционность следующих положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях:

части 1 статьи 19.3, согласно которой неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток;

части 1 статьи 32.8, в соответствии с которой постановление судьи об административном аресте исполняется органами внутренних дел немедленно после вынесения такого постановления.

Как следует из представленных материалов, 4 мая 2012 года М.П. Зотов был остановлен на своем автомобиле инспектором дорожно-патрульной службы и в отношении него составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3.1 статьи 12.5 КоАП Российской Федерации. Кроме того, инспектором дорожно-патрульной службы было установлено, что заявитель ранее уже привлекался к административной ответственности по части 3.1 статьи 12.5 КоАП Российской Федерации и ему было выдано требование об устранении обстоятельств, послуживших совершению административного правонарушения, которое в надлежащий срок М.П. Зотовым исполнено не было. В связи с этим в отношении заявителя также был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 КоАП Российской Федерации. После того как М.П. Зотову были разъяснены его права, он, закрывшись в автомобиле, препятствовал осуществлению его доставления в суд. С учетом этих обстоятельств мировой судья признал заявителя виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 КоАП Российской Федерации, и назначил ему административное наказание в виде административного ареста на срок 13 суток.

По мнению заявителя, часть 1 статьи 19.3 КоАП Российской Федерации противоречит статьям 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет привлекать лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, к ответственности в виде административного ареста за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, притом что данное деяние охватывается составом административного правонарушения, установленным статьей 17.7 того же Кодекса, которая такой меры административного наказания, как административный арест, не предусматривает.

Что касается части 1 статьи 32.8 КоАП Российской Федерации, то, с точки зрения заявителя, данное законоположение противоречит статьям 15 (часть 1), 17 (часть 1), 22 и 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет подвергать лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, административному аресту до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные М.П. Зотовым материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

2.1. Федеральный закон от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", определяя в качестве предназначения полиции защиту жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействие преступности, охрану общественного порядка, собственности и обеспечение общественной безопасности (часть 1 статьи 1), возлагает на полицию и ее сотрудников соответствующие предназначению полиции обязанности и предоставляет обусловленные данными обязанностями права (статьи 12, 13, 27 и 28), а также устанавливает, что воспрепятствование выполнению сотрудником полиции служебных обязанностей, оскорбление сотрудника полиции, оказание ему сопротивления, насилие или угроза применения насилия по отношению к сотруднику полиции в связи с выполнением им служебных обязанностей либо невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации (часть 4 статьи 30).

Приведенным положениям корреспондирует оспариваемая заявителем часть 1 статьи 19.3 КоАП Российской Федерации, устанавливающая ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей, т.е. за такие действия, которые выражаются в непосредственном отказе подчиниться распоряжениям (требованиям) сотрудника полиции, в физическом сопротивлении и противодействии ему. Данные действия, вопреки мнению заявителя, не охватываются статьей 17.7 КоАП Российской Федерации, устанавливающей административную ответственность за умышленное невыполнение требований, которые в соответствии с тем же Кодексом вправе предъявить должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, в том числе должностное лицо органа внутренних дел (полиции), например за невыполнение требования об обязательном присутствии при рассмотрении дела лица, в отношении которого ведется производство по делу, его законного представителя (часть 3 статьи 25.1, часть 5 статьи 25.3 КоАП Российской Федерации).

Таким образом, часть 1 статьи 19.3 КоАП Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Проверка же законности и обоснованности вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении, в том числе с точки зрения правильности квалификации действий заявителя, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

2.2. Согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях административный арест, как наиболее строгое административное наказание, устанавливается и назначается лишь в исключительных случаях за отдельные виды административных правонарушений и может быть назначен только судьей (части 1 и 2 статьи 3.9). При этом в отличие от общего правила части 2 статьи 31.2 КоАП Российской Федерации, согласно которому постановление по делу об административном правонарушении подлежит исполнению с момента его вступления в законную силу - для постановлений судьи этот момент наступает после истечения срока обжалования, если постановление не было обжаловано или опротестовано, либо в момент вынесения решения по жалобе, протесту на постановление, за исключением случаев, если решением отменяется вынесенное постановление (статьи 30.2 - 30.9, пункты 1 и 3 статьи 31.1 КоАП Российской Федерации), - постановление судьи об административном аресте исполняется органами внутренних дел немедленно после вынесения такого постановления (часть 1 статьи 32.8 КоАП Российской Федерации).

Закрепляя особый порядок исполнения постановления об административном аресте, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает в части 1 статьи 29.11, части 2 статьи 30.2 и части 3 статьи 30.5 гарантии судебной защиты прав лица, подвергнутого административному аресту: мотивированное постановление об административном аресте объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела; жалоба на данное постановление направляется в вышестоящий суд в день получения жалобы и подлежит рассмотрению в течение суток с момента ее подачи, если лицо отбывает административный арест.

Таким образом, правило о немедленном исполнении постановления об административном аресте уравновешено наличием гарантий скорейшего рассмотрения жалобы лица, подвергнутого этому наказанию. М.П. Зотовым не представлено сведений об обжаловании вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении, а потому оснований полагать, что данные гарантии не позволили ему обеспечить защиту своих прав, не имеется. Следовательно, часть 1 статьи 32.8 КоАП Российской Федерации, рассматриваемая в системной связи с другими положениями этого Кодекса, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Зотова Максима Павловича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области