КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 октября 2012 г. N 1931-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНКИ РОМАШЕВОЙ АЛЕВТИНЫ СЕРГЕЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ
ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 327 УГОЛОВНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки А.С. Ромашевой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка А.С. Ромашева оспаривает конституционность статьи 327 "Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков" УК Российской Федерации. По мнению заявительницы, данная норма противоречит статьям 2, 17 (часть 2), 19 (части 1 и 2), 20 (часть 1), 21 - 25, 32 (часть 5), 33, 41 (части 1 и 3), 45, 46 и 52 Конституции Российской Федерации, поскольку не достаточно четко отграничивает предусмотренные ею деяния от деяний, предусмотренных статьей 292 "Служебный подлог" УК Российской Федерации, что позволило следственному органу передать заявление А.С. Ромашевой о служебном подлоге, выразившемся, как она полагает, в имевшей место фальсификации амбулаторной карты, по подследственности в органы внутренних дел.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.С. Ромашевой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Статья 327 УК Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность, в частности, за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей (часть первая), а также за использование такого заведомо подложного документа (часть третья). Статья же 292 данного Кодекса устанавливает в качестве признаков служебного подлога внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (часть первая).

Следовательно, указанные составы преступлений имеют лишь сходство в части такого предмета преступления, как официальный документ, однако различаются по субъекту преступления, по объективным признакам, определяющим содержание преступного деяния, по его мотивам и целям, что позволяет разграничить данные составы между собой. Разрешение же вопроса о выборе нормы, подлежащей применению в конкретном деле при совершении того или иного процессуального действия или принятии процессуального решения, требует исследования фактических обстоятельств и относится к компетенции судов общей юрисдикции, а также иных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по этому делу.

Как следует из жалобы, указывая на неконституционность нормы уголовного закона, заявительница аргументирует свою позицию изложением фактических обстоятельств ее дела, связанных в том числе с тем, что при рассмотрении ее заявления о служебном подлоге в отношении врачей не были проведены необходимые, по ее мнению, следственные действия, вместо этого данное заявление было направлено по подследственности в милицию, где в возбуждении уголовного дела было отказано, с чем впоследствии согласились и суды. Тем самым, по сути, заявительница предлагает Конституционному Суду Российской Федерации оценить законность и обоснованность действий и решений правоприменителей, что к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Таким образом, жалоба А.С. Ромашевой, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ромашевой Алевтины Сергеевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области