КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 октября 2012 г. N 1888-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ЧЕРНУХИНА ПАВЛА ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 125
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина П.И. Чернухина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданину П.И. Чернухину судами было отказано в удовлетворении жалоб, поданных в порядке статьи 125 "Судебный порядок рассмотрения жалоб" УПК Российской Федерации на незаконные, по его мнению, постановления следователей о возбуждении уголовных дел, о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела, о продлении срока предварительного следствия, о назначении строительной и строительно-технической экспертиз, о привлечении в качестве обвиняемого и о проведении предварительного следствия следственной группой. Принятые решения судами кассационной и надзорных инстанций оставлены без изменения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации П.И. Чернухин утверждает, что часть первая статьи 125 УПК Российской Федерации как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ей сложившейся правоприменительной практикой, позволяет обжаловать в суд только те решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые, по мнению суда, способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, и не предусматривает такое обжалование для иных процессуальных решений и действий (бездействия), которые также затрагивают интересы заявителей, чем предоставляет судам необоснованно широкие пределы усмотрения, препятствует реальному обеспечению судебной защиты прав и свобод и нарушает права, гарантированные статьями 1, 2, 6 (часть 2), 15, 17 - 19, 21 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2) и 118 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на обжалование в суд решений органов государственной, в том числе судебной, власти, не предусматривает непосредственно какой-либо определенный порядок реализации этого права и не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного обжалования, - они устанавливаются на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128, федеральными законами (определения от 17 июля 2007 года N 548-О-О, от 20 ноября 2008 года N 911-О-О, от 16 апреля 2009 года N 359-О-О, от 17 ноября 2009 года N 1481-О-О, от 25 февраля 2010 года N 221-О-О, от 25 ноября 2010 года N 1468-О-О и др.).

Применительно к уголовному судопроизводству таким федеральным законом является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, часть первая статьи 125 которого прямо гарантирует гражданам право на обжалование в суд постановлений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иных решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (часть первая); по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление либо о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, либо об оставлении жалобы без удовлетворения (часть пятая).

Используемые в статье 125 УПК Российской Федерации понятия, определяющие круг обжалуемых в предусмотренном ею порядке действий (бездействия) и решений органов предварительного расследования, наполняются содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного уголовного дела и с учетом их толкования в правоприменительной практике. При этом оспариваемое законоположение, действуя во взаимосвязи с частью четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации, предъявляющей к определениям суда, постановлениям судьи, прокурора, следователя, дознавателя требования законности, обоснованности и мотивированности, во всяком случае не предполагает принятие по жалобам граждан в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации произвольных решений (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2010 года N 632-О-О).

2.2. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 марта 1999 года N 5-П указал, что законность и обоснованность действий и решений органов предварительного расследования, имевших место в ходе досудебного производства, по общему правилу, проверяется судом, в том числе по жалобам участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц, в рамках судебного производства по уголовному делу после передачи в суд его материалов с обвинительным заключением; в случаях же, когда действия и решения органов предварительного расследования порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности, восстановление которых по прошествии времени может оказаться невозможным, судебный контроль за их законностью и обоснованностью должен осуществляться по жалобам заинтересованных лиц незамедлительно.

Вместе с тем, в соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в названном Постановлении, при осуществлении в период предварительного расследования судебного контроля за законностью и обоснованностью процессуальных актов органов дознания, следователей и прокуроров не должны предрешаться вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2009 года N 889-О-О, от 27 мая 2010 года N 633-О-О, от 20 октября 2011 года N 1430-О-О и от 19 июня 2012 года N 1096-О).

Так, в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации не может быть обжаловано постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, поскольку, подтверждая обоснованность предъявленного обвинения, суд фактически подтверждал бы и виновность лица в совершении конкретного преступления, что не могло бы не оказать отрицательного воздействия на независимость и беспристрастность суда при вынесении им приговора, противоречило бы конституционному принципу независимости суда (статья 120 Конституции Российской Федерации), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 1009-О-О и от 17 декабря 2009 года N 1636-О-О). Судом, исходя из фактических обстоятельств возбуждения дела, осуществляется установление и того, сопряжена ли проверка законности обжалуемого постановления о возбуждении уголовного дела с рассмотрением тех вопросов, которые подлежат разрешению при вынесении приговора (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 октября 2003 года N 385-О и от 14 июля 2011 года N 1027-О-О).

2.3. С учетом стадийного построения уголовного процесса право его участников на судебную защиту может обеспечиваться путем проверки судом жалоб на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования после передачи уголовного дела в суд; такой судебный контроль, осуществляемый уже после завершения стадии предварительного расследования, сам по себе не может расцениваться как нарушающий право на судебную защиту (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года N 5-П, определения от 17 февраля 2000 года N 84-О, от 23 января 2001 года N 39-О, от 19 апреля 2001 года N 106-О, от 2 июля 2009 года N 1009-О-О, от 17 декабря 2009 года N 1636-О-О и от 27 января 2011 года N 50-О-О).

На этапе же предварительного расследования действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя могут быть обжалованы прокурору, руководителю следственного органа, а руководителя следственного органа, прокурора - вышестоящим должностным лицам следственного органа и прокуратуры, которые по результатам рассмотрения жалобы выносят обоснованное и мотивированное постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении (часть четвертая статьи 7, часть первая статьи 123, части первая и вторая статьи 124 УПК Российской Федерации) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2010 года N 778-О-О). В случае удовлетворения жалобы на нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства, допущенное в ходе досудебного производства по уголовному делу, в постановлении должны быть указаны процессуальные действия, осуществляемые для ускорения рассмотрения дела, и сроки их осуществления (часть вторая статьи 123 и часть вторая.1 статьи 124 УПК Российской Федерации).

Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает и другие механизмы защиты прав привлекаемого к уголовной ответственности лица на этапе предварительного расследования: в частности, закрепляя право знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с его заключением (пункт 11 части четвертой статьи 47), данный Кодекс прямо предусматривает и право подозреваемого, обвиняемого, его защитника ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, в случаях появления сомнений в обоснованности заключения или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов (часть первая статьи 206, части первая и вторая статьи 207); при этом подозреваемому, обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (часть вторая статьи 159).

2.4. Таким образом, вопреки утверждению заявителя, положения части первой статьи 125 УПК Российской Федерации, будучи направленными на судебную защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, не могут рассматриваться как нарушающие его право на судебную защиту, которое он использовал при обжаловании в районный суд постановлений о возбуждении уголовных дел, о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела, о продлении срока предварительного следствия, о назначении строительной и строительно-технической экспертиз и о проведении предварительного следствия следственной группой, а также при оспаривании решений суда, вынесенных по его жалобам, в суды кассационной и надзорных инстанций.

Как следует из жалобы, оспаривая норму уголовно-процессуального закона, заявитель аргументирует свою позицию изложением фактических обстоятельств производства по его уголовному делу, связанных с отказом суда в удовлетворении его жалоб, утверждает, что действия и решения следователей были незаконными, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указан способ завладением похищенным имуществом, неправильно исчислен срок предварительного следствия, суд не оценил все приведенные им доводы, неверно применил положения статьи 90 УПК Российской Федерации и т.д. Тем самым заявитель, по сути, предлагает Конституционному Суду Российской Федерации дать оценку не положениям нормы закона, а действиям и решениям правоприменителей, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она закреплена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чернухина Павла Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области