КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 июня 2020 г. N 1345-О

ПО ЗАПРОСУ
ПЯТНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТОВ 1 И 7 СТАТЬИ 1259 И СТАТЬИ 1263
ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда,

установил:

1. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд оспаривает конституционность следующих положений Гражданского кодекса Российской Федерации:

пункта 1 статьи 1259, устанавливающего, в частности, что объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения, в том числе аудиовизуальные произведения, произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;

пункта 7 той же статьи, в соответствии с которым авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, предусмотренным ее пунктом 3;

статьи 1263 об аудиовизуальном произведении.

1.1. Как следует из представленных материалов и судебных актов, размещенных на информационном портале "Картотека арбитражных дел" (kad.arbitr.ru), 29 августа 2018 года индивидуальным предпринимателем К. был продан набор игрушек. Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 19 марта 2019 года в пользу акционерного общества "Сеть телевизионных станций" с К. взыскана компенсация за нарушение исключительных прав в размере 40 тыс. руб. - по 10 тыс. руб. за каждое, как указал суд, из четырех использованных "изображений образа персонажа" аудиовизуального произведения - анимационного сериала "Три кота". Суд также сослался на отсутствие мотивированного заявления ответчика о необходимости снизить размер компенсации ниже минимального предела с учетом позиций, выраженных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2016 года N 28-П, и на отсутствие доказательств, свидетельствующих об основаниях для такого снижения.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2019 года решение суда первой инстанции отменено в части, в пользу истца взыскана компенсация в размере 10 тыс. руб. Суд апелляционной инстанции указал, что персонажи являются частями одного аудиовизуального произведения, а потому их совместное неправомерное использование образует один факт нарушения прав правообладателя (пункт 81 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2019 года N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Постановление суда апелляционной инстанции отменено постановлением Суда по интеллектуальным правам от 18 сентября 2019 года, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Суд по интеллектуальным правам отметил, что аудиовизуальное произведение, частью которого являются персонажи, и произведения изобразительного искусства (рисунки) выступают самостоятельными объектами правовой охраны, а судебные акты нижестоящих судов не позволяют определить, по вопросу защиты прав на какие объекты интеллектуальной собственности они приняты. Так, в отзыве на апелляционную жалобу истец указывал на предъявление иска в защиту исключительных прав на произведения изобразительного искусства (рисунки), в то время как суд апелляционной инстанции исходил из того, что иск направлен на защиту исключительных прав на персонажи аудиовизуального произведения. По мнению Суда по интеллектуальным правам, суд апелляционной инстанции в нарушение норм материального и процессуального права не определил объекты интеллектуальной собственности, в защиту прав на которые заявлены требования истца, и, как следствие, неправильно установил количество нарушений и исчислил размер компенсации.

1.2. Определением от 15 января 2020 года Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд приостановил производство по делу в связи с направлением запроса в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации.

По утверждению заявителя, пункты 1 и 7 статьи 1259 и статья 1263 ГК Российской Федерации противоречат статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку они позволяют предоставлять изображениям (рисункам) персонажей, изначально созданным в качестве частей аудиовизуального произведения, правовую защиту как самостоятельным произведениям изобразительного искусства. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд указывает следующее: в случае предъявления требования в защиту исключительных прав на персонажи как часть аудиовизуального произведения действия ответчика расцениваются в качестве одного нарушения и в то же время в делах по искам о защите исключительных прав на изображения персонажей (рисунки) суды исходят из того, что одним действием ответчика нарушаются исключительные права на несколько объектов авторского права; это свидетельствует о наличии противоречивой правоприменительной практики по соответствующим спорам. Заявитель также полагает, что предоставление судебной защиты нарушенного права должно определяться не содержанием иска, а существом правонарушения, и считает, что, квалифицируя объект авторского права, следует отдавать приоритет волеизъявлению автора при создании конкретного объекта. С точки зрения заявителя, предоставление правообладателю возможности предъявить требования в защиту исключительных прав и на аудиовизуальное произведение, и на произведения изобразительного искусства означает, что он может взыскать двойную компенсацию за нарушение исключительных прав.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, а также охрану интеллектуальной собственности законом (статья 44, часть 1).

Данное положение конкретизировано в Гражданском кодексе Российской Федерации, предусматривающем, что результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются, в частности, произведения науки, литературы и искусства (подпункт 1 пункта 1 статьи 1225), объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения (абзац первый пункта 1 статьи 1259). Приведенные нормы предполагают, что правовая охрана предоставляется произведению с учетом формы, в которой выражено его содержание, и позволяют судам в рамках своих полномочий определять, относится ли тот или иной объект к объектам авторского права.

2.1. Согласно статье 1263 ГК Российской Федерации аудиовизуальным произведением является произведение, состоящее из зафиксированной серии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения звуком) и предназначенное для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств (пункт 1); каждый автор произведения, вошедшего составной частью в аудиовизуальное произведение, как существовавшего ранее (автор произведения, положенного в основу сценария, и другие), так и созданного в процессе работы над ним (оператор-постановщик, художник-постановщик и другие), сохраняет исключительное право на свое произведение, за исключением случаев, когда это исключительное право было передано изготовителю или другим лицам либо перешло к изготовителю или другим лицам по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 5).

Следовательно, приобретение одним лицом исключительных прав на аудиовизуальное произведение и вошедшие в него произведения не влияет на правовую охрану соответствующих объектов интеллектуальной собственности и возможность распоряжаться исключительными правами на них в дальнейшем. Такое регулирование учитывает специфику аудиовизуального произведения как сложного объекта (статья 1240 ГК Российской Федерации) и развивает пункт 1 статьи 14bis Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 года о том, что кинематографическое произведение подлежит охране в качестве оригинального произведения без ущерба авторским правам на любое произведение, которое могло быть переделано или воспроизведено. Кроме того, тем самым обеспечивается защита личных неимущественных прав авторов всех произведений, использованных при создании сложного объекта.

2.2. К отношениям, возникающим в связи с созданием аудиовизуального произведения, в полной мере применим пункт 7 статьи 1259 ГК Российской Федерации, предусматривающий, что авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным пунктом 3 данной статьи. Так, в качестве частей аудиовизуального произведения в правоприменительной практике рассматриваются его отдельные кадры (пункт 81 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации").

По смыслу пункта 7 статьи 1259 ГК Российской Федерации в истолковании, придаваемом ему правоприменительной практикой (пункт 82 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации"), персонажем является не любое действующее лицо; истец, обращаясь в суд за защитой прав именно на персонаж как часть произведения, должен обосновать, что такой персонаж существует как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности; при этом учитывается, обладает ли конкретное действующее лицо произведения достаточными индивидуализирующими его характеристиками, и при подтверждении их наличия его охраноспособность в качестве персонажа презюмируется; ответчик вправе оспаривать такую охраноспособность; воспроизведением персонажа признается изготовление экземпляра, в котором используется, например, текст, содержащий описание персонажа, или конкретное изображение (в том числе кадр мультипликационного фильма), или индивидуализирующие персонажа характеристики (детали образа, характера и (или) внешнего вида, которые характеризуют его и делают узнаваемым).

2.3. Таким образом, при условии что аудиовизуальное произведение (его части) и вошедшее в него произведение изобразительного искусства имеют самостоятельную объективную форму, одновременное их признание объектами интеллектуальной собственности само по себе не может расцениваться как нарушающее какие-либо конституционные права.

3. Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты; граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (пункт 1 и абзац первый пункта 2 статьи 1 ГК Российской Федерации). Реализацию названных гарантий обеспечивает и процессуальное законодательство, основанное на конституционно значимом принципе диспозитивности, который, в частности, означает, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 26 мая 2011 года N 10-П и др.).

Соответственно, при предъявлении требования о взыскании компенсации за нарушение исключительного права именно истцу необходимо указать, право на какой объект интеллектуальной собственности он считает нарушенным. К компетенции же суда, рассматривающего дело, относится определение того, принадлежит ли это право истцу и нарушено ли оно ответчиком.

4. Специфика объектов интеллектуальной собственности такова, что одним действием могут быть нарушены исключительные права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. Данное нарушение может заключаться в выражении нескольких объектов интеллектуальной собственности в одном материальном носителе. Из этого исходит и правоприменительная практика (пункт 68 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, при взыскании компенсации за нарушение исключительного права на объект интеллектуальной собственности защита имущественных прав правообладателя должна осуществляться с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации требований справедливости, равенства и соразмерности, а также запрета на реализацию прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц, - т.е. так, чтобы обеспечивался баланс прав и законных интересов участников гражданского оборота (постановления от 13 декабря 2016 года N 28-П и от 13 февраля 2018 года N 8-П; определения от 26 ноября 2018 года N 2999-О, от 28 ноября 2019 года N 3035-О и др.).

На обеспечение такого баланса в случае нарушения одним действием исключительных прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих одному правообладателю, направлено положение абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, позволяющее суду снизить размер компенсации за это нарушение. С учетом позиций, выраженных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2016 года N 28-П, размер компенсации может быть определен судом и ниже установленного в законе минимального предела.

5. Таким образом, оспариваемые нормы, не регулирующие основания взыскания компенсации за нарушение исключительных прав, не содержат неопределенности в вопросе об их соответствии Конституции Российской Федерации в аспекте, обозначенном в запросе Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, а потому данный запрос не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Установление же и исследование фактических обстоятельств, включая определение того, принадлежит ли истцу исключительное право на конкретный объект интеллектуальной собственности, в защиту которого предъявлен иск, являются прерогативой суда, разрешающего соответствующее дело.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Признать запрос Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области