КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 сентября 2013 г. N 1335-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ЛЕБЕДЕВА ВИТАЛИЯ ВИТАЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТИ ПЕРВОЙ, ПУНКТА 1
ЧАСТИ ВТОРОЙ И ПУНКТА 1 ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 392
ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.М. Жарковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина В.В. Лебедева,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Лебедев оспаривает конституционность положений статьи 392 ГПК Российской Федерации, согласно которым судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам (часть первая); основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются вновь открывшиеся обстоятельства, в частности существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю (пункт 1 части второй, пункт 1 части третьей).

Как следует из представленных материалов, решением Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 24 марта 2011 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 7 июня 2011 года, были удовлетворены исковые требования В.В. Лебедева о солидарном взыскании с ООО "Торговый Дом "Полесье" (Московская область, город Сергиев Посад) и с ОАО "Пинское промышленно-торговое объединение "Полесье" (Республика Беларусь) денежных средств. Указанное решение вступило в законную силу 7 июня 2011 года и, согласно представленным в Конституционный Суд Российской Федерации материалам, на территории Российской Федерации к исполнению не предъявлялось.

В удовлетворении ходатайства В.В. Лебедева о разрешении принудительного исполнения данного решения на территории Республики Беларусь определением Брестского областного суда от 16 октября 2012 года было отказано со ссылкой на положения статьи 55 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в городе Минске 22 января 1993 года между государствами - членами Содружества Независимых Государств, в том числе Российской Федерацией и Республикой Беларусь) в связи с признанием ненадлежащим извещения одного из ответчиков - ООО "Торговый Дом "Полесье" - о дате, месте и времени слушания дела.

После вступления данного определения в законную силу с 10 декабря 2012 года (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10 декабря 2012 года) В.В. Лебедев обратился в Сергиево-Посадский городской суд Московской области с заявлением о пересмотре его решения от 24 марта 2011 года по вновь открывшимся обстоятельствам, указав в качестве существенного для дела обстоятельства, которое не было и не могло быть известно заявителю и которое препятствует исполнению этого решения на территории Республики Беларусь, установленный в решениях судов Республики Беларусь факт отсутствия в судебном заседании ответчика в связи с ненадлежащим извещением о дате, месте и времени слушания дела.

Отказывая в удовлетворении данного заявления, Сергиево-Посадский городской суд Московской области в определении от 4 февраля 2013 года (оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 26 марта 2013 года) указал, что извещение ответчика о дате, месте и времени рассмотрения дела не может быть отнесено судом к существенным обстоятельствам, которые не были и не могли быть известны заявителю, поскольку существенными обстоятельствами для данной категории дел является наличие у заявителя облигаций и факт ненадлежащего исполнения ответчиками обязательств по выплате купонных доходов; дело же в отсутствие ООО "Торговый Дом "Полесье", доказательства надлежащего извещения которого оценивались судом, было рассмотрено в соответствии со статьей 118 ГПК Российской Федерации.

Названные судебные акты в кассационном порядке заявителем обжалованы не были.

По мнению заявителя, положения части первой, пункта 1 части второй и пункта 1 части третьей статьи 392 ГПК Российской Федерации не соответствуют статьям 45, 46, 47 (часть 1), 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку не предусматривают прямой обязанности суда Российской Федерации пересмотреть свое решение по вновь открывшимся обстоятельствам в случае отказа в ходатайстве о признании и исполнении такого решения иностранным судом ввиду ненадлежащего извещения ответчика о времени и месте судебного заседания.

2. Конституция Российской Федерации, ее статьи 1 (часть 1), 2, 4 (часть 2), 15, 17, 19, 45 (часть 1), 46 (часть 1), 118 (часть 1) и 123 (часть 3), гарантируя каждому право на судебную защиту, включая обеспечение всем субъектам права свободного и равного доступа к правосудию, осуществляемому независимым и беспристрастным судом на основе состязательности и равноправия сторон, а также охрану их прав и законных интересов не только от произвола законодательной и исполнительной власти, но и от ошибочных решений суда, не предусматривает непосредственно какой-либо определенный порядок реализации данного права и не предполагает для них возможности по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного обжалования, которые устанавливаются на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128, федеральным законом (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года N 4-П, от 28 января 1997 года N 2-П, от 3 февраля 1998 года N 5-П, от 16 июля 2004 года N 15-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 19 июля 2011 года N 17-П, от 30 ноября 2012 года N 29-П, от 2 июля 2013 года N 16-П и др.).

Соответствующее регулирование осуществляется федеральным законодателем, пределы усмотрения которого при установлении системы и полномочий судебных инстанций, последовательности и процедуры обжалования и оснований для отмены судебных актов по итогам их проверки компетентной судебной инстанцией достаточно широки, однако должны определяться исходя из конституционных целей и ценностей, а также общепризнанных принципов и норм международного права и международных обязательств Российской Федерации (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2010 года N 7-П, от 26 февраля 2010 года N 4-П, от 21 января 2010 года N 1-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П), учета значимости той или иной категории дел, а также роли и места соответствующего суда в судебной системе Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2008 года N 1-П).

2.1. Согласно оспариваемым положениям статьи 392 ГПК Российской Федерации судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам, которыми являются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления (пункт 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года N 31 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений").

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что закрепление в статье 392 ГПК Российской Федерации оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений является дополнительной процессуальной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданских процессуальных отношений и само по себе не может расцениваться как нарушение конституционного права на судебную защиту (определения от 17 июля 2007 года N 567-О-О, от 13 октября 2009 года N 1121-О-О, от 22 марта 2012 года N 553-О-О, от 24 января 2013 года N 84-О и др.).

Для исправления судебных ошибок, допущенных вследствие нарушения судом норм процессуального права, в том числе в случае ненадлежащего извещения судом лица, участвующего в деле, о времени и месте судебного заседания, законодательство предусматривает проверку вступивших в законную силу судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке.

Кроме того, законодательно установлены механизмы обеспечения исполнения судебных решений, которые в силу конкретных обстоятельств в том виде, в каком они вынесены, исполнить затруднительно или невозможно. Для этой цели применимы процедуры изменения судом способа и порядка исполнения решения, предусмотренные статьями 203, 208 и 434 ГПК Российской Федерации, а также принятия мер в соответствии со статьей 139 ГПК Российской Федерации, направленных на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя на стадии исполнения решения.

2.2. Исполнение решений национальных судов на территории иностранных государств осуществляется в соответствии с заключенными международными актами, в которых государства - участники соответствующих соглашений определяют порядок принудительного исполнения судебных решений на территории, относящейся к их юрисдикции.

Федеральным законом от 4 августа 1994 года N 16-ФЗ Российской Федерацией была ратифицирована Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, в том числе в области признания и исполнения решений судов общей юрисдикции по гражданским делам, вынесенных на территории других Договаривающихся Сторон.

Согласно пункту "б" статьи 55 данной Конвенции и пункту 2 части первой статьи 412 ГПК Российской Федерации в признании решений и в выдаче разрешения на принудительное исполнение может быть отказано в случае, если ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд; для проверки соответствующих обстоятельств к ходатайству о разрешении принудительного исполнения решения, поданному в компетентный суд Договаривающейся Стороны, где решение подлежит исполнению, заявителем прилагается в том числе документ, из которого следует, что сторона, против которой было вынесено решение, не принявшая участия в процессе, была в надлежащем порядке и своевременно вызвана в суд, а в случае ее процессуальной недееспособности - была надлежащим образом представлена (подпункт "б" пункта 2 статьи 53 Конвенции, пункт 4 части второй статьи 411 ГПК Российской Федерации). Данное регулирование распространяется на исполнение судебных актов судов общей юрисдикции Российской Федерации и Республики Беларусь.

Порядок же взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь определяется специальным актом - Соглашением между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь от 17 января 2001 года, ратифицированным Российской Федерацией (Федеральный закон от 11 июля 2002 года N 90-ФЗ), в котором, признавая необходимость в интересах развития экономического сотрудничества обеспечить беспрепятственное исполнение судебных актов компетентных судов одной Стороны на территории другой Стороны, определено, что судебные акты компетентных судов Сторон не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решения (статья 1); исполнительные документы, подписанные судьей и скрепленные гербовой печатью компетентного суда, представляются на русском языке и не требуют легализации (статья 2).

Приведенные международно-правовые акты свидетельствуют о том, что совершенствование указанного в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам правового регулирования, определяющего порядок взаимного признания и исполнения решений судов общей юрисдикции в Российской Федерации и в Республики Беларусь, относится к ведению данных государств.

2.3. Следовательно, поставленный заявителем вопрос о невозможности защиты законных интересов взыскателя путем применения статьи 392 ГПК Российской Федерации, не предусматривающей такого основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, как отказ в удовлетворении ходатайства о признании и принудительном исполнении решения суда общей юрисдикции Российской Федерации судом иностранного государства, может быть разрешен путем внесения изменений и дополнений либо в международно-правовые акты о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским делам, либо в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, в том числе в часть четвертую его статьи 392.

Разрешение данного вопроса к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

3. В соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле заявителя, затрагиваются его права и свободы.

Настаивая на признании неконституционными положений части первой, пункта 1 части второй и пункта 1 части третьей статьи 392 ГПК Российской Федерации, В.В. Лебедев фактически оспаривает принятые по его делу решения судов Российской Федерации об отказе в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного решения, мотивированные выводами о надлежащей оценке судами доказательств уведомления ответчиков о слушании дела и невозможностью отнесения обстоятельств извещения сторон к имеющим существенное значение для дела, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Однако, как усматривается из ответа Верховного Суда Российской Федерации на запрос Конституционного Суда Российской Федерации, В.В. Лебедев с кассационной жалобой на указанные решения в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не обращался, соответственно, у Верховного Суда Российской Федерации отсутствовала возможность проверить правильность применения судами норм процессуального права в данном деле и соблюдения судами Российской Федерации при вынесении решения условий международного договора - Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам - о надлежащем извещении сторон (письмо Верховного Суда Российской Федерации от 6 августа 2013 года).

Кроме того, данные решения судов общей юрисдикции не препятствуют заявителю в соответствии со статьями 428, 429 ГПК Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 325 ГК Российской Федерации и статьей 47 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" обратиться за исполнением решения Сергиево-Посадского городского суда Московской области от 24 марта 2011 года на территории Российской Федерации, по месту нахождения одного из должников - ООО "Торговый Дом "Полесье".

4. Таким образом, оспариваемые заявителем положения статьи 392 ГПК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права в конкретном деле в указанном им аспекте.

Соответственно, данная жалоба не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" о допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации и не может быть принята им к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лебедева Виталия Витальевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области