КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 июля 2014 г. N 1733-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА НАНОБАШВИЛИ ГЕОРГИЯ ВАНДИЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОДПУНКТОМ "Е.1" ПУНКТА 2
СТАТЬИ 51 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВОИНСКОЙ
ОБЯЗАННОСТИ И ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина Г.В. Нанобашвили вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Г.В. Нанобашвили оспаривает конституционность подпункта "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", согласно которому военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с нарушением запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных пунктом 7 статьи 10 и статьей 27.1 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", если иное не предусмотрено Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе".

Как следует из материалов жалобы, в феврале 2011 года Г.В. Нанобашвили был уволен с военной службы на основании подпункта "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", ввиду того что в июле 2010 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по части первой статьи 285 УК Российской Федерации (злоупотребление должностными полномочиями), по которому в июне 2011 года был вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу в августе 2011 года.

По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 17 - 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 40, 45, 50 (часть 1), 54 (часть 2), 55 (часть 3) и 59 Конституции Российской Федерации, поскольку допускает досрочное увольнение военнослужащего с военной службы без соблюдения общих принципов юридической ответственности и процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности, без подтверждения необходимости такого увольнения аттестационной комиссией в установленном порядке аттестации военнослужащих.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Одним из центральных направлений современной российской внутренней политики, ориентированной в том числе на повышение качества и эффективности государственного управления, является противодействие коррупции, которая в утвержденной Президентом Российской Федерации Концепции общественной безопасности в Российской Федерации названа одной из системных угроз общественной безопасности, существенно затрудняющей нормальное функционирование органов государственной власти и органов местного самоуправления (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2014 года N 94-О).

С учетом этого пункт 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 280-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона "О противодействии коррупции" был дополнен подпунктом "е.1", согласно которому военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, мог быть досрочно уволен с военной службы в связи с нарушением запретов, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных пунктом 7 статьи 10 и статьей 27.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих".

На основании статьи 11 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 329-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции" данное законоположение было изложено в редакции, закрепляющей возможность досрочного увольнения военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в связи с нарушением запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных пунктом 7 статьи 10 и статьей 27.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", если иное не установлено Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе".

Таким образом, оспариваемая Г.В. Нанобашвили норма - с учетом того что пункт 7 статьи 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих" определяет действия, которые не вправе совершать лица, проходящие военную службу, а статья 27.1 названного Федерального закона распространяет на военнослужащих ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и статьями 17, 18 и 20 Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", - предназначена для реализации цели преодоления коррупции и защиты интересов общества и государства в указанной сфере.

Подпункт "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" был применен в деле заявителя судами общей юрисдикции как до 3 декабря 2011 года (т.е. до вступления в силу Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции"), так и после этой даты.

2.2. Правовое регулирование, направленное на предотвращение и преодоление коррупции, обусловлено спецификой государственной службы, поступая на которую гражданин реализует право на свободное распоряжение своими способностями к труду (статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации) и добровольно избирает профессиональную деятельность, предполагающую наличие определенных запретов и обязанностей, связанных с реализацией особых публично-правовых полномочий. Специфика государственной службы как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет правовой статус государственных служащих, исходя из особенностей которого, обусловленных характером выполняемой ими деятельности и предъявляемыми к ним квалификационными требованиями, законодатель вправе в рамках своей дискреции определять с помощью специального правового регулирования права и обязанности государственных служащих, налагаемые на них ограничения, связанные с государственной службой, а также предоставлять им соответствующие гарантии с учетом задач, принципов организации и функционирования того или иного вида государственной службы и, следовательно, требует в соответствующем правовом регулировании соблюдения баланса частных и публичных интересов (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 года N 14-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 апреля 2009 года N 472-О-О, от 19 января 2011 года N 48-О-О, от 14 января 2014 года N 94-О и др.).

Военная служба наряду с гражданской и правоохранительной представляет собой особый вид государственной службы - профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях или не на воинских должностях в случаях и на условиях, предусмотренных федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, выполняющих функции по обеспечению обороны страны и безопасности государства. Такого рода деятельность, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, осуществляется в публичных интересах, а лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем предопределяется их специальный правовой статус (совокупность прав и свобод, гарантируемых государством, а также обязанностей и ответственности), содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанности по отношению к государству (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П и от 21 марта 2013 года N 6-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2004 года N 322-О, от 28 мая 2013 года N 732-О, от 14 января 2014 года N 94-О и др.).

Закрепляя особенности правового статуса военнослужащего и устанавливая соответствующие требования, федеральный законодатель определяет правовые последствия их несоблюдения и вправе рассматривать совершение военнослужащим какого-либо нарушения в качестве основания для прекращения военно-служебных отношений как наиболее адекватной меры реагирования на такое поведение лица, проходящего военную службу.

2.3. Предусмотрев, что военнослужащий может быть уволен с военной службы на основании подпункта "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с нарушением запретов, ограничений и обязанностей, связанных с прохождением военной службы, предусмотренных пунктом 7 статьи 10 и статьей 27.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих", если иное не предусмотрено Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе", федеральный законодатель в статье 51.1 того же Федерального закона, внесенной в его раздел VII на основании статьи 11 Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции", установил порядок применения взысканий за коррупционные правонарушения (в том числе взыскания, предусмотренного оспариваемой нормой).

Указанный порядок предусматривает, в частности, возможность применения взысканий за коррупционные правонарушения лишь на основании доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов (аттестационную комиссию), - и на основании рекомендации указанной комиссии, а также закрепляет сроки применения этих взысканий.

Следовательно, оспариваемая норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права лиц, проходящих военную службу.

Разрешение же вопроса о соблюдении при увольнении Г.В. Нанобашвили с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом "е.1" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", порядка увольнения, закрепленного действовавшим на тот момент законодательством, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела, что в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит, как не относится к его полномочиям и контроль за деятельностью правоприменительных органов.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Нанобашвили Георгия Вандиевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области