КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 июля 2014 г. N 1713-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБ
ГРАЖДАНИНА ГУСЕВА АЛЕКСАНДРА ГЕННАДЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 5 ЧАСТИ 2 И ПУНКТОМ 7
ЧАСТИ 3 СТАТЬИ 82 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О СЛУЖБЕ В ОРГАНАХ
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ
В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.Г. Гусева вопрос о возможности принятия его жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Г. Гусев оспаривает конституционность следующих положений статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации":

пункта 5 части 2, предусматривающего, что контракт о прохождении службы в органах внутренних дел может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с несоответствием сотрудника замещаемой должности в органах внутренних дел - на основании рекомендации аттестационной комиссии;

пункта 7 части 3, устанавливающего, что контракт о прохождении службы в органах внутренних дел подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с осуждением сотрудника за преступление, а также в связи с прекращением в отношении сотрудника уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Как следует из материалов жалобы, полковник полиции А.Г. Гусев в 2013 году был уволен со службы в органах внутренних дел по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 2 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в связи с несоответствием сотрудника замещаемой должности в органах внутренних дел - на основании рекомендации аттестационной комиссии), ввиду того, что в 2007 году в отношении него было прекращено уголовное дело в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

По мнению заявителя, пункт 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2), 49 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку служит основанием для увольнения со службы в органах внутренних дел лиц, в отношении которых уголовные дела частного обвинения прекращены в связи с истечением срока давности уголовного преследования до вступления данного законоположения в силу, предусматривая для них безусловный и бессрочный запрет на прохождение службы в органах внутренних дел и не предполагая при этом возможности учета вида и степени тяжести инкриминировавшегося лицу деяния, формы вины, обстоятельств, характеризующих его личность, и других факторов.

Пункт же 5 части 2 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", как полагает заявитель, противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2), 49 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому указанному законоположению правоприменительной практикой, предусмотренным им основанием увольнения со службы в органах внутренних дел подменяется основание увольнения, установленное пунктом 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в том случае, когда единственной причиной для заключения аттестационной комиссии с рекомендацией об увольнении сотрудника органов внутренних дел является прекращение в отношении него уголовного преследования в связи с истечением сроков давности, что позволяет обходить условия применения названной нормы, установленные Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 марта 2014 года N 7-П, вынесенном по делу о проверке конституционности положения пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в связи с жалобами граждан А.М. Асельдерова, К.Г. Рабаданова, Г.К. Сулейманова и Е.В. Тарышкина.

Оспариваемые нормы были применены в деле заявителя судом общей юрисдикции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.Г. Гусевым материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

По смыслу статьи 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункт "е"), служба в органах внутренних дел Российской Федерации, в том числе служба в полиции, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах.

Лица, которые проходят службу в органах внутренних дел, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их специальный правовой статус (совокупность прав и свобод, гарантируемых государством, а также обязанностей и ответственности), содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанности по отношению к государству (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 15 июля 2009 года N 13-П и от 21 марта 2014 года N 7-П).

Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июня 1995 года N 7-П, от 18 марта 2004 года N 6-П, от 21 марта 2014 года N 7-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года N 460-О, от 16 апреля 2009 года N 566-О-О и от 25 ноября 2010 года N 1547-О-О).

Граждане, добровольно избирая такого рода деятельность, в свою очередь, соглашаются с ограничениями, которые обусловливаются приобретаемым ими правовым статусом, а потому установление особых правил прохождения государственной службы, включая правоохранительную службу, и требований к избравшим ее лицам само по себе не может рассматриваться как нарушение закрепленных статьями 32 (часть 4) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на равный доступ к государственной службе и права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Предусмотренное пунктом 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" правило, в силу которого сотрудник органов внутренних дел (в том числе сотрудник полиции) подлежит увольнению со службы в связи с осуждением за преступление, а также в связи с прекращением в отношении него уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием, установлено с целью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества, обладающими профессиональным правосознанием и не допускающими нарушения закона, и обусловлено особыми задачами, принципами организации и функционирования правоохранительной службы, а также необходимостью поддержания доверия граждан к лицам, находящимся на службе в органах внутренних дел.

Вместе с тем законодатель определяет и гарантии, предоставляемые сотрудникам органов внутренних дел на основании Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции", Федерального закона от 19 июля 2011 года N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и других нормативных правовых актов.

Наряду с денежным довольствием, размер которого был существенно увеличен, для сотрудников предусмотрены пособия, а также другие денежные выплаты в связи с прохождением службы в органах внутренних дел и увольнением со службы, жилищное обеспечение, медицинская помощь в медицинских организациях федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, санаторно-курортное лечение, обязательное государственное страхование жизни и здоровья и т.д.

Тем самым - с учетом государственной и общественной значимости осуществляемой сотрудниками органов внутренних дел профессиональной деятельности - обеспечивается баланс публичных и частных интересов при создании эффективно функционирующей системы органов внутренних дел.

Следовательно, такое правовое регулирование не может рассматриваться как нарушающее конституционные права сотрудников органов внутренних дел.

Что касается пункта 5 части 2 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", то он также не может рассматриваться как нарушающий конституционные права сотрудников органов внутренних дел, поскольку, предусматривая возможность прекращения службы в органах внутренних дел по результатам аттестации в том случае, если в ходе проведения аттестации выяснилось, что сотрудник более не отвечает требованиям, предъявляемым для замещения той или иной должности, призван гарантировать комплектование органов внутренних дел кадрами, имеющими высокую квалификацию, в целях надлежащего исполнения данного вида правоохранительной службы, непосредственно связанной с обеспечением общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и предназначенной для защиты интересов общества и государства.

Разрешение же вопросов о правильности выбора основания увольнения А.Г. Гусева со службы в органах внутренних дел (в том числе с учетом обстоятельств, послуживших причиной такого увольнения) и соблюдении порядка увольнения связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела, что в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит, как не относится к его полномочиям и контроль за деятельностью правоприменительных органов.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Гусева Александра Геннадьевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области