КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 мая 2014 г. N 975-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА КОМОЛЕВА ИГОРЯ ВАСИЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 1,
ЧАСТЕЙ 1, 3 И 5 СТАТЬИ 3 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О КОМПЕНСАЦИИ
ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СУДОПРОИЗВОДСТВО В РАЗУМНЫЙ СРОК
ИЛИ ПРАВА НА ИСПОЛНЕНИЕ СУДЕБНОГО АКТА В РАЗУМНЫЙ СРОК",
А ТАКЖЕ СТАТЕЙ 6.1, 244.1 - 244.3, 244.8 И 244.9
ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина И.В. Комолева,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин И.В. Комолев оспаривает конституционность положений части 1 статьи 1 "Право на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", частей 1, 3 и 5 статьи 3 "Порядок подачи заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и особенности его рассмотрения" Федерального закона от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", а также следующих статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: 6.1 "Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления", 244.1 "Право на обращение в суд с заявлениями о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок", 244.2 "Порядок подачи заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок", 244.3 "Требования к заявлению о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок", 244.8 "Особенности рассмотрения заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок" и 244.9 "Решение суда по делу о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок".

Как следует из представленных материалов, Пресненский районный суд города Москвы определением от 29 ноября 2011 года со ссылкой на пункт 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации, согласно которому судья отказывает в принятии заявления в случае, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, отказал в принятии поданного И.В. Комолевым 21 ноября 2011 года заявления об оспаривании действий (бездействия) Верховного Суда Российской Федерации, возвратившего поданное им на имя Председателя Верховного Суда Российской Федерации заявление о передаче надзорной жалобы для рассмотрения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

30 декабря 2011 года И.В. Комолев обратился с ходатайством о восстановлении срока на подачу частной жалобы на указанное определение и с самой частной жалобой, в которой просил это определение отменить. Определением Пресненского районного суда города Москвы от 23 января 2012 года срок на подачу частной жалобы И.В. Комолеву был восстановлен, а частная жалоба со всеми материалами направлена в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда, которая своим определением от 24 апреля 2012 года определение Пресненского районного суда города Москвы от 29 ноября 2011 года оставила без изменения, а частную жалобу - без удовлетворения.

И.В. Комолев, полагавший, что при рассмотрении Пресненским районным судом города Москвы его заявления об оспаривании действий (бездействия) Верховного Суда Российской Федерации, а Московским городским судом - частной жалобы на указанное определение было нарушено его право на судопроизводство в разумный срок (общая продолжительность которого, как указывает заявитель, составила пять месяцев), обратился в Московский городской суд с заявлением о присуждении ему компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере 9500 рублей.

Определением Московского городского суда от 19 сентября 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 декабря 2012 года, заявление И.В. Комолева было возвращено на основании пункта 1 части первой статьи 244.6 ГПК Российской Федерации, как поданное лицом, не имеющим права на его подачу. При этом суд, руководствуясь положениями части 1 статьи 1, частей 1, 3 и 5 статьи 3 Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", а также со ссылкой на статьи 6.1, 244.1 - 244.3, 244.8 - 244.9 ГПК Российской Федерации, придя к выводу о том, что действие законоположений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не распространяется на стадию возбуждения гражданского судопроизводства, указал, что закон предоставляет право на обращение в суд с соответствующим заявлением только по гражданским делам, но не по судебным материалам, по которым заявление к производству судом не принималось, а гражданское дело - не возбуждалось.

По мнению заявителя, подобное толкование оспариваемых законоположений судами общей юрисдикции привело в его деле к отказу в принятии к рассмотрению заявления о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, чем были несоразмерно ограничены его права, гарантированные статьями 18 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, части 1 и 2). Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, право на судебную защиту признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации как основное и неотчуждаемое право человека на основе принципа равенства всех перед законом и судом (статья 17, части 1 и 2; статья 19, части 1 и 2; статья 46, части 1 и 2); данное право включает в себя не только право на обращение в суд, но и гарантированную государством возможность получения реальной судебной защиты; одним из важных факторов, определяющих эффективность восстановления нарушенных прав, является своевременность защиты прав участвующих в деле лиц; это означает, что рассмотрение и разрешение дела судом должно всегда осуществляться в разумный срок, в силу чего только такое правосудие и можно считать отвечающим требованиям справедливости (постановления от 2 февраля 1996 года N 4-П, от 3 февраля 1998 года N 5-П, от 28 мая 1999 года N 9-П, от 11 мая 2005 года N 5-П, от 20 февраля 2006 года N 1-П, от 5 февраля 2007 года N 2-П, от 19 июля 2011 года N 17-П и от 22 апреля 2013 года N 8-П).

Соответственно, федеральный законодатель, обладающий достаточно широкой свободой усмотрения при создании конкретных процессуальных механизмов судебной защиты права каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок в целях обеспечения своевременности и справедливости судебного решения, без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов, обязан устанавливать такие институциональные и процедурные условия осуществления процессуальных прав участвующих в деле лиц, которые отвечают требованиям процессуальной эффективности средств судебной защиты, включая принципы процессуальной экономии при использовании временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для рассмотрения дела (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2011 года N 17-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2012 года N 784-О и др.).

В целях реализации вытекающей из Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод обязанности Российской Федерации по обеспечению права каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок, являющегося неотъемлемой составляющей права на судебную защиту, и исходя из необходимости создать надлежащие условия для осуществления права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, равно как и прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на охрану их прав законом, на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 52 и 53 Конституции Российской Федерации), а также во исполнение вытекающих из статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод обязательств Российской Федерации по созданию внутригосударственных эффективных средств правовой защиты от нарушений права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок был принят Федеральный закон "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок".

Введя в правовое регулирование институт присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок в качестве внутригосударственного средства правовой защиты от предположительно имевшего место нарушения требований Конвенции о защите прав человека и основных свобод во взаимосвязи с соответствующими положениями Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель, по сути, установил специальный - вспомогательный к общегражданскому порядку возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, в том числе судов, - механизм защиты прав на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2011 года N 17-П).

3. В соответствии с Федеральным законом "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в порядке, установленном данным Федеральным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации, в суд могут обратиться граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве и в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица (часть 1 статьи 1); заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок подается в суд общей юрисдикции, если требование о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок вызвано длительным судебным разбирательством в суде общей юрисдикции или длительным досудебным производством по уголовным делам (пункт 1 части 1 и пункт 1 части 5 статьи 3).

Порядок подачи соответствующего заявления и его рассмотрения компетентным судом также закреплен Федеральным законом "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" и конкретизирован в том числе в главе 22.1 "Производство по рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок" (статьи 244.1 - 244.10) ГПК Российской Федерации.

3.1. Обращаясь в своих решениях к вопросу о праве на подачу заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и порядке рассмотрения указанного заявления, Конституционный Суд Российской Федерации, опираясь на правовые позиции, выраженные в постановлениях от 16 марта 1998 года N 9-П, от 14 января 2000 года N 1-П, от 27 июня 2000 года N 11-П, от 24 апреля 2003 года N 7-П, от 17 ноября 2005 года N 11-П, от 20 февраля 2006 года N 1-П, от 19 июля 2011 года N 17-П и от 1 марта 2012 года N 5-П, и принимая во внимание практику Европейского Суда по правам человека, исходил, прежде всего, из того, что условия, при наличии которых лицо вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением, определены федеральным законодателем с учетом специального характера института присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок в соответствии с природой субъективного права на данную компенсацию.

В частности, в Постановлении от 19 июля 2011 года N 17-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что, хотя формально требование о присуждении компенсации носит самостоятельный характер, в действительности оно неразрывно связано с процессуальными аспектами состоявшегося ранее судебного процесса (прежде всего - с соблюдением установленных непосредственно законом сроков рассмотрения дела) и его итогами. Соответственно, суд рассматривает это требование на основе имеющихся в ранее разрешенном деле процессуальных документов, в которых находят отражение все обстоятельства, связанные с ходом его рассмотрения или исполнением принятого по нему судебного решения, чем объективно - вне зависимости от нормативной оценки производства по делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок как искового - предопределены и особенности исследования судьей в данной специальной процедуре вопросов, которые могут иметь материально-правовое значение, по сравнению с общим порядком, установленным законом.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, Федеральный закон "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" и глава 22.1 ГПК Российской Федерации исходят из того, что, по общему правилу, факт нарушения права на судопроизводство в разумный срок, как определяющий материально-правовое содержание спорного правоотношения в соответствии с природой субъективного права на данную компенсацию, подлежит установлению на основании фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии (или отсутствии) нарушения права, допущенного в отношении лица, обратившегося за судебной защитой. При этом реализация права на обращение за судебной защитой, по смыслу гражданского процессуального законодательства, является общей и конечной целью стадии возбуждения гражданского дела, в то время как обеспечение права участвующих в деле лиц на правильное и своевременное рассмотрение и разрешение их дела составляет целевую установку стадии подготовки дела к судебному разбирательству, выступающей в роли средства реализации последующих общих процессуальных целей различного уровня.

Соответственно, действие критериев, используемых федеральным законодателем в нормативных положениях Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" и главы 22.1 ГПК Российской Федерации, на основании которых решается вопрос о праве на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (включая необходимость установления факта длительного судебного разбирательства гражданского дела в суде общей юрисдикции и наличие у лица процессуального статуса стороны или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора), - притом что пределы усмотрения законодателя при установлении системы и полномочий судебных инстанций, последовательности и процедуры обращения с соответствующим требованием, а также условий реализации указанного права достаточно широки - определяет сферу применения специального, вспомогательного к общегражданскому порядку возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов, в том числе судов, механизма защиты прав на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство. Предусмотрев для граждан, реализовавших свое право на судебную защиту посредством обращения в суд с соблюдением правил подсудности гражданского дела на стадии его возбуждения (и иных установленных законом требований), право на справедливую и разумную денежную компенсацию за чрезмерную длительность судебного разбирательства, федеральный законодатель действовал в рамках своих дискреционных полномочий.

Кроме того, как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, в случаях, не предусмотренных Федеральным законом "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", но когда имело место нарушение разумных сроков судопроизводства либо исполнения судебного акта, возможно применение общих положений (в том числе закрепленных статьями 151, 1069, 1070 и 1071 ГК Российской Федерации) об ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, должностных лиц, иных публичных образований (определения от 3 июля 2008 года N 734-О-П и от 8 февраля 2011 года N 115-О-О).

Аналогичная позиция высказана и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 30/64 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", согласно пункту 2 которого отсутствие права на присуждение указанной компенсации не лишает заинтересованное лицо права обратиться в суд с иском о возмещении вреда в соответствии со статьями 1069 и 1070 ГК Российской Федерации, а также о компенсации морального вреда на основании статьи 151 данного Кодекса.

3.2. Таким образом, принимая во внимание задачи гражданского судопроизводства в судах общей юрисдикции, в числе которых защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 ГПК Российской Федерации), а также с учетом приведенных позиций Конституционного Суда Российской Федерации, отсутствие у граждан, чьи заявления к производству суда не принимались и гражданские дела не возбуждались, права на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не может рассматриваться как ограничение их конституционных прав на судебную защиту и на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а потому оспариваемые заявителем законоположения сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права, перечисленные в жалобе.

Следовательно, жалоба И.В. Комолева, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, в силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть принята им к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Комолева Игоря Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области