КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 апреля 2018 г. N 866-О

ПО ЗАПРОСУ
ИВАНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ЧАСТИ 6 СТАТЬИ 20.8 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Ивановского областного суда,

установил:

1. В своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации Ивановский областной суд оспаривает конституционность части 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации, согласно которой незаконные приобретение, продажа, передача, хранение, перевозка или ношение гражданского огнестрельного гладкоствольного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему либо административный арест на срок от пяти до пятнадцати суток с конфискацией оружия и патронов к нему; на должностных лиц - от десяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему либо их дисквалификацию на срок от одного года до трех лет с конфискацией оружия и патронов к нему; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей с конфискацией оружия и патронов к нему либо административное приостановление их деятельности на срок от десяти до шестидесяти суток.

Как следует из представленных материалов, постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Ленинского судебного района города Иваново от 28 августа 2017 года, оставленным без изменения решением Ленинского районного суда города Иваново от 23 октября 2017 года, гражданин К. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере трех тысяч рублей с конфискацией ружья марки "Браунинг" и патронов к нему.

При рассмотрении данного дела К., имевший разрешение на право хранения и ношения оружия со сроком действия с 24 мая 2012 года по 24 мая 2017 года и хранивший ружье после истечения указанного срока без продления соответствующего разрешения, просил учесть при квалификации его действий и определении административного наказания тот факт, что он, не имея намерения незаконно хранить оружие, срок продления разрешения пропустил из-за болезни, в результате которой с апреля по июнь 2017 года находился на амбулаторном лечении, а с 20 июня 2017 года по 3 июля 2017 года - проходил лечение в стационаре. Суды, установив данные обстоятельства и принимая во внимание, что ранее К. ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекался, сочли возможным назначить ему основное административное наказание в минимально допустимом размере.

После вступления судебных актов о привлечении к административной ответственности в законную силу К. обжаловал их в порядке, предусмотренном 3 статьями 30.12 - 30.19 КоАП Российской Федерации, в Ивановский областной суд.

Заместитель председателя Ивановского областного суда определением от 22 декабря 2017 года принял жалобу К. к рассмотрению, а 6 февраля 2018 года, приостановив производство по делу, обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности части 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации.

По мнению заявителя, предусмотренная ею санкция, устанавливающая за незаконное хранение гражданского огнестрельного гладкоствольного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения обязательное назначение дополнительного административного наказания в виде конфискации оружия и патронов к нему, не соответствует характеру и степени общественной опасности этого административного правонарушения, не во всех случаях позволяет индивидуализировать административное наказание в зависимости от обстоятельств конкретного дела, чем нарушает баланс частных и публичных интересов и вступает в противоречие с положениями Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, исследовав представленные Ивановским областным судом материалы, не находит оснований для принятия его запроса к рассмотрению.

Вопрос о проверке конституционности норм, закрепляющих в качестве обязательного дополнительного административного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации, конфискацию оружия и патронов к нему, неоднократно ставился перед Конституционным Судом Российской Федерации, который в своих определениях от 23 июня 2015 года N 1236-О и от 25 января 2018 года N 23-О указал следующее.

Обладая широкой дискрецией в сфере административно-деликтных отношений, федеральный законодатель вместе с тем не вправе произвольно конструировать составы административных правонарушений и определять административные наказания за их совершение; устанавливая административную ответственность за те или иные деяния (действия, бездействие), он связан вытекающими из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации критериями необходимости, пропорциональности и соразмерности ограничения прав и свобод граждан конституционно значимым целям.

Оружие, будучи техническим средством, конструктивно предназначенным для поражения живой или иной цели, способно причинить существенный вред жизни, здоровью людей, имуществу, природе и тем самым создает повышенную опасность для этих охраняемых Конституцией Российской Федерации ценностей, а также сопряжено с угрозой посягательства на другие конституционно значимые ценности, в том числе основы конституционного строя, права и законные интересы граждан, безопасность государства, что требует от федерального законодателя установления механизма их защиты в рамках правового режима оборота оружия, предусматривающего специальные правила его приобретения, продажи, передачи, хранения, перевозки и ношения.

До принятия Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение любого оружия статьей 222 УК Российской Федерации была установлена уголовная ответственность. Однако названным Федеральным законом совершение соответствующих действий с гражданским огнестрельным гладкоствольным оружием и огнестрельным оружием ограниченного поражения было декриминализовано, а впоследствии за незаконные приобретение, продажу, передачу, хранение, перевозку или ношение такого оружия была введена административная ответственность, предусматривающая в качестве санкции помимо основного административного наказания обязательное дополнительное наказание в виде конфискации оружия и патронов к нему.

Закрепление в части 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации санкции, предполагающей необходимость кумулятивного применения к лицам, привлекаемым к административной ответственности, основного (административный штраф или административный арест) и дополнительного (конфискация) административных наказаний обусловлено степенью общественной опасности и характером соответствующего административного правонарушения, его потенциальными вредными последствиями для охраняемых законом ценностей, а потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан.

Данный вывод отражает принципиальную оценку оспариваемого в запросе Ивановского областного суда законоположения применительно к обязательному назначению предусмотренного им дополнительного административного наказания в виде конфискации оружия и патронов к нему, которая сохраняет свое значение в системе действующего правового регулирования и не нуждается в переосмыслении.

Что касается утверждения заявителя о невозможности при обязательном применении за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации, административного наказания в виде конфискации оружия и патронов к нему обеспечить вытекающую из конституционных принципов юридического равенства и справедливости индивидуализацию административной ответственности в зависимости от срока незаконного хранения оружия, личностных характеристик правонарушителя, формы его вины и других фактических обстоятельств, имеющих значение для наложения соразмерного административного наказания за его совершение, то оно не учитывает, что целям такой индивидуализации отвечают установленные федеральным законодателем нормативные параметры основного административного наказания.

Так, согласно части 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации за незаконное хранение гражданского огнестрельного гладкоствольного оружия и 6 огнестрельного оружия ограниченного поражения к гражданину, помимо конфискации оружия и патронов к нему, в качестве основного административного наказания может быть применен административный штраф в размере от трех до пяти тысяч рублей или административный арест на срок от пяти до пятнадцати суток, что позволяет в соответствии с частью 2 статьи 4.1 КоАП Российской Федерации в каждом конкретном случае назначить административное наказание с учетом характера совершенного административного правонарушения, личности виновного, его имущественного положения, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность.

Кроме того, следует иметь в виду, что при осуществлении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации, судья не лишен возможности при наличии к тому объективных оснований (совершение административного правонарушения впервые, неосторожная форма вины нарушителя, кратковременность незаконного хранения оружия после истечения срока соответствующего разрешения и т.п.) признать совершенное административное правонарушение малозначительным и в соответствии со статьей 2.9 данного Кодекса освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

3. Согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием для рассмотрения дела Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о конституционности оспариваемых норм. Соответственно, Конституционный Суд Российской Федерации, разрешая вопрос о принятии обращения к рассмотрению, должен с учетом требований Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" проверить, имеется ли такая неопределенность в действительности.

Поскольку неопределенность относительно конституционности части 6 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации отсутствует, запрос Ивановского областного суда не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Ивановского областного суда, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области