КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 мая 2012 г. N 712-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА ШАНЬШУРОВА ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ "О СТАТУСЕ СУДЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина В.Н. Шаньшурова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Н. Шаньшуров оспаривает конституционность следующих положений Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации":

пунктов 3 и 4 статьи 3 (в редакциях Федеральных законов от 17 июля 1999 года N 169-ФЗ, от 15 декабря 2001 года N 169-ФЗ и от 25 декабря 2008 года N 274-ФЗ), которыми устанавливаются запреты и ограничения, обусловленные специфическим статусом судьи, в том числе запреты быть поверенным или представителем (кроме случаев законного представительства) по делам физических и юридических лиц, занимать должности прокурора, следователя, дознавателя, заниматься адвокатской и нотариальной деятельностью, и предусматривается право судей, пребывающих в отставке и имеющих стаж работы в должности судьи не менее 20 лет, работать в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в профсоюзных и иных общественных объединениях, а также работать в качестве помощника депутата Государственной Думы или члена Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации либо помощника депутата законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации;

статьи 12.1, которая регулирует отношения, касающиеся привлечения судей к дисциплинарной ответственности;

пунктов 6 и 7 статьи 15, которые устанавливают условия сохранения статуса судьи, пребывающего в отставке, а также условия и порядок прекращения отставки судьи;

статьи 22, согласно которой законодательство Российской Федерации о труде распространяется на судей в части, не урегулированной данным Законом.

В.Н. Шаньшуров с 14 июня 2002 года ушел в отставку с должности судьи при наличии стажа работы в указанной должности восемнадцать лет два месяца. С 24 июня 2002 года по 15 июля 2010 года он осуществлял адвокатскую деятельность, а 16 июля 2010 года по достижении возраста 55 лет обратился за назначением ему ежемесячного пожизненного содержания. Решением квалификационной коллегии судей Свердловской области от 27 апреля 2011 года, оставленным без изменения Верховным Судом Российской Федерации, отставка В.Н. Шаньшурова была прекращена в связи с несоблюдением установленных для судей требований и ограничений в части запрета заниматься адвокатской деятельностью (в том числе после вступления в силу Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 274-ФЗ).

По мнению заявителя, указанные законоположения не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 1), 19 (часть 1), 37 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 120 (часть 1), поскольку, устанавливая для судей, пребывающих в отставке, запрет заниматься адвокатской деятельностью, распространяют его на судей, которые до вступления в силу Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 274-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии коррупции" ушли в отставку в возрасте до 55 лет при наличии стажа работы в должности судьи менее 20 лет, а также не признают прекращение отставки судьи мерой дисциплинарной ответственности и позволяют тем самым принимать решения о прекращении отставки без учета срока, прошедшего со дня совершения (обнаружения) дисциплинарных проступков, порочащих судью и умаляющих авторитет судебной власти.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.Н. Шаньшуровым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, установление конкретного объема запретов и ограничений, связанных со статусом судьи, включая определение видов деятельности, которыми вправе заниматься судья, является прерогативой федерального законодателя, который может изменять его в том числе в зависимости от общественной значимости той или иной сферы деятельности, обеспеченности ее квалифицированными кадрами, соблюдая при этом конституционные принципы справедливости, соразмерности, стабильности, недопустимости ограничения законодательных гарантий статуса судьи или снижения их уровня.

Установленный законом перечень видов деятельности, которые может осуществлять судья, пребывающий в отставке, не предусматривает работу в качестве адвоката. Воля законодателя, направленная на исключение такой работы из перечня видов оплачиваемой деятельности, которые разрешено осуществлять судье, пребывающему в отставке, подтверждается прямым запретом на занятие адвокатской деятельностью, который закреплен в пункте 4 статьи 3 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 274-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии коррупции".

Данный запрет направлен на исключение ситуаций, которые могут породить законные и объективные сомнения в беспристрастности и непредвзятости судьи, рассматривающего дело при участии в процессе адвоката, являющегося одновременно судьей в отставке. Будучи основанным на особом статусе судьи, он не может оцениваться как несоразмерное ограничение конституционных прав граждан - судей в отставке, не согласующееся с требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. К тому же, от самого судьи, пребывающего в отставке, зависит выбор - сохранить указанный статус или работать адвокатом (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2009 года N 434-О-О, от 5 марта 2009 года N 435-О-О и от 19 мая 2009 года N 511-О-О).

Таким образом, пункты 3 и 4 статьи 3 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя. Что касается названных законоположений в ранее действовавших редакциях, то они утратили силу задолго до обращения В.Н. Шаньшурова в Конституционный Суд Российской Федерации, и по смыслу части второй статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" его жалоба в этой части не может быть принята к рассмотрению.

Возможность прекращения отставки судьи, предусмотренная положениями пунктов 6 и 7 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", обусловлена несоблюдением установленных требований и ограничений (в том числе запрета заниматься адвокатской деятельностью), имеет целью обеспечение независимости, беспристрастности и авторитета судебной власти, в равной степени касается всех судей, пребывающих в отставке, и не может рассматриваться как вступающая в противоречие с конституционными принципами равенства и независимости судей (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 года N 624-О-О и от 26 января 2010 года N 139-О-О).

Оспаривая конституционность статей 12.1 и 22 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", заявитель, полагающий, что прекращение отставки является видом юридической ответственности судьи, настаивает на том, что данные положения подлежали применению в его деле, и тем самым выражает несогласие с решением Верховного Суда Российской Федерации, оставленным в силе определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, которым ему было отказано в удовлетворении требований об отмене решения квалификационной коллегии судей Свердловской области о прекращении его отставки.

Однако проверка законности и обоснованности судебных постановлений, в том числе с точки зрения правильности выбора подлежащих применению норм, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шаньшурова Владимира Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
А.Н. КОКОТОВА ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 11 МАЯ 2012 ГОДА N 712-О ОБ ОТКАЗЕ
В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ШАНЬШУРОВА
ВЛАДИМИРА НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
"О СТАТУСЕ СУДЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Не разделяя позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Определении от 11 мая 2012 года N 712-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шаньшурова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", полагаю возможным в соответствии со статьей 76 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" представить нижеследующее мнение.

1. Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, решением квалификационной коллегии судей Свердловской области от 21 мая 2002 года судейские полномочия заявителя были прекращены с 14 июня 2002 года в связи с его уходом в отставку. На момент ухода в отставку в возрасте 47 лет он имел стаж работы в должности судьи 18 лет и 2 месяца.

Согласно пункту 5 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" пребывающему в отставке судье выплачивается пенсия на общих основаниях; пребывающему в отставке судье, имеющему стаж работы в должности судьи не менее 20 лет, выплачивается по его выбору пенсия на общих основаниях или не облагаемое налогом ежемесячное пожизненное содержание в размере 80 процентов заработной платы работающего по соответствующей должности судьи; пребывающему в отставке судье, имеющему стаж работы в должности судьи менее 20 лет и достигшему возраста 55 (для женщин - 50) лет, размер ежемесячного пожизненного содержания исчисляется пропорционально количеству полных лет, отработанных в должности судьи. Согласно пункту 1 статьи 19 указанного Закона судья, достигший возраста 60 лет (женщины - 55 лет), при стаже работы по юридической профессии не менее 25 лет, в том числе не менее 10 лет работы судьей, вправе, уйдя в отставку, получать ежемесячное пожизненное содержание в полном размере.

В силу приведенных законоположений заявитель вправе был претендовать на получение ежемесячного пожизненного содержания по истечении 8 лет после выхода в отставку. В данный период он, не получая ни ежемесячного пожизненного содержания, ни пенсии на общих основаниях, был вправе заниматься только преподавательской, научной или иной творческой деятельностью (пункты 3 и 4 статьи 3, пункт 6 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации").

В то же время, в силу пункта 4 статьи 3 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", судья, пребывающий в отставке и имеющий стаж работы в должности судьи не менее 20 лет либо достигший возраста 55 (для женщин - 50) лет, вправе работать в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в профсоюзных и иных общественных объединениях, а также работать в качестве помощника депутата Государственной Думы или члена Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации либо помощника депутата законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации, но не вправе занимать должности прокурора, следователя и дознавателя, заниматься адвокатской и нотариальной деятельностью.

Такое регулирование требует конституционно-судебной проверки, поскольку воспринимается как возможно ведущее к чрезмерной, не имеющей разумных, конституционно допускаемых оснований, дифференциации правового положения пребывающих в отставке судей, из которых одни (имеют стаж работы в должности судьи менее 20 лет и не достигли установленного законом возраста; к их числу относится и заявитель) вправе заниматься только преподавательской, научной или иной творческой деятельностью, а другие (имеют стаж работы в должности судьи не менее 20 лет либо достигли установленного законом возраста) вправе наряду с названной активностью заниматься и иной приносящей доход деятельностью, при том что многие из них получают также ежемесячное пожизненное содержание в соответствующем размере.

Указанное регулирование может быть оценено и как создающее необоснованные препятствия для реализации судьями первой из названных групп права на уход в отставку (пункт 2 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"), поскольку занятие судьями, пребывающими в отставке, преподавательской, научной или иной творческой деятельностью ограничено не только в силу того, что не все они способны осуществлять данную активность, требующую особых личностных и профессиональных качеств, но и из-за отсутствия соответствующей оплачиваемой работы в месте их проживания.

Если законодатель, вводя обрисованную выше дифференциацию правового положения судей, пребывающих в отставке, преследовал, исходя из тех или иных соображений, цель побудить действующих судей воздержаться от ухода в отставку до того, как они обретут право на получение ежемесячного пожизненного содержания, то он избрал для достижения этой цели способ, конституционность которого вызывает сомнение. Дело в том, что человек, имеющий немалый судейский стаж, может вынужденно уйти в отставку до того, как выработает стаж не менее 20 лет либо достигнет возраста 55 (для женщин - 50) лет, по уважительным причинам (состояние здоровья, семейное положение и т.п.). Ставить такого человека перед выбором: либо занятие исключительно преподавательской, научной или иной творческой деятельностью (которой он во многих случаях не сможет заниматься по не зависящим от него причинам) и получение по прошествии необходимого времени ежемесячного пожизненного содержания, либо профессиональная деятельность иного рода и отказ в получении названного содержания - означает задевать неправовым образом его достоинство, подрывать его доверие, доверие иных судей, в том числе действующих, иных лиц к судебной системе страны, действиям государства.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, при осуществлении правового регулирования законодателю надлежит иметь в виду, что любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства (статья 19), в соответствии с которым такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. Данная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет силу и требовала применения в деле заявителя.

2. Заявитель после ухода в отставку с 24 июня 2002 года осуществлял адвокатскую деятельность. 15 июля 2010 года, непосредственно перед обращением в комиссию по назначению судьям ежемесячного пожизненного содержания, он был отчислен из членов коллегии по собственному желанию. Решением квалификационной коллегии судей Свердловской области от 27 апреля 2011 года, оставленным без изменения Верховным Судом Российской Федерации, отставка заявителя была прекращена в связи с несоблюдением им установленных для судей требований и ограничений в части запрета заниматься адвокатской деятельностью.

Запрет судьям, пребывающим в отставке, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой, в том числе запрет на занятие адвокатской деятельностью, предусмотрен пунктами 3 и 4 статьи 3, пунктом 6 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 25 декабря 2008 года N 274-ФЗ, вступившего в силу с 10 января 2009 года).

Запрет судьям, пребывающим в отставке, на занятие адвокатской деятельностью сам по себе вполне оправдан и не выходит за пределы правотворческих полномочий федерального законодателя, однако лишь при его ограничительном истолковании. Данный запрет конституционен, если он, не исключая для судьи, пребывающего в отставке, занятие адвокатской деятельностью, означает, что такой судья не может быть избран на должность судьи, на него не распространяются гарантии неприкосновенности, а обязательным условием получения им ежемесячного пожизненного содержания является, наряду с иными условиями, оставление адвокатской деятельности и утрата статуса адвоката.

3. Таким образом, оспоренные В.Н. Шаньшуровым законоположения, примененные судами в его деле, затрагивают его конституционные права, поэтому жалоба В.Н. Шаньшурова отвечает критерию допустимости (статья 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Отсутствуют и другие основания для отказа в принятии обращения к рассмотрению, в связи с чем жалобу заявителя следовало принять к рассмотрению (статьи 42 и 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Судья Конституционного Суда
Российской Федерации
А.Н.КОКОТОВ

Задайте вопрос юристу:
+7 (499) 703-46-71 - для жителей Москвы и Московской области
+7 (812) 309-95-68 - для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области